Волков Сергей

Скудность письменных сообщений и недостаток сколь-нибудь значимых специальных исследований данной темы заставляют прибегать к исторической ретроспективе, аналогиям и сопоставлениям. Созданная, в свое время, в угоду великодержавной идеологии, гипотеза проникновения славян в правобережье Нижней Оки, уже чуть ли не с X века, привела к выводу о том, что эта территория еще до ордынского нашествия была включена в состав русских земель, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тем не менее, эти выводы носят надуманный характер, и не соответствуют историческим реалиям сложившимся в регионе к XIII веку.Большинство видят причину гибели Ярополча Залесского в нашествии татар, ссылаясь на сведения, почерпнутые из летописей. Лаврентьевская летопись сообщает: «На зиму Татарове взяшаМордовьскую землю и Муром пожгоша, и по Клязмевоеваша, и град св. Богородица Гороховецьпожгоша, а сами идоша в станы своя».«И по Клязьме города пожогша». Вроде бы все правильно. Действительно Стародуб на Клязьме разрушили и Горохоаец сожгли и Бережец. Однако здесь есть одно «но». Стародуб на Клязьме был разрушен в 1238 году во время первого нашествия татаро- монгол. И после этого войско двинулось напрямую на Городец (на Волге). Ярополч Залесский остался в стороне. А вот Гороховец и Бережец были сожжены во время похода татаро монгол на Северо восточную Русь в 1239 году. Лаврентьевская летопись гласит:«Зимой большое войско под командованием Гуюк-хана, Менгу-хана, Кадана и Бури двинулось на север, в область Мордвы и Мурома. Во время этого похода монголо-татары подавили восстание мордовских племен, взяли и разрушили Муром, опустошили земли по Нижней Клязьме и дошли до Нижнего Новгорода».Монголы разграбили города, не пострадавшие во время компании 1237-38гг. Посмотрев на карту боевых действий, обратим внимание на то, что в обоих компаниях присутствуют города с одинаковым названием Стародуб (на Клязьме), Городец (на Волге) в первой, и Стародуб Воцкий и Городец Мещерский на Оке во второй. Не учитывая время и место события и уточняющее название, где город находится, исследователи посчитали Стародуб Воцкий за Стародуб на Клязьме,как один и тот же город из чего получилось, что татары после Гороховца пошли по Клязьме дальше и тут уж Ярополч Залесский и был разрушен. Но, увы. «Пожёгши Гороховец», они дальше не пошли, а как говорит летопись «вернулись в станы свои». Почему? Татары хорошо знали о том, что Стародуб в предыдущем походе 1238 г. был разорён, и там никакой поживы не ожидалось. А главным движителем войны всегда была нажива. Так зачем идти в Стародуб если ее там нет? Ярополч не был княжеским центром, небольшая крепость интереса для них не представляла. Поэтому они развернулись и ушли назад в степи. Так Ярополч снова остался вне их действий. По этому поводу интересно высказывание А.А. Тица - «Видимо, Ярополч в период сложения Русского государства не играл какой-либо значительной роли, так как летописцы не упоминают о небольшом городке на окраинах бывших Владимиро-Суздальких земель». Мария Седова тоже предполагает, что причина не упоминания Ярополча в списке сожжённых городов в том, что он остался в стороне от основного пути монгольских войск. И если это так, то вновь возникает вопрос отчего погиб и исчез с лица земли Ярополч Залесский? Ответ на этот вопрос дан в первой части повествования. Это была чума. Такова моя версия. Так что версия,что Стародуб-Воцкий прослеживается по1536 год уже далеко не верна,да если еще знать,что княжна Рязанская долгое время владела територией и землями Стародуба-Воцкого и только перед смертью завещала все ее земли брату князю Московскому….. Где-то здесь, недалеко от устья Сережи и находился город Стародуб Воцкий, местоположение которого до сих пор не выяснено. Кирьянов писал: «…старинная крепость Стародуб Воцкий прослеженная в летописях до 1536 года. Из этой крепости организовывалась пограничная служба на реке Сереже».[7] Все меняется со временем появления в цифре и в свободной информации древних источников. И уже 1238 год не предел -скоро доберемся и до Черниговских многочисленных княжат ,которые строили и обзывали свои крепости по подобию предков Черниговских -Стародубских….

