Волков Сергей

Был когда то город в Нижегородской обл в Стародубовоцком стане Муромского княжества Стародуб Воцкий.Имел ли он свою крепость? Какая судьба его постигла? И современная НА-На технология не помогает.Не нашли его следов,как и древнего большака с переправой через реку Оку…Кто не помнит прошлого-не увидит будущего! Это свидетельствует о земляных работах, которые проводились вокруг крепости. Об этом можно судить по записи Никсоновской летописи под 1536 года, где говорится о том, что: «В то же время поставлен град Стародуб на старом месте земляной и делали 10 апреля по 20 июля».

В 1523 году крепость была укреплена после неудачной осады Новгорода Нижнего войском Крымского ставленника в Казани Саиб-Гирея «повоевавшие около Нижнего Новгорода Березополье и до Клина и взявшее полону множество…» А разве это ни о чем не говорит.Поставлен град Стародуб на старом месте..Значит по новому ставили крепость,земляные укрепления. А крепость была в округе одна -только в Городищах.Омываемой с трех сторон речкой Вачкой и Кутрой от Казакова.А когда то и казаково нарекалось Никольским,по одноименной церкви,не далеко от Старой Муромской дороги.Ох,сколько вопросов? Куда делись следы деревни у пристани Жайск? Это сейчас там проходит фарватер реки Оки,оставив озера и протоки на старом русле"Старице".Край непуганных птиц,озер заливных и бездорожья.Словом-необжитый край……Как сложилась судьба Стародуба Воцкого мы не знаем. В некоторых русских летописях, в частности, в Воскресенской, имеется список городов Руси, озаглавленный «А се имена градом русским дальним и ближним». Там имеется такая запись: ….Муром на реке Оке, Стародуб Воцкий, другой Стародуб на Клязьме, Ерополчь, Гороховец, Новгород Нижний ….. .

Из этой записи нас интересует только Стародуб Воцкий, потому что он упомянут после Мурома. В 1462 г. в духовной грамоте-завещании великого князя Василия Темного говорится: « а что мне дала Анна Васильевна жена Ивановича села свои Муромские и в Воцком Стародубе… то даю своей княгине…».Княжна Анна Васильевна после смерти Ивановича отдала двух малолетних детей на воспитание в Москву своему брату князю московскому а сама стала с успехом править своим независимым Рязанским княжеством осваивая и расширяя "украины" своего княжества и только завещала его своему брату-князю. Так что могли затеряться и уцелеть сведения где нибудь в Рязанско-Муромском княжестве,Касимовском царстве и других соседних царств ,с которыми пыталась поддерживать мирные отношения княжна ..Для нас особенно важно деление волостей между сыновьями Ярослава I. Оно надолго определило дальнейшее развитие отдельных частей древней России. Святослав Ярославич получил на свою долю Черниговский удел. К этому уделу кроме Северской земли причислялась долина Оки и Тмутраканское княжество, точно также как к переяславскому уделу Всеволода принадлежало почти все верхнее Поволжье. Существование такого деления подтверждается событиями восточной Руси во второй половине XI в. и особенно Любецким съездом, на котором все течение Оки навсегда укреплено за родом Святослава Ярославича. Подобная обширность владений, сосредоточенных в руках одного рода, нисколько не смущала остальных князей. Вся эта лесная глушь имела в их глазах очень мало цены; самые Святославичи, как увидим, долго не могут помириться с угрюмою природою своих уделов, и обнаруживают стремление к заветному ПриднепровьюВот мы ищем ,где был Оброку платят в приказ Казанского дворца по 2 руб. 16 алтын 4 деньги, сена 50 копен; да на том же Погосте кабак да под Погостом перевоз».
12:34
И это в 1628-30 гг Космодемьянский погост Стародубья платит мзду Казанской губернии,значит и не подчиняется Нижегородской,а населенный пункт с погостом -это главный на округу и вся местная власть в погостах находилась Пока я знаю четыре погоста на територии Вачского района .Еще Липовицкий,Озяблицкий,и Кубовский…Вот к ним и вели дороги И следы могут находится в Казани на непонятном нам письменности…если не утрачены.. перевоз.а дороги все вели к погостам и к вышестоящей администрации;-

25.09
20:19

с Вача в записках В Г Короленко

Узнал я про своего деда ,бабку когда женился ,кто свидетели,как звали родителей,сестер,братьев и мне стало интересно ,как жилось тогда в селе Вача век с хвостиком назад,в ту давность. Задолго до моего рождения ни дедок ни бабок уже не было…Вот сохранились фото обоих дедов,а фото бабок может и не было ни когда в жизни… И так 1900 году…


Так вот 31 января в Вачской церкви венчался сын Дмитрия Дмитриевича Кондратова - Алексей со своей супругой.Алексей вообще величина в истории Вачи и России,Как нибудь опишу. а 2 февраля 1900 года венчался твой дед. Описываю как написано в метрике: сын крестьянина Иоанна Федоровича Зайчикова - Николай Иоанович 20 лет,православный первым браком и дочь крестьянина Гаврилы Григорьевича Пудова - Параскева Гавриловна Пудова 22 лет первым браком.- венчались. Свидетелей напишу потом и кто венчал ,спешу.. Вот это твои бабушка и дед.






священник Дмитрий Поспелов,дьякон Иоанн лебедев,псаломщик федор успенский. Свидетели у жениха: Новосельской волости ,села Вачи крестьяне (1.имя трудно разобрать похож на )Иоанн. Федорович и Василий Павлович Зайчиковы, по невесте свидетели:той же волости и села крестьяне :Алексей Никифорович Бородин и Григорий Петрович Миханов.
22:57
Священник Дмитрий Поспелов жил от старого памятника напротив клуба в первом доме.в наше время в этом доме жила его дочь Софья,ее еще звали "просвиркой." Про лебедева не помню,а вот Успенский был в 30-х годах репрессирован,арестован,сослан и видимо умер или расстрелян-забыла нужно в репрессированых посмотреть.










И вот после долгих поисков совсем случайно я наткнулся на дневник Короленко на просторах интернета,когда он приезжал на отдых,исправление своих Павловских очерков в очередной раз к друзьям Кондратовым в село Вача.Да это был когда то давным давно приселком древнего ,загадочного ,потерянного за давностью веков города -крепости Стародуба Воцкого и на пепелище которого со временем возникла деревенька Городищи.




Дневник (1895–1898)

1 Дневник 1895 г. начат в тетради 1894 года, на переплете которой имеется надпись рукою автора: "Год 1894 (и начало 1895)". Записи 1895 года занимают только 4 страницы в конце этой тетради. См. описание рукописи в статье От Редакц. Комиссии (1).
Много интересного из прошлого можно прочесть,но меня интересует только село Вача того времени Вача, село Владимир. губ. Муромского уезда, известное своим ножевым производством. Павлово, кустарное село Нижегород. губ. Горбатовского уезда, жители которого занимались выделыванием замков и ножей. В. Г. был в Павлове уже несколько раз: в июне и декабре 1889 г. и в апреле и сентябре 1890 г. В результате этих поездок явились "Павловские очерки" ("Русск. Мысль" 1890 г., кн. 9–11), в которых изображен быт рабочих-кустарей и нарисована картина "скупки", т. е. сбыта кустарями своих изделий оптовым торговцам – "скупщикам" (см. т. XIV наст. изд.). Настоящая поездка сюда В. Г. имела целью отдых и восстановление здоровья, расстроенного острой бессонницей.
В Ваче рано утром.
Ночная поездка. Часовенка на выезде,– занесенная снегом,– за ней влажный ветер, темное поле и пятна кустарника. Мглистое небо – и сыроватая изморозь, залепляющая бороду, лицо, шапку. Я с наслаждением подставлял лицо на встречу изморози и ночному ветру,– в голове под звон колокольчика вставали сумрачными вереницами то грустные, то как-то томительно приятные воспоминания из прошлого. Засиделся я, залежался! Хочется отряхнуться, сбросить будни, еще пожить, побороться, поработать, забыть себя, забыть скрипучие ноты собственного существования – за бодрой работой для того, о чем мечтал в старину. Яснее, ближе хочется почувствовать это.
Убогая деревнюшка,– Щапочево,– на рассвете, обледенелый колодец, как будто озябшие фигуры девок пришли по воду. Все напоминает старое,– ссылку в Починки {Березовские Починки, Вятской губ.,– место ссылки В. Г. в 1879 г.; см. "Ист. М. Современника" т. III.}. Так-же выступают в сумраке полосы лесов по склонам, так-же чернеют пятна избушек и та-же любовь встает в сердце к этим "дрожащим огонькам убогих деревень". Оживаю, кажется. А надо, надо!