Из сообщений русских летописей можно заключить, что в начале XIII века, в правобережье Нижней Оки развернулась ожесточенная борьба между вторгшимися сюда суздальскими, рязанскими и муромскими князьями, и местными мордовскими племенами возглавляемыми инязором Пургасом. Из летописей известно и принятое на Руси название этих земель – Пургасова волость.[1] В местной топонимике памятью о владениях Пургаса осталось название небольшой деревушки Пурка, расположенной на правом берегу Оки, немного выше Павлова. И не только,у Вачкасов большой популярностью пользуется озеро недалеко от реки Сережа с загадочным названием с далекого прошлого ПУРЕШЕВО. А не в честь ли того инязора или военного командуещего прошлого Пуреша обозвали это лесное озеро с плавующими островами? Это название служит топонимическим ориентиром, обозначающим северные рубежи Пургасовой волости. Также известен археологический памятник «Пургасово городище», в Темниковском районе Мордовии, очевидно обозначающий южные границы владений Пургаса.
Помимо этого находятся на територии Вачского района приселок Курмыш,деревня Курмыш и залив на реке Оке,недалеко от села Чулково Курмышский затон. Я уж не говорю про хиленькую деревеньку Застава на высоком берегу Перемиловых гор у реки Оки и села Мещеры на старой Муромской дороге. Ох ,сколько версий из загадочных малопонятных строчек из далекого прошлого,чудом дошедших до нас. Кромешная тьма прошлого у Руси к соседним территориям ,как будто пришли на земли без городов,селений и освоили пустующие земли. Да мочили нещадно княжества Руси вторгавшиеся на соседние земли и расширявшие свои владения.
Противостояние Пургаса и русских князей было в 30-х годах XIII века, прервано вторжением степняков, коренным образом изменившим ситуацию в регионе. В результате нашествия данный регион вошел в состав образовавшейся в середине XIII века Золотой Орды, а его жители стали данниками золотоордынских властителей. Преобладающим этносом, к тому же имевшим в начале XIII века зачатки государственности (Пургасова волость), здесь были мордва эрзя. Собственно от них территория междуречья Сережи, Оки и Мокши и получила в русских летописях и документах, в числе других, название «мордовская земля», «мордовские места», или «Арзян». Из сообщения летописи от 1239 года «На зиму взяша татарове мордовскую землю и Муром пожгоша»,[3] можно заключить что упоминание «мордовской земли» и Мурома в одной связке свидетельствует об их соседстве. Действительно, несмотря на то, что на всех современных исторических картах к средневековому Муромскому княжеству прирезается солидный кусок правобережья Оки, следует полагать, что это не более чем дань упомянутой выше гипотезе. Муром, находившийся на левом берегу Оки, был пограничным городом русских земель и мордовских владений, независимость которых мордва отстаивала вплоть до самого вторжения ордынцев. Река Ока служила естественной границей между этими владельцами После покорения мордовских племен, и вплоть до самого конца XIII века, регион служил степнякам как буфер между древнерусскими княжествами и народившейся империей, и использовался ими как плацдарм для дальнейших атак. В 1288 году «князь Елортай ординский… воева Муром… и много зла сотвориша». В 1293 году «князь Андрей Александрович… приведе с собой рать татарскую Кавадая и Алчедая и прииде с ними к Мурому… Муром пуст сотвориша… все пусто сотвориша и пограбиша, и в полон ведоша мужи, и жены и дети».[1] Из этих и других сообщений видно, что степняки неоднократно атаковали окраинные муромские земли. Но, разумеется, подвергнуть Муром атаке ордынцы могли только с противоположного берега, с территории изучаемого региона, приходя сюда из степи. После ордынского завоевания юго-запад будущей Нижегородской области был включен в административную систему Золотой Орды в качестве территории относящейся к одному из улусов. Ныне невозможно точно установить к какому именно улусу относилась территория южной части Нижегородской области, и разные ученые по-разному трактуют эту принадлежность. В. Л. Егоров в своей «Географии Золотой Орды» отмечает что: «Северные земли (Золотой Орды авт.) включали южную часть современной Нижегородской области». Также он допускает, что и междуречье Оки, Суры и Волги, входило в зону влияния Золотой Орды. Мордовское население, по мнению ученого, на протяжении всей истории Золотой Орды находилось под полным политическим влиянием и контролем ордынцев. Мордовские феодалы постоянно выступали в союзе с кочевниками, принимая участие в крупных военных акциях против Руси.[2]