17 января



Прогулка в Козакове – Петр Вас. излагает свои взгляды на деревню, на землю, на жизнь мастеровых. Он – кучер Кондратовых {Братья С. Д. и А. Д. Кондратовы, местные фабриканты, знакомые В. Г., гостеприимством которых он пользовался во время своего пребывания в Ваче.}, но у него в Вязниковском уезде – земля и дом. Дом стал холоден, надо перестраивать, взял жену и детей на зиму в Вачу, но находит, что здесь детей держать нельзя: чего они в жизнь не слыхали, здесь работники лаголют. Вообще-же держится за землю, потому что та жизнь порядочная, хочет дочерей выдать за крестьян. "Мастеровые – посмотрите: народ тощой, исхудалый. Вот пошли после свистка домой, пройдите мимо окон, посмотрите – за столом он сидит, на столе у него самовар, да черный хлеб, это вместо ужину. Ну, в нашем месте у крестьянина все таки щи, а то и без говядинки не садится. А крестьянину чего надо? Здесь говорят: за такого-то можно выдать, у него корова есть. А у нас что такое одна корова? Ну, конечно, мастерство,– да что! Заработает и пропьет. Нет, надо девочек в крестьянстве держать, а то не обучатся крестьянской работе,– никто не возьмет: скажут, они дурочки или ленивые".
Одним словом, П. В. не хочет потерять "среду", а к среде мастеровых относится с презрением.– Помилуйте, есть – на гроб тесу просят, а то и холста на саван Елена Митревна уделяет. Это уж, как самый бедный житель за стыд почтет. А здесь это найдено.
В стороне, нахлобученная снегом – виднеется деревенька,– Попышевка.
– Вот здесь, в деревне, 40 вдов, – говорит Петр Вас. – Личильщики {Полировщики ножей.} они, мало живут, лет 30-ти уж он помирает. Вдова, она и пашет, она и косит. Плохое житье.
– А всех дворов сколько?
– Малая деревня, которые с хозяевами тех меньше, а вдов-то больше. Мужикам (смеется он) роздолье. Жена да вдова, а то еще жена да две вдовы!
С. Д. и А. Д. Кондратовы сомневаются, чтобы вдов было в Попышевке так много, но доктор подтверждает (думает, что больше). Но зато оба Кондратовы указывают на Лобково и Санницы, где это же явление еще сильнее. Там есть конные приводы для лички,– эти домашние заведения – нечто просто ужасное.
Еще к характеристике мастеровых и крестьян. "У нас носят одежи, конечно, иначе: у нас шубу носят овчиную, голую, а мастеровые, хоть скажем на 15 коп. аршин, а уж чем ни-то покроют. Покрой имеют суконной. А по нашему-то хуже, потому что шобонья-те у него оборвутся, так и ходит. Сукно у нас тоже домашнее, тканное, крепко, у них опять тонко да гнило.



18 января

С утра поехали на охоту, в лес за село Мещёры. С нами регент, он-же конторщик на фабрике, Ник. Алексеевич Заварыкин и Фед. Алексеев. Один – длинный, сутулый, в очках, охотник плохой – но берет усердием; ходит, сугорбясь, высматривает и наконец – иной раз наткнется на зайчишку. Раз убил лису летом,– а раз через него перескочил заяц. Любит рассказывать охотничьи анекдоты. Выражается картинно и образно: "Озеро есть Култун, тут заводи, на заводях чирочки… Подхожу к озеру, оглянулся: один. А озеро сильное,– на заре птицы сила! Ну, думаю, этот раз один зорю возьму". Или: "ночь-то месячная, светлая, а облачка идут все таки, заволакивает"…
Лесишко жидкий – а все таки остатки муромских. Нечисть повывелась. "По ту сторону, – говорит Гронов (лесник),– народ живет пронзительный (мастеровой) – тюрьма-народ (боец). А в лесу – народ темной, тихой народ, смирной "старую державу держат".
Утром ходили в училище Кондратовых. Два учителя, молодые, еще очень рьяные на дело. Уроки идут отлично, задачи решаются очень толково и довольно быстро.
Днем поехали в Городище. Там живет мастеровой Никитин, человек умственный, самоучка, химик и механик. Своими средствами добился способа никелировки и теперь в крестьянской избе стоят элементы. Провел из "половни" (амбара) телефон к себе в дом, а когда-то сделал даже крылья и хотел лететь, да… брякнулся с забора. Его не застали, баба говорит, что он слышал "про гостя у Кондратовых". Как бы, говорит, мне его повидать?
Затем были у мелкого фабрикантика Андр. Мих. Сидорова. У него личильное заведение, с керосиновым двигателем. Каменное здание под горой, с тесовой крышей. "Надо бы еще соломой". Темный вход, керосиновый двигатель присвистывает, сопит, фыркает. Николаевский солдат с выцветшими волосами и глазами пускает его при нас в ход: и дует, и толкает точно ленивую старую кобылу, не желающую идти. "Дело наше хилое",– говорит мелкий фабрикантик, а когда-то его отец держал всю деревню в ежовых кулаческих рукавицах.



21 января

Чувствовал себя очень нехорошо после почти бессонной ночи. Накануне долго засиделся с пришедшими учителями. Говорили о некотором умственном брожении, которое вносит в деревню книга. Есть рьяные читатели, свежий восприимчивый мужицкий мозг начинает жадно поглощать умственную пищу. Являются "увлечения" и очень интересные типы. Один ревностно изучает астрономию. Другой – "буддист". Прочитал "Свет Азии" {Поэма Арнольда, посвященная жизни и учению Будды.}, стал много толковать о Будде, потом нарядился в белое, взял посох и побрел куда-то. Бродил неизвестно где, но раз в метель, полузамерзший постучался в крайней избе соседней деревушки. – Кто? – Брат твой. – Был в таком виде в Муроме, был в Нижнем, его стали звать Буддой, так эта кличка за ним и осталась, хотя теперь он опять заурядный мужик, остепенившийся и живущий "хорошо" (его дочь – лучшая ученица в школе). – Есть целый кружок читателей, много спорящих о загробной жизни и пр. Раз двое выпивших философов разбудили учителя ночью:– скажи, будет-ли когда "мерзость запустения" или это так? – Часто, наглотавшись книг, возбуждающих тревожные вопросы, приходят: "Дай чего нибудь, что может меня успокоить. Дай (трет грудь рукой, волнуется)". Учитель опытом узнал, что их успокаивают книги, заключающие положительные сведения о мире, людях, явлениях природы. "Первобытные люди" (Бернье), сведения по астрономии и космографии (Фламарион – вызывает наоборот брожение умов, наивную веру к своим фантазиям и тревожные вопросы).
Есть здесь настоящий мужицкий нигилист и скептик, Ив. Матв. Это бывший начотчик, религиозный фанатик, устраивавший в горе пещеру и молившийся в ней. Потом усумнился (слишком много терся с попами). Теперь стар "в могиле 1 1/2 ноги", но насмехается и над смертью и над Богом. Говорит старчески, захлебываясь, со слезами… – Куда идешь Ив. Матв.? – А вот… кажись в силоамской-те купели Гришка-целовальник уже воду возмутил, иду туда, авось исцелею. И действительно, после стакана водки исцелевает, глаза видят и льются острые речи. А на следующий день опять, как из церкви, так с 8 коп. (от попа) в кабак.
– Куда?
– А вот сказывают стакан тут вот где-то прошел, я за ним, за стаканом.
– О чем думаешь, Ив. Матвеев?
– А вот о смерти и о будущей жизни.
– Ну что-же?
– Да что? Говорят, праведники все будут созерцать и славословить. Я и думаю: не скучно-ли будет. День поглядишь в лик-те, два поглядишь, а все глядеть – пожалуй и надоест {О том-же скептике см. далее запись под 1 февр. Кроме того в архиве В. Г. имеется набросок (на листках вынутых из другой записной книжки), озаглавленный "Деревенский скептик" и посвященный тому-же лицу. Набросок этот печатается в ряду других мелких отрывков в т. XXIII наст. изд.}…





В тот же день ездили в Сурское, по кузнецам (ковалям). Выехали вечером. Над белыми полями тянула поземка,– легкая изморозь с полевым снегом. Кругом бело: небо, поле, горизонт – ничего нельзя было разобрать, все стояло белой стеной. Лошадь то и дело теряла дорогу и проваливалась, то и дело кучер бродил кругом, нащупывая потерянную дорогу,– и казался мне то вешкой, то мельницей. Потом вверху небо прояснело,– вызвездило, но сквозь мерзлый туман звезды казались какими-то странными – большими, как бы расплывшимися в тумане или как бы зажигавшими туман. Небо с этими большими огнями казалось необычным,– а внизу все так-же ничего не видно. Заезжали к Андр. Мих.
Под горой (под узгорьем?) – низенькие кузницы. Окна то светят тускло, то освещаются огнями горнов. Заходим в первую. Бойкий коваль один кует ножи. Он считается одним из лучших ковалей, может сработать до 10 дюжин в день; по 28–26 коп. дюжина. – Да еще сталь и огнь мои (т. е. сталь и уголь). Остается коп. 12. Рабочий день – с 1 часу, 2-х, много 3-х ночи. "Когда уже проспишь – в два-те выдешь". Часов в 8–9 завтрак, часа в 2 [обед], на обед уходит 1/2 часа. Кончают часов в 8–9. Значит часов 15–16 1/2 чистой работы. "Домой придешь,– ноги-те укладываются, а голова уж спит". На утро-то едва подымешься.
Заработок средний рубля 4 в неделю.
– А то и более, – говорит коваль с оживляющимися глазами. Вот сорт ковал (показывает нож с железной ручкой). За него 26 коп., а он спорай. Рупь 35 коп. за день в карман кладешь (он смотрит на меня, как смотрел-бы биржевик, выигравший вдруг случайно на бирже огромную сумму). Да требы-те мало.
Работает на мелких местных скупщиков (Тартыжов). Здесь – в полном ходу мелкое кулачество. Тартыжов – совсем не богатый человек, имеет р. 500. "Всплеснулось ему в голову" – скупать по 23 коп. сков. ножи, продавать в Павлове по 25. Пошло дело, потом уже стал ковалям свою сталь давать, а наконец того впоследствии уже времени и лавку для забору открыл. Приходится рассчитываться. – Тебе на что деньги? – Да вот муки пшеничной. – Есть у меня мука пшеничная. – Даже до того – и ситцы есть,– что хочешь все есть у него. Вот и пьем чаек по 2 р. Иной раз лучше бы кажется травы какой заварил,– а 2 рубля. Мука пшеничная 1 р. 10, а у него 1 р. 50 и 1 р. 60 коп. Что станешь делать? А не согласен – ему не надо ножей, куда хочешь. А куда с ними?
Сам этот коваль – зажиточнее Тартыжова. Ему тоже всплеснуло было в голову заняться тем-же, но "не выходит продажа-те у него. На это опять свой талант в голове надо иметь". И вот у человека с талантом в голове идет самая примитивная наивнейшая эксплоатация, клонящаяся к тому, чтобы из 4 рублей недельного заработка коваля,– сделать 3 или 2.
Мы переходили из кузницы в кузницу, взбираясь на сугробы, скользя и падая, проходя мимо таких-же кузниц, в которых из за неплотно закрытых дверей несся в темноту стук молотков по железу, точно стрекотание кузнечиков. В 9 часов еще кое где стучали молотки, и светили неровные огни горнов.
Назад опять плутали. Вверху туманные звезды еще искристее и больше, точно махровые цветы из огня, а внизу все так-же неопределенно и неясно.

Дело развивается, но цены (с фабриками) падают.
Опять легкая бессонница.
Ездили вечером в метель в Попышевку, где 40 вдов на 45 дворов. Были на личильне у Малафеева. Странное своеобразное впечатление. На краю обрыва, занесенный снегом амбар с соломенной крышей, сильно растрепанной ветром. Два тощих и голых дерева как то жутко шумят – внизу далекая перспектива синеющих под вечерней метелью снегов, две галки сидят на ветвях деревьев. Трудно представить себе, что это убогое сооружение, в роде кучи снега – обитаемо и кипит работой {В архиве В. Г. хранится альбом, в котором, среди прочих рисунков писателя, имеется и изображение "фабрики" Малафеева.}. Переступив через сугробы, нагнувшись под застрехой, подходим к двери, за дверью темно, и только что я хотел ступить – мимо меня в темноте прошла лошадь с глазами завязанными тряпкой. Эта лошадь вращает колесо с зубцами, зубцы приводят в движение вал, который в свою очередь вращает четыре колеса в избушке, низкой и темной, с обвисшим потолком и бревенчатыми стенами, покрытыми каменной пылью. Четыре деревянных колеса вращаются с каким-то сухим шелестом под стенкой. От них проведены к противуположной стене четыре приводных ремня, вращающих четыре личильных "чарка" с наждаком. Три взрослых парня и мальчишка лет 13, сидя у чарков, подставляют к камню обтираемые вилы. Снопы лучистых искр сыплются из под их рук по диагонали. Искры эти не жгут, но от них стоит в воздухе какой то характерный запах камня и селитры. Это три сына хозяина и работник.
– Сколько работаете?
– Начинаем в 1 ч. {В 1 ч. ночи.}, а то в 2 и в 3, кончаем часов в 10.
– Что ты? Ведь помрут они у тебя этак.
– Что станете делать. (Покушать-то хочется).
Вечером разговор в избе у Андрея. Отец его славный старик, с седой бородой и кудрявыми седыми волосами, с особенной старческой складкой губ, благодушный и веселый. Сам когда-то личил "на бабах" {Т. е. колесо вращали вместо лошади – бабы.}, дюжин по 15 в неделю.