На мордовских землях ордынскими правителями был создан улус Мохши, названный так, как сами кочевники называли мордву (мокша, мукша). В русских летописях этот улус назывался еще страной Наручадь (Наручацкой страной). По мнению Г.Н. Белорыбкина, значительная часть нынешней Нижегородской области, начиная от линии Навашино-Кулебаки-Арзамас, входила в улус Мохши.[3] Таким образом, улус Мохши простирался от водораздела Сережи и Теши на севере, до верховий Суры на юге. Существует и другая точка зрения, согласно которой на северо-западных рубежах Золотой Орды, на территориях примыкающих к правому берегу Средней и Нижней Оки, на землях так называемой Восточной Мещеры, завоевателями был основан Мещерский улус. По мнению нижегородских ученых В.П. Макарихина и Р.Ж. Баязитова юго-запад Нижегородской области, вместе с восточной частью современной Рязанской области и западной Мордовией, входили в состав историко-географической области Восточная Мещера, образовав в составе Золотой Орды отдельный Мещерский улус (юрт).[5] Другой исследователь, Д.З. Хайретдинов, полагает, что Мещерский улус возник в конце XIII века, в результате междоусобной войны между правителем Орды Тохтой и темником Ногаем. Тогда, из-за кровавой распри часть золотоордынской знати, во главе с Бахметом Ширинским перекочевала в междуречье Теши и Мокши, и захватив город Сараклыч (Саров) основали здесь отдельный Мещерский улус. Существование Мещерского улуса подтверждается тем, что впоследствии указанные территории всегда выделялись в отдельную историко-административную единицу, уже и в составе Русских княжеств, называясь, в разное время своего существования то «Мещерские места», то «Мещера с волостями», в том числе и мордва Вацкая а может и город-крепость древности Стародуб -Воцкий,зачем же его разрушать или жечь это укрепление,когда он и так их вновь стал, и, в конце концов «Мещерский уезд». Например, исследователь русского средневековья А.А. Зимин, в своих трудах без сомнений допускал существование отдельного от Рязани феодального образования в Мещере. Говоря о Муроме и о Рязанском княжестве 1425-1462 годов, ученый писал, что на востоке они граничили с Мещерским краем, не входившим в состав Руси.[1]