24 января

Ездили в Козаково. Кучер Петр Вас. уехал с Кондратовым, поэтому со мной ездил работник, детина рыжий и простоватый. – Это вот у избы народ сгрудился, – говорит он мне в селе. – Человек один в пятницу-те женился, а во вторник помер. – Отчего? Хворой что-ли? – Где хворой. Хворого-бы не стали женить. 40 р. за девку отдали. Где хворой. – Так что-же? – Насыл. – Что такое?– Волшебники есть такие. Озорничают. – Где? – Да где. Вот в Злячине есть, да и в Козакове.– Да верно-ли? – Верно. Бывают. У меня отец с лошадьми ездил с товаром. В Нижний ездил и в Урюпиньску станицю тоже ездил. Вот, говорит, раз приехали на постоялой 42 подводы. Дворник-те плачет и баба плачет. – Что такое, говорят, не можем сына повенчать, лошадей морят. А шел с обозом извозчик один. Ладно, говорит, возьмите меня, поезжайте. Я помогу. 7 рублей ему дали. Лег в сани. Поезжай, говорит, а как увидите, что по дороге попадется – толкните меня ногой, говорит. Ну поехали. Только за станицю-те выехали, глядят: собака бежит. Толкнули его ногой, говорят: собака, слышь. Он из саней-те вывалился, пал на землю: глядь – волк. Кинулся на собаку, давай ее трепать. Трепал-трепал,– глядь, по человечьи заговорили: собака-те волку говорит: что тебе надо трепать, говорит. А волк ей: а тебе, говорит, что такое непременно надо лошадей морить.– Я, говорит, на то поставлена, что ни одной свадьбы не пустить.– А я тебе это не дозволю. – И пошел опять трепать, задрал до смерти. Поезжайте, говорит, теперь ничего не будет. Поехали. Потом всей деревней его благодарили,– каку выкуску выкусил. А слышь, в соседней-те деревне сходку кликнули, чтобы всем собраться. А одной бабы нет. Пошли на поле,– там лежит заместо собаки. Волшебница-те.

Судя по записям бывал он там и раньше в1890 году. Ездили в Козаково. Легкая метель. Были у Зинягина (больной чахоткой) и Ефрема. Ефрем служит у Кондратовых приемщиком товара. Был в артели у Штанге {А. Г. Штанге, организатор первой кустарной артели ножевщиков в с. Павлово.}, вышел. Считает это делом хорошим, но только народ еще необразованный: "не понимает что, например, общее дело". "Бывало и так, что черенки, например, артельные, а на сторону продает".
Зинягин. Входим в избу, с печи слышится кашель, потом трудно дыша слезает нестарый еще человек с страшно исхудалым лицом. Он дышет быстро, тяжело, часто и ртом каждый раз будто ловит воздух, как рыба вынутая из воды. Тем не менее, глаза его начинают сверкать.– "Вот я как рад, вот… рад как, что тебя еще увидал. 7 лет назад видел {В. Г. был в этих же местах в 1890 году.}… Образ твой так и стоит. Спасибо тебе. Эти бедняки вообще питают какое-то почти мистическое благоговение к "писателю". И Ефрем и Зинягин оба сильно тронуты образованием, читают, думают, спорят. Зинягин ставил у Кондратовых первый штамп для ножей, и это до сих пор служит предметом его гордости. После отошел, поступил к Завьяловым. В то время у Завьяловых был управляющий Коробков, откровенный жулик.– "Высосал он меня,– говорит тяжело вздыхая Зинягин.– Больше гнул на свою пользу, а о деле не заботился. Поехали мы с ним в Павлово, купили партию стали. Он получше-то куски отрезал себе, из остального приказывает делать ножи для Завьялова. Наделал ножей, а они мягки, у меня все обраковали. На 42 рубля. Потом забором донимал. Одним словом высосал, насилу я от него отвязался. Потом штамп дали, стал я на дому работать, сын помогал. (Глаза у него начинают сверкать). Правда было всего два раза,– а все в неделю по 50 руб. зарабатывал – две недели таких, ну а остальное время – все рублей по 10 и 15 и 20. Жил, слава богу, долги уплатил, сыну избу построил. Да вот захворал". – Трое детей. Один в люльке, и две девочки. Вся семья грустная, убитая болезнию отца. Девочки смотрят тем простодушно грустным взглядом, в котором видится как-бы догадка о непонятном несчастии, нависшем над домом бедняги мастерового.
Под конец нашего разговора входит запыхавшись Макар. За ним посылали, мальчишка сказал, что он шел от шабра, нес книгу. Сейчас будет. Макар – человек небольшого роста, с густыми чорным прямыми волосами, как у духовных, с черными, немного бегающими глазами, с остренькой бородкой, без одного переднего зуба.– Какую это вы книгу несли?– Это… Ен… (он как-то смигивает глазами и губами и кончает трудное слово) Енцыклопедия новейших знаний и изобретений.– Вот вы какие книги читаете?– Да, читаем, только не все вразумительно. Скажите, где мне достать полное сочинение Сократа?– Это трудно. Сократа сочинений нет, а его учение изложено Платоном. Мы договариваемся: он читал "Сократ" – изд. Посредника, листовку, а нужно ему "Сократ и его время", 30 копеечное издание того-же Посредника. Я обещаю прислать, и глаза у него блестят.– "Очень люблю философские сочинения".
Возвращаемся к Ефрему, пьем чай и беседуем. Вострая старушка, с веселыми или просто очень живыми глазами, с детски-простодушной улыбкой очень тонкого рта,– как-то боком все подвигается ко мне, рассматривая меня, как интересного, невиданного зверя.– У вас тут, говорю, беда случилась, молодой помер после свадьбы. – Да, в середу помер, верно. – От какой причины?– Кто знает. Килу, бают, привязывают. – Ефрем пренебрежительно кивает головой. Он не соблюдает постов, его называют молоканином (?) за то, что в середу ест молоко, даже детей дразнят (славная девочка и бойкий мальчик стыдливо прячутся за мать). В килу он тоже не верит. Но бойкая старушка, стреляя своими острыми глазками, продолжает: "На третий день, лежит на печи с товарищем. Ну, бает, женился слава-те господи, а что говорит этто у меня в нутре как болит. Потискай меня, говорит, тут вот живот. Стал тот ему тискать. Что, бает, у тебя ровно шар в животе катается. Ой, говорит, да и больно же ты тискаешь, брось. Полежу я. Полежал, потом стал рубаху на себе рвать, да катался. Тот говорит: Гриша, что такое? А он закатил головушку да и кончился". Она опять быстрым боковым движением подвигается ко мне и говорит:– у нас тут двое есть в деревне… На их больно не верят…
– Брось, – пренебрежительно говорит Ефрем.– Глупости.
– Не верят, не верят на их, правду я тее говорю…

Макар и Зинягин рассказывали, как им в Ваче пришлось сжечь Некрасова и статью Пругавина о "Сютаеве" {Сютаев, крестьянин Тверской губ., основатель религиозно-нравственного учения, последователи которого получили название "сютаевцев". Статьи о нем А. С. Пругавина напечатаны в "Русск. Мысли" 1881 г. NoNo 10 и 12. ("Два слова о сютаевцах") и 1882 г. No 1. ("Алчущие и жаждущие правды").}, как "запрещенные" (в последней, будто-бы пущено что-то о св. Николае-чудотворце) {Последние 4 строки занесены автором (в записной книжке) на свободном листке от 22 янв., но по содержанию они явно связаны с настоящей более поздней записью – от 26 января.}.
Ездили в дер. Городище, к Никитину, деревенскому химику и физику. О нем известно, что он тоже любитель чтения и прежде всего мне сообщили, что он изобретал летательную машину,– с которой и брякнулся с забора. Однако, несмотря на этот анекдот, мастеровые говорят о нем с уважением.
Когда мы под'ехали,– к нам вышел навстречу человек лет 40, с густыми темно-русыми волосами и бородой посветлее, с обыкновенными чертами лица, по мужицки выразительного и спокойного. Его речь нетороплива и как-то мягка, он выражает необыкновенное удовольствие, что видит писателя. Узнав, что я был у Зинягина, говорит, что это его приятель, что они вместе читывали, что он человек очень хороший и умный, Макар тоже хороший и умный, да зашибает. На мое посещение Никитин смотрит очень серьезно. Он меня ждал, что-бы потолковать.– О чем?– А вот видите. Читал я Волтер-Скотта. Очень мне это понравилось, что он пишет о своей земле. Например, пишет о старинных временах, а все равно, как сам там был и просто видишь все своими глазами. До чего хорошо. Отчего об нашей стороне ничего так не пишут? Вот я услыхал, что вы здесь, думаю: поговорю я с этим человеком, может, не напишет-ли он об нашей стороне, что было, например, в старые годы. Хоть, скажем, не очень старые… Можно собрать от стариков, можно судные дела по волостным правлениям разыскать…Уговаривают писателя написать об нашей стороне и от стариков собрать сведения и по волостным правлениям,жалуются на свойства русской жизни -исчезать как то без следа.Ни чего мы о своей стороне не знаем. Эти упреки актуальны и сейчас -и это говорят люди на пепелище древнего города -крепости загадочного до нашего времени Стародуба-Воцкого. И современная НА-НА технология не может помочь. Хотя уже известно из оцифрованых древних бумаг,что востанавливали разрушенную набегами крепость не раз.Кто же приказал,кому поручили востановить,кого привлекали- где эти писчие древние книги из канцелярий.? Небось пылятся до сих пор в архивах….Вот и о том близком к нам времени мы ни чего не знаем -а прошел всего то век с хвостиком и правы те земляки ,что жизнь исчезает без следа.
Повидимому его сильно огорчает свойство русской жизни – исчезать как-то без следа.– Ничего мы о своей стороне не знаем. Старики напр. умирают,– молодые не интересуются знать от них. Сами помрем – опять никто не знает. Вот устроили у нас школу грамоты. Не хотели, противились, староста мало понимает. Кому, говорит, охота, Федор Федорыч может научить. А Фед. Ф. не учит, только портит. Ну, теперь все таки диакон учит, настойчиво. А сначал отказали всякой помощи. Мине на сходе не было. Потом узнал я, духовенство с крестом поехали, я говорю: зачем оставили? Я от бедности готов дать 10 руб. единовременно, по 3 ежегодно, в течение 10 лет. Составляется 40 руб. Еще уговорю кое-кого. Ну вот, это передали, школа устроилась, а ничего нет правильного. Приходят: давай 10 руб. Погодите, говорю: сделайте правильно, запись сделайте, постановление. Может, вдруг вы школу прекратите или что, а, может, современем из нее двухклассное училище выростет. В таком случае – можно спросить: почему прекратилась, или например – откуда такая теперь знаменитая школа начиналась. Сделайте правильные записи,– мы что следует внесем. Вот я и думаю: отчего так в нашем народе этого нет… А вы может тоже хотите что узнать, какие вопросы…
– Меня интересовали ваши изобретения. Говорят, вы изобрели летательную машину.
На его лице выражается неудовольствие.
– Это брат, ну, только это не стоит говорить, просто детская выдумка. Не стоит внимания, пустяки, невозможно.
– Отчего-же невозможно?
– Нет, это пустое. Ну, просто сделал хомут, к хомуту вроде весел, машут по воздуху. Летать не может…
– Ну, а как вы добрались до гальванопластики?
– А это, видите, это дело другое. Я любитель читать; прочитал тут кое-где – есть такое дело, электричество например и гальванизм. Что такое? А у нас тут в роде – кружок. Решились мы выписать "Свет" – газету, – что такое, посмотрим, за газета. На месяц выписали. Ну, там опять встречаю о гальванопластике. Можно серебрить дескать и никелировать. Ну, как тут мне быть. Увидел как то Велединского Григор. Алексеевича (изобретатель, полупомешанный, изобрел ружье-кий и пр.). Так и так, говорю, вот что пишут про гальванопластику. У меня, говорит, есть, я тебе подарю. Ну, я и стал по этой книге доходить. Потом еще вот техническую енцыклопедию выписал, вот тут книги "еликтричество". Так вот и пошло. Сделал електрический звонок, так что кто в избу вошел,– звонит; телефон Беля провел, а потом думаю,– это здесь неприменимо. Надо которое, чтобы применялось. Стал никелировать ножи и вилки, сбывал в Павлово. Опять мало идет, ни к чему. Ну тут, спасибо, Кондратовы стали принимать. На фабрике-то, в большом сортаменте это идет. Теперь это у меня главный заработок, рублей имею по 50 в месяц на круг. Живу.
В избу торопливо входит высокий брюнет, в крытом синим сукном полушубке. Широкая борода с сильной красивой проседью, лицо несколько суживается кверху (напоминает Толстого), чорные глаза жгучи и беспокойно быстры. Говорит с резкой отчетливостию, точно отрезывая слова. Он знакомится, вступает в разговор и излагает свое участие в деле деревенской химии. Это он изобретал "летательный хомут" и у него тоже своя гальванопластическая мастерская.
– Я был взят в военную службу. Службу отбывал в телеграфном парке и понял хорошо телеграфное дело. Между тем, получаю от брата письмо: так и так. Интересуюсь, говорит, что такое електричество. Я не мог ему дать, понятное дело, сведение рукописным способом, по обширности. То и послал ему книжку: краткое руководство к телеграфному делу. Ну, после того, вернулся со службы, думаю надо применять. Устроил у себя мастерскую и эта-же самая батарея у меня соединена со звонком. Кто во двор идет, я в мастерской слышу. А после и дальше. Так мы вместе это дело подвигали. Теперь я на Завьяловых работаю,– он на Кондратовых.
Были в мастерской. Тесная маленькая избушка. В одном месте из окна точно светлое гнездо в сугробах снега. В избе два мальчика (родня) ученика – доканчивают ножи. Никитин показывает черенки.– Какое дерево?– Похоже на кокос. Крашеное что-ли?– Он берет один черенок и раскалывает ножом. В середине дерево того-же цвета.– Собственное изобретение. Клен, а идет за кокос. Я делал опыты метализации, а случайно попал на… иминитацию… Вот только дело из рук выпало. – Как? – Да так,– племянник у меня работал. Отошел. Сам стал работать. Ну это бы ничего, бог с ним. Да еще польстился, Коробкову(?) продал за 8 рублей. Тот его надул вдобавок: дал 1 рубль, больше не отдал. А дело выпало у меня…




Среди книг, лежащих на полке, попадается "Р. Вестник", где напечатана "Анна Каренина".– Любимое мое чтение,– говорит Ив. Петрович.– Прежде все читал маленькие книжонки его. Ну, так себе. Потом попала "Анна Каренина". Во-от это, думаю, кто такой! Ну, не даром считается знаменитым. Заслуживает бессмертие. Как по вашему: правда это?
– Да, конечно, правда.
– Вот и Григ. Алексеевич говорит: заслуживает бессмертия, сама академия рассматривала. Ну, говорят, несвоевременно при жизни, а что после смерти признать: заслуживающим бессмертия. Любимое мое чтение…

Показывает мне лист с золотой печатью,– от Озябликовского Общ. трезвости, которого состоит членом. Общество это хлопочет об открытии читальни и библиотеки, но все не может дождаться ответа.
Вечер у нас заканчивается опытом никелирования. ("Мы производили опыт Франклина, перед грозовой тучей… Искры из человека добывали; неосторожно, конечно, ну, все таки сошло благополучно"). Хотел устроить опыты при училище, с об'яснениями физических явлений. Но на это нужны столь трудныя разрешения, что дело представляется безнадежным.