На основании всего вышесказанного, можно сделать вывод, что юго-западная часть Нижегородской области, представлявшая собой северную окраину Мещеры, была, в XIII - начале XIV вв., частью золотоордынского улуса Мохши. По мнению ряда исследователей, здесь был создан один из центров золотоордынского баскачества, куда стекалась дань с покоренной Руси.[2] Впоследствии, эта территория вошла в состав выделившегося Мещерского юрта. Ввиду отсутствия документов могущих подтвердить или опровергнуть данную версию, за подтверждением этого тезиса следует обратиться к «письменности земли» - топонимике. На древней границе мещерских земель безусловно должны остаться топонимы отмечавшие эту границу. И они там есть. Так жалованная грамота 1565 года, данная Спасо-Ефимьевскому монастырю гласит: «Дано в Березополье деревню Мещерская поросль на реке Оке, на устье Мещерской заводи, что было в поместье за князем Андреем Михайловичем сыном Горбатова».[3] Позднее эта деревня стала городом Горбатовым, – уездным центром Нижегородской губернии. Но до сих пор остров на Оке, напротив Горбатова называется Мещерским, а в двадцати километрах к востоку от города стоит деревня Мещеры. Эти топонимы указывают, что здесь проходили северные рубежи Мещеры в начале XIV века. Итак, анализ расположения древних топонимов позволяет сделать вывод, что в начале XIV века в устье реки Кишмы пролегла граница между землями Мещерского улуса и набиравшим тогда силу Нижегородским княжеством. Затем, в середине XIV века, великий князь Константин Васильевич присоединил к нижегородскому княжеству Березополье, вытеснив оттуда мордву. «И повеле русским людем селитися по Оке и по Волге и по Кудьме реком и на мордовских селищах, где кто похощет».[5] Великий князь вышел к рекам Сережа и Кутра, тогда и появилась на берегу Марцы деревушка Мещера. Сложилась новая граница между нижегородскими землями и Мещерским улусом. Да, а сколько еще впереди будет осад,набегов.. И в Нижегородское княжение входил все же Стародуб-Воцкий с его огромной територией.Это видно по следующей записи в иследовании: В Нижегородское княжение входили земли в Бережце на Клязьме, Стародубе Вотском, в Присурском районе Курмыша, в Киши в Запьянье, междуречье Пьяны, Сережи и Вада. В 60-е годы XIV в. нижегородцы осваивали также заалаторские земли на Сару, засурские земли на Алгаше и Вятский край в Заволжье. О том, где проходила эта граница можно судить по сообщению из работ краеведа И.А. Кирьянова. «Население южной части современного Сосновского района до сих пор показывает древнюю военную дорогу с остатками дубовых гатей через болота, которая шла вдоль правого берега р. Сережи и называется «грошак».Может это и та дорога или сакма ,что шла от реки Ока со Стародубовоцкого перевоза Козьмодемьянского погоста в сторону реки Сережа. Ну любили ордынцы хорошие дороги в княжества Руси для сбора дани,для размещения по территориям численников ,для доклада своим ханам и воеводам ,Здесь же в с. Виткулове и соседних селениях старики рассказывают о бывших военных постах, которые извещали друг друга и население о появлении противника с помощью зажженных пучков соломы устанавливавшихся на шестах». Кирьянов писал: «…старинная крепость Стародуб Воцкий прослеженная в летописях до 1536 года. Из этой крепости организовывалась пограничная служба на реке Сереже».Когда Кирьянов писал,может это и было так,но все больше открывается материалов в цифре доступной всем. И уже известно ,что в конце 13 века князь передавал своей княжне,она по женской линии снохе и даже дочери,которую сосватали в Рязанское княжество и только в конце 14 века вдовая княжна передала все Рязанские земли и Стародуб-Воцкий и все что к нему потягло с селами и деревнями и уделом Муромского княжества ,в который не совались князья со своими поборами,согласно предыдущих завещаний ,- все завещала своему брату, Великому князю Московскому.На этом независимое княжество Рязанское заканчивается. Крепость Стародуб-Воцкий с Вацкой мордвой и со всем уделом благополучно вернулась к Московскому князю. А если деревня Городищи выросшая на месте крепости влилась в районный цент Вача,то и первое упоминание приселка сдвигается на века по моим понятиям…. Из этой записи нас интересует только Стародуб Воцкий, потому что он упомянут после Мурома. В 1462 г. в духовной грамоте-завещании великого князя Василия Темного говорится: « а что мне дала Анна Васильевна жена Ивановича села свои Муромские и в Воцком Стародубе… то даю своей княгине…».Княжна Анна Васильевна после смерти Ивановича отдала двух малолетних детей на воспитание в Москву своему брату князю московскому а сама стала с успехом править своим независимым Рязанским княжеством осваивая и расширяя "украины" своего княжества и только завещала его своему брату-князю.