30 января

Был в Городище.

31 января

Ночью бессонница, днем – тоска и мрачность. Читал и делал выписки из "Анны Карениной" {В архиве писателя хранится толстая записная книжка в клеенчатой обложке с выписками из "Войны и Мира" и "Анны Карениной" и с критическими замечаниями В. Г.}. К вечеру прошло.
Уехал Свирский, стало пустее.
А вот у Кульковых из 32 внуков и трех правнуков может кто и остался.Учился я с Женей Кульковым. Ночь спал хорошо. Лег в 10 ч. веч., проснулся около 6 утром.
Долго разговаривал с деревенским нигилистом, Ив. Матв. Кульковым. Старик 73 лет, седая борода, слезящиеся глаза, говоря часто плачет, старчески захлебываясь. Но голос выразительный, густой и гибкий, выразительная мимика и жестикуляция. Одет в полушубок нагольный, и по первому взгляду – представляет самого обыкновенного серого мужика. Но это голова – замечательного по своему человека, сельского Вольтера и вольнодумца. Выучился грамоте у прадеда (дед был неграмотный), до 40 лет не пил ни капли водки, был необыкновенно набожен. "И даже, – говорил он мне, – бывало так, что в месячную ночь зимой выйдешь в лес, в уединение того… и акафисты читаешь"… Да, было, но давно прошло.
Начитан в свящ. писании необыкновенно, любит говорить по церковному. – "Завтра у нас праздник".– Да, говорю, воскресение – "И Сретение, и потом начинается триодь и намек посту. Потом пойдет мясопуст, потом сыропуст, а уж там и пост. Значит, отвращайте взоры от житейского"… Всегда водился с духовенством.– "Был в Павлове отец Аврамий, протоиерей. Ну, умный был поп, настоящий. Ежели-бы я с ним так вот заговорил, как с здешними, он бы меня подогом {Посохом.} вот как, подогом, да. Аврамий то-бы. Раз сказал я ему… А тогда мыслей то этих у меня еще не было, страшных-те, противуположных-те самых. А так. Вот читал Иоанна Лествичника, и там сказано: человек желает например почерпнуть из источника чистой воды и находит жабу. Как же, говорю, Аврамию-то, недоразумеваю я, отче, к чему это применить… Если к писанию… Погрозил он подогом-те и говорит: не вопрошай, говорит, больно умен станешь. Я-бы у тебя и тот-то ум отнял… Значит, это гордость…"
Лицо его морщится, на глазах появляются слезы.
"– Жалел меня, значит, Аврамий-те. Подогом-бы меня, дурака, подогом-бы… А наши-те здешние что… Так, только в свою пользу. Богачу-те о сребролюбии говорит,– значит не пожалей меня-то наградить…
"Один-те не позволяет же мне много говорить: ударит этак по голове: не бай! Ну, а тот, – что хочешь. Приду к нему до обедни: дай 10 коп. на шкалик. – Что-ты, ведь грех. А я ему: несмысленому и престарелому несть греха. Ну, и дает, чего поделаешь…"
"Качнулся" первоначально от жалости.– Жалостлив я всегда был, всякую животную тварь жалел. Вот теперь взять доброго человека,– и тот например своего щенка жалеет, любит, зла ему сделать например там – не допустит. А тут, думаю, бывают такие случаи, зайдет например корова или телица молодая в лес, и вдруг на нее волк, припадает, рвет вымя. Она значит – молит, просит пожалеть ее, а он пуще припадает, терзает ее мучительно. Что-же такое, как-же Бог-то смотрит, свою тварь не жалеет (всхлипывает).
"Теперь лошадь,– находится у человека. Мы ее не докормим, мы на ее переложим бремя, которое неудобоносимое, мы ее перегоним. Она значит от недокорму, от перелогу от нашего, от перегону устанет. Пойдет на гору,– поставит воз значит поперек, чтобы изволоком-те, изволоком! Изволоком-те ей легче, животной бедной. И вдруг завалится воз в канаву, сама она упала; и прибегу я с дубиной, начну ее, бедную, гвоздить, где чтобы мне убить ее больнее (всхлипывает опять). Господи, а ты то что смотришь? Где ей будет награда, награда-то где?.. Издохла и все тут. Зачем-же ты, Господи, ее создавал, на страдание то, на муку? Мне значит награда – а ей что! Вот отчего качнулся, дурак, темный! Не понимаю, недоразумеваю".
Плачет еще горьче и склоняет голову на палку.
"– Мне, старому дураку, чтобы сейчас тут, награду ей, сейчас чтобы. Вот тогда ты, Господушка у меня! Вот я бы к нему припал-бы, не оторвался. А то борюсь, как Иаков…"
Смеется и плачет.
"– Яков-те боролся с Богом, взялся значит, всю ночь возились. Ну, повихнул ногу-те все таки… Не так же дался! Эх, эх… Что мне старому дураку будет… (горько плачет).
"Давид говорит: делами руку твоею поучаюся. Вот – делами руку твоею,– хороший человек. А я писание читал, не то что делами руку… Пчела например летает от светка к светку, берет значит сок и с светка и с навозу – и делает приличное кушание (сквозь слезы – ироническая улыбка). А я подобен пауку (басом, глаза выкатываются, делаются сердитые). Паук теми-же светами питается, а делает противную паутину. Так и я окаянный: хорошие-те книги читаю, а не поучаюся, только вижу противуположное… О, Господи! А тут помирать надо. Что там-то будет? Огнь вещественный. А что такое огнь вещественный? Прииде к одному ангел небесный и говорит: знаешь ли вечный огнь, хощешь-ли избавиться, положи во временный огнь руку на 3 часа. Положил. Терпел, терпел, ждет – когда ангел придет. А тот не идет. – Что-ты, окаянный ты ангел. Забыл меня, что не идешь (подлая душа)! – Что ты орешь, грешный. Еще и полчаса не прошло. Вот что значит временный-те огонь. А то – вечный! Тоже у Иоанна Лествичника есть. Много он наболтал, Лествичник-те. По ступеням у него расположено, так в ступени 3-й рассказано это. Праведник один 30 лет спасался, все вопил: Господи, аще хощу, аще не хощу, ими-же веси путями, спаси мя. Достиг до той степени, удостоился значит, что ангел небесный сам ему обед доставлял. Ну, раз приходит,– а обеда-те нету. Так, в роде как коты трапезовали, да пораскидали. Крошки одни. Ну, собрал он кусочки-те, благословился и с'ел. Глядь, на другой-те день – уж и ничего нет. Что такое, чем согрешил? Вот ангел-те и говорит ему: тридцать лет ты взбирался, а теперь в самый попал опять в тартар. Вот! Правда-те! 30 лет все вопил. А тут и человека живого не видел, значит и покушения не могло быть… Гордость видно: что вот я вознесся до божией благодати… Да, отделяет нас от погибели самая тонкая перепонка (опять улыбка).
"Две заповеди нас могут спасти: любовь к ближнему и вера. Трудно, а на одну нельзя облокотиться. Возлюбишь отца и мать – несть мене достоин. Веришь,– а дела те где?
"Или теперь так: Христос распятие принял волею. Значит, да совершится по писанию. За что Иуду-те треклянут: трижды анафема! Ведь он значит содействовал предопределенному, без него ничего бы и не вышло… Ох-хо-хо! Так-то вот и грешишь, окаянный… Господи Иисусе. Дела твои воскресли,– верно (тоном пояснения: писания-те живы), да сам-то ты, милый! Сам-то воскрес-ли, Господушко!.. (плачет).
"Николай теперь чудотворец. Чудеса творил. В Прологах (?) сказано: надо на собор ехать,– кто-то лошадям головы отрезал. Ничего,– святитель-то говорит, приставьте им головы, поедут! Приставили. Что-ж ты думаешь,– покатили. Даром, что и головы-те перепутали: которая серая голова – на гнедую шею попала, которая гнедая – на серую! Волокут карету-те! Вот оно чудо! Это мог сделать, а стал против Ария-те говорить,– куда и слова-те девались. Не может так дополнить, чтобы значит смешать ересь ту. Этого-то вот, этого и не хватает, смыслу-те. Он его ключами-те, ключами-те вместо слов. Как же это? Хорошо?
"О других-те святых и говорить нечего. Много дураков было! Он чудеса-те делает, по вере-то, а смыслу в голове не имеет. Вот тоже в Прологах есть. Был святой, делал чудеса по вере. И прииде к нему человек и вопроси: что, говорит, ваше преподобие, как понимать о Мелхиседеке: бог он или человек? – Бог, говорит. Бог, верно. Потому сказано: первосвященники по чину Мелхиседекову.– Вот и узнай об этом архиерей. Ах, говорит, не хорошо! Приехал к нему сам, принял благословение и говорит: вот что, ваше преподобие. Очень мне прискорбно: недоразумеваю я, как понимать о Мелхиседеке: бог или человек. Помолитесь, говорит, чтобы Бог вам открыл истину. Ну, тот стал молиться… Известно, благодать-те у него не отнята. Видит: идут значит праведники и между ними Мелхиседек, в числе-же людей, а не в числе божества. – Человек, говорит, не бог. – А – то-то-о! – говорит архиерей (приставляет пятерню к носу). То-то и есть, ты чудотворец, а дубина… Не бог, не бог, а ты что зря наболтал!
"Царство божие внутри вас. Мы то Господушку хвалим, что он нас создал, а и он-те нас благодарит: спасибо и вам, что вы меня-те создали. Без вас и меня бы не было… Так вот все и думаю: то направлюсь на ум, все как следует вижу, то опять придет помешательство крови,– качнусь в противуположное.
"По вере бывает. Вот взять меня. Иду ночью-те, поздно. Подхожу к такому месту, которое для меня ужасно: громом человека убило… И стал про себя думать: как бы мне тут не испугаться. А луну-те этак тоненько прикрыло, облаком-те. Вдруг слышу – будто как на хвост кошке наступил. А на ту пору забылся, да вместо молитвы-те – матерное слово с языка и слети. И вдруг как замежджит, кошка-те, а не видно, чтобы пробегла из под ноги, чтобы этак зашамтело. Тут я вспомнил: "да воскреснет бог и расточатся врази его" (читает все заклинание, страшно выкатывая глаза и размахивая угрожающе руками). Бог за мя, кого убоюся!.. Ну и ничего не было больше…"
Вообще, как истый русский волтерианец, отрицая бога,– признает нечистого.
"Прежде хуже было, не было света истинного просвещения. Попы были волхвы. В Калязине была библиотека, книги были черномагия и прочие. Сунулся в ту библиотеку поп Савелов… начитался, пошел волховать. Была эта библиотека еще может от языческих народов, еще до Владимира Равноапостольного".
– Какой же силой волхвовал?
"– Значит, нечистой силой. Ведь уж если есть Бог, должен быть и злой дух. Килы тоже привязывают,– это верно!"
Жизнию своей теперешней доволен.
"Только бы жить: 7 сыновей, 32 внука, 3 правнука. Последнего сына женил".
В прежние годы не видел радостей временной жизни. Теперь видит – в чтении книг. "Будто придут к тебе разные народы, умнейшие господа, и сядут и станут говорить. Читал недавно про американца Жемса, который был из англичан простой человек и стал президентом" (Гарфильд)…
"Только бы и жить теперь. Да день от мой смеркся… Смерть лезет. Ее бы и не надо, а тут она, проклятая". (Еще насчет лицезрения).

Значит и илюстрации приготовили жудожницы с этих рисунков писателя для исправленного издания и рассказ "Деревенский скептик" записан с Кулькова. Всю ночь не спал напролет.
Лежу на постели в своем номере. Тихо открывается дверь, входит господин в пальто с куньим воротником, молодой еще, с беспокойно и юрко бегающими глазами. Рекомендуется Влад. Вас. Суханов, торговец павловскими изделиями, пришел изложить мне свое прохождение жизни. Желает непременно помочи кустарю, даже имеет такой девиз, что непременно помочи и помочи. Конечно, замочное дело в упадке, потому что прочие замки подпирают, ковенский, варшавский, рижский, потому что там работают штампом. А он имеет в виду не производство, а продажу. Для этого хотел артель, собирал у себя мастеров, даже у исправника спрашивал. – Что-ж, говорит, можете. Чаю например напиться,– кто может воспретить. Согласилось человек 150. Предполагал посылать по России агентов для продажи изделий. Советовался с земским начальником Обтяжновым, но тот при сходе его осрамил. Тогда и мастера отшиблись. Теперь имеет в виду прежде составить капитал, а потом "помочи". Капитал составит продажей изящных коробок с ассортиментом павловских изделий (7 вещей, в мужской коробке – бритва, в дамской – "преимущество женского полу" – щипцы для завивки волос).
Ходили по горам {По горам, на которых расположены лачуги Павловских кустарей. В. Г. зарисовал в своем альбоме вид этих гор, а также домики кустарей, типы их и пр. Впоследствии с этих рисунков художницами Бем и Шнейдер были приготовлены иллюстрации для печати.}. Зрелище удруч[ающее].



6 февраля

Спал хорошо.
Рассказы рабочих о щеткинской фабрике у Личадеева (вчера): в недавнее время померли: Александр Горшков ("вчера хоронили") 35–38 л. (лопаточник), Петр Харламов Чиченков – 23–25 л. (с месяц назад), Гуляев месяца 1 1/2. "Ножи личил, ну заработок показался мал, на топоры-те перешел, тут и готов". "А то еще один говорит управителю-те: Михаил Алексеич, точило-те больно плохо. – А плохо, такой сякой, так убирайся! Ну, за неволю сел, что станешь делать. Точило-те как развернулось – на месте! Вдова-те пошла к самому: как мол теперь быть. Ну, трешну дал на шаль, с тем и ушла".