Вхождение междуречья Сережи, Теши, Оки и Мокши в золотоордынский улус повлияло на этнический состав населения региона. В Восточной Мещере проходили активные миграционные процессы, о которых казанский ученый Е. Казаков сказал: «Мещерский регион являлся контактной зоной для финноязычного, славянского и тюркоязычного населения а также зоной конфронтации Руси, Волжской Булгарии и кочевников степи. Все они силой оружия и идеологического воздействия стремились расширить свое влияние, что усилило миграционные и ассимиляционные процессы».[1] О национальном составе населения Мещеры говорится в одном из московско-рязанских договоров «…бесерменин, или моръдвин, или мачяринъ, черные люди которые ясак царевичу дают…».[2]Кроме них, в разных источниках здесь отмечались также марийцы и буртасы. Подвластное мещерским владетелям население состояло из мусульман («бесермен»), язычников финно-угров, буртасов и мачар-мажар, предков татар мишарей. Основным занятием податного населения были добыча пушного зверя и собирание меда диких пчел (бортничество). Меха и мед были стратегическим товаром, и это делало регион значимым центром в хозяйственно-экономической жизни средневековой Восточной Европы, привлекавшим к себе завоевателей. Междоусобицы, начавшиеся в степной империи в XIV веке, привели к тому, что на землях населенных аборигенами стали оседать золотоордынские феодалы, которые приходили на жительство со своими семьями и родами. Кроме того и мордовская феодальная верхушка стала вливаться в военную элиту империи. Из-за этого, уже в XIV веке территории Восточной Мещеры помимо всего, стали называться в русском документообороте не только «мордовской землей», «мордовскими местами», но и вместе с тем, «татарскими местами». Впервые подобный термин («мордовские и татарские места») встречается в договоре Дмитрия Донского и Олега Рязанского, в 1381 году,[3]после чего упоминается постоянно. Тюркские и мордовские князьки - мурзы, владевшие землями населенными мордвой, получили на Руси прозвание «мордовские татары» («мордовские князья»,Вацкая мордва, «мещерские князья»). Эти термины не выходили из обихода вплоть до XVII века. Воспользовавшись неурядицами в Золотой Орде, русские князья начали свое проникновение в Мещеру. Рюриковичи стали где-то захватывать, а где-то покупать некоторые мещерские земли у золотоордынских ставленников. В.А. Кучкин говорит о первом таком факте покупки уже в первой четверти XIV века.[4] Тогда вероятно были приобретены мещерские земли левобережья Оки. Практику покупки золотоордынских владений продолжил сын Дмитрия Донского, московский великий князь Василий I. В 1393 году «ходи великый князь Василей Дмитряевич другыя в Орду ко царю, и дал ему царь Новгородское княжение, Нижний Новгород и Муром и Мещеру и Тарусу».[5] Здесь уже можно говорить о выходе москвичей в Восточную Мещеру. Впрочем, неустойчивость центральной ордынской власти позволила и рязанским рюриковичам расширять свои владения в Восточной Мещере. Противостояние московских и рязанских князей в Мещере, и дележка «мордовских и татарских мест» зафиксированы в московско-рязанских «докончаниях» XIV-XV веков.[6] Однако следует полагать, что не вся территория Восточной Мещеры перешла в 1393 году под юрисдикцию Москвы. В договоре от 1434 года между московским князем Юрием Дмитриевичем и рязанским князем Иваном Федоровичем говорится о мещерских князьях, по-видимому оставшихся независимыми. «А князи мещерские не имут тобе, великому князю, правити (подчиняться авт.), и мне их не примати, ни в вотчине ми своеи не держати, ни моим бояром, а добывати ми их тобе без хитрости, по тому целованью».[Вот так вот ,удельное княжество и крепость Стародуба-Воцкого не имут тебе как и мне,так что не суемся туда оба в Вацкую мордву и прилегающую округу . Вот она в чем собака зарыта. Может и сведений об этом так мало. Формально были под властью- а в дела ни ни не лезть. Так что отпущены на вольные хлеба и милость ордынцев -соседий и многочисленных сборщиков даней тут рядом из крепости в Саконах,Ардатове…Во времена Екатерининские подобные мысли "о сдаче" считались греховными и замалчивались намертво. Однако истина состоит в том, что татаро-монголы были рачительными хозяевами и не стали разрушать и жечь сдавшиеся селения и уничтожать их князей. Все они поступили в Ордынское подданство, для чего были оставлены, помимо князей, - Баскаки и прочие татарские управители, чему подтверждение свидетельство тех времен:

"Башафов (Баскаков), или наместников своих, они ставят в земле тех, кому позволяют вернуться (на княжество); как вождям, так и другим подобает повиноваться их мановению…"
/ Плано Карпини "История Монгалов", стр.34./

Поэтому занятие великокняжеского стола Ярославом Всеволодовичем, надо полагать, происходило совсем по иному сценарию. Ни в одном из российских источников не приводится сам процесс занятия стола. Обычная мифология: пришел, увидел, победил. В древнем ходе событий необходимо очистить семена от плевел.
Покорив народ и завоевав Владимиро-Суздальское княжество, татаро-монголы, естественно, не бросили свои завоевания на произвол судьбы. Иначе, какой смысл было их покорять? Вне сомнения, Хан Батый после отвода войск с Ростово-Суздальской земли оставил на ней своих управителей.
Тем более мы должны помнить, и профессор Л.Н.Гумилев подтверждает, что часть селений Суздальской земли добровольно покорились Хану Батыю. А, сдавшись на милость победителей, они остались целыми и невредимыми. И не вызывает сомнения, что среди сдавшихся и покорившихся татаро-монголам был и князь Ярослав Всеволодович, сидевший в одном из уделов. Мы не знаем какими поступками и действиями Ярослав Всеволодович завоевал признательность и доверие Хана Батыя. Но то, что он сдался на милость Хана, не поднимал против него оружия, и не убегал от нашествия - вне сомнений. Иначе ни о каком великокняжеском столе ему бы и мечтать не пришлось.
А сдавшись Хану во время военных действий, завоевать его доверие можно было только оказав татаро-монгольскому завоевателю серьезную услугу в деле покорения еще не захваченных селений, то ли советами, то ли своим мечом. Иного - не дано.
Без личного знакомства, не убедившись в преданности князя Ярослава, Батый не мог допустить даже к ограниченной подконтрольной власти неведомо откуда взявшегося человека. Главное, у Хана Батыя в этом не было ни малейшей надобности. Он ведь никуда не торопился. Никто серьезно его не огорчал в земле Ростово-Суздальской. Об этом тоже необходимо помнить.
Потому историческая побасенка типа: пришел, увидел, победил, а в данном случае - приехал из Киева, самовольно занял великокняжеский стол, стал править - рассчитана на несведущих.
Законы Империи Чингисхана подобных вольностей не допускали. Сразу же, после завоевания Владимиро-Суздальского княжества, Хан произвел поголовную перепись всего населения. Что лишний раз свидетельствует о четком государственном построении Империи.
Такова история получения Ярославом Всеволодовичем Владимирского великокняжеского стола.
Но в истории с получением "ярлыка" на великокняжеский стол князем Ярославом имеется еще один секрет. Можно назвать тот секрет - явлением откровенного замалчивания. Речь идет вот о чем. Хан Батый, действуя в пределах обычаев и законов своей Родины, даже вполне доверяя вновь назначенному на стол князю Ярославу, не мог полагаться только на его слова.
Князь Ярослав, впервые получая "ярлык" на великое княжение, должен был оставить "в залог" у Хана своего старшего сына-наследника. Российские историки об этом умалчивают, а если и говорят, то мимоходом.
Кстати, побывавший в 1246-1247 годах в татаро-монгольской империи Плано Карпини, посол Папы Римского, именно этот факт и засвидетельствовал.

"У Батыя мы нашли сына князя Ярослава…".
/ Плано Карпини "История Монгалов", стр.61./
.

[1..2]

Волков Сергей x0



Основная часть позади -пенсионер



Друзья


Найти друзей