7 февраля

Ночь всю на пролет опять не спал.
Выехал из Павлова. Плохие лошаденки, крытые сани, звон колокольчика… Влажный ветер, легкая сырая изморозь. Мне видно только мутное небо, кусок дуги, мокрый зад коренника и кусок спины ямщика в рыжем зипуне с поднятым воротником. Так прошло часа четыре,– и я был рад, что мы ехали так долго. Мне казалось, что ветер – забиравшийся то и дело ко мне из за высоко поднятого фартука,– развеивает мою тупую тоску и разметает ее по этим белым полям. В Вачу приехал часов в 5 1/2. Застал старичка инспект. нар. училищ. Катковец, классик. Тонкие черты лица, как бы высосанные длинным рядом годов отупляющей педагогии, пригорбленная спина и добродушное в сущности лицо. Чиновник и формалист. Учителя и учительницы слегка насмешливо приносят свои журналы и он в них что-то пишет и пишет. Даже катковец – приятен в такой обстановке. Вечером я лег со страхом: а что если не засну и эту ночь. Это станет уже настоящей болезнию… Вчера лег в 8 3/4. В 9 уже заснул. Сегодня проснулся в 1-й раз в 5 1/4, посмотрел на часы, и радостно, с сознанием, что сон опять пришел ко мне, что я не зарезал его, как Макбет, повернулся, потянулся и немедленно заснул опять. Проснулся опять в 8 1/2. Инспектор нар. училищ, в вицмундире и при звезде – пьет чай, и мы беседуем о разных разностях. Я так доволен, что "не зарезал" своего сна окончательно, что мне все как то радостно; хочется писать, хочется изображать природу, людей, катковца, нахлобученные снегом деревни… Но я не позволю себе сесть сегодня даже за "Павловские очерки" {Т. е. за переработку очерков, которые В. Г. предполагал издать отдельной книгой с иллюстрациями (по собств. рисункам). Намерение это осталось неосуществленным. Переработанный текст "Павловских очерков" был напечатан впервые в собр. сочинений издания "Нивы".}. Буду только ходить и рисовать. Знаю, что наверное,– еще будут периоды хандры, тоски, ноющего замирания и глухих укоров совести за многое, что прежде не казалось важным, а в такие минуты встает со всею свежестью раз'едающей душевной боли. Но знаю, что и эти периоды должны сменяться такими, как сегодня. Я был на рубеже сильной и тяжкой болезни, и – еще недалеко ушел от этого рубежа. Хотел описать этот процесс, но побоялся: об'ективировать еще не могу, а новое переживание его может укрепить в мозгу. Особенно мучительна бессвязность и отрывочность идей и мыслей. Сегодня видел опять длинные, но связные сны.



9 февраля

Эту ночь опять спал очень плохо.
Вчера и 3-го дня решился принять бром, натра, а вчера в 2 1/2 ч. ночи, когда все еще не мог сомкнуть глаз,– принял 1 гр. сульфоналу. Говорят, он начинает действовать через 3 часа, но задремал через 1/2 часа, а через 3 1/2 проснулся, и уже не спал. Встал в очень плохом настроении, несколько испуганный повторением бессонницы. Днем забылся опять часа 2, одетый. Потом отряхнулся, вытерся холодной водой и решил поступать, как бы ничего не было. Ходил по Ваче, рисовал.



Вечером была свадьба. Женился сын конторщика на единственной дочери зажиточной вдовы. Венчал о. Дмитрий, небольшой рыжий человечек, которого я встретил незадолго на улице. Тогда он уже был сильно выпивший, а теперь его возгласы были едва слышны. Завтра приезжает следователь (духов.) расследовать его поведение, а сегодня бедняга все таки пьян. Мастеровые его любят: берет, что дашь, не ведет записи долгам, с бедных не взыскивает. Ну, а если в самую торжественную минуту жизни от него на невесту и жениха несет полугаром,– за это русский человек тоже не взыщет. Во время свадьбы в церкви набилось много народу, особенно баб. Мастеровщина – народ вольный: стали вплоть, головы, головы – точно вода заливает всякое свободное место, отделив даже священника от жениха с невестой. Когда диакону нужно пройти в алтарь,– начинается давка, колыхание, толпа образует течения и водовороты. В середины стоит сотский в синем кафтане и ругается на всю церковь: Что это, что эт-то так-койе! Что за свинство, пошли, пошли! Другой, помужиковатее, берет в правую руку тяжелую шапку и взмахивает, шлепая по лицам ближайших. Темным вечером пьяный попик, в сопровождении певчих – ведет молодых в венцах – до дому.

10 февраля

Вчера лег опять в 9 часов, но заснул не очень скоро: мешала боязнь бессонницы и самонаблюдение. Подумаешь: кажется засыпаю,– и тотчас, будто какая волна пробежит по телу и сна нет. Однако часов в 10 заснул (ни бром, натра, ни сульфонала не принимал). Было страшно главное то,– что это уже была-бы 2-я ночь. Если-бы и она прошла без сна, значит болезнь пошла бы вперед, не назад. В 3 часа ночи проснулся, и увидев, что все таки спал 5 часов, успокоился и опять тотчас заснул, часов до 7 1/2.
Утро чудесное, не светлое, но теплое, вдумчивое, из тех, в которых слышится как бы раздумье природы перед весной: кончаться или не кончаться зиме, выступать весне или погодить. Но уже от одного раздумья все мякнет и рыхлеет. Снег тихо опускается под каблуком, полоски лесов на снегах посинели, как будто набухли, ворона каркает густо и значительно, на крышах проступают темные тесины из под подтаявшего снега. Тропинки кругом завода, обыкновенно присыпанные изморозью – теперь выступили чорными полосками (от угля). Я пошел без определенного намерения, перешел по тропке за речку и вошел в занесенный снегом лесок. Меж голых березовых стволов виднеются скромные деревянные кресты, а в одном месте жел[езная] решетка и в ней два памятника. Чорный мрамор с высеченным евангельским изречением, но имени еще нет.
NB. (Купили готовый, да так и не закончили). И все здесь, начиная с фабрики и кончая кондратовским домом и могилами – незакончено… В трех местах среди сугробов снега и белых стволов – виднеются сырые неприятные для глаза кучи вывернутой глины. Это свежие могилы. Вчера венчали 6 свадеб мастеровых, сегодня троих хоронят. Я подхожу к одной могиле. Около нее стоит мужичонко, с неприятно скомканными чертами лица, грязноватый, в лаптях с распущенной оборкой, запачканой в глине. Он только похаживает, между тем, как из могилы то и дело подымается лопата и комья сырой глины ложатся на бугор. Повременам из могилы видно красивое лицо мужика, в сером кафтане. – Бог на помочь,– говорю я. – Спаси Господь.– Для кого готовите? – Киселев помер. – Из за снежного бугра выходит мастеровой, идущий после праздника на фабрику. Он останавливается испуганный.– Какой Киселев?– Ларион. – Может-ли быть… Верите, господин, в субботу беседовали, на ногах был мужик. – Да, жалеют, – произносит грязный мужичонко.– Главное дело таким бытом помер… На своех ногах значит, нежданно. И хворал мало.
– Чем занимался?– Личильщик. – Наше дело такое,– угрюмо говорит подошедший, крестится с серьезным и строгим лицом и идет тропой, временами проваливаясь в рыхлый снег. На березе садится ворона, избочает голову и каркает раза два или три. Грязный мужичонко кидает в нее комок снега.


– Да, господин, что станешь делать, – грустно произносит мужик в сером кафтане, обтирая рукавом потное лицо. – А вы здешние? – Я значит здешний, – говорит грязный мужичонко. – А его – к себе присогласил. Он – проходящий.
– Судогодского уезду… Что станешь делать. В Сормово иду, а не сойти никак. Вот нанялся.
– Да, вот не сойти ему, – я его нанял, – говорит грязный мужичонко.– Я значит здесь около Кондратовых, по печной части, то-другое. Теперь две могилы взялся выкопать, по 8 гривен, 1 руб. 60 коп. за пару. – Мне, значит, 40 коп. Что станешь делать. Не сойти никак. – Вот как – соображаю я,– стало быть ты стоишь, и получишь 80 к., а он копает, тоже 80 к. –- Что станешь делать,– все также скорбно повторяет работающий.– Не сойти, а дома жена да четверо… Не будет-ли милости вашей, помочи сколько нибудь.
Я даю двугривенный.
– Ну, вот, благодарим покорно… благодарим! – гордо распоряжается грязный мужичонко, как будто чувствуя себя главной причиной моей щедрости. Работник принимается опять за лопату, могила углубляется. Я обхожу кругом село, и подходя опять к этому месту, вижу, как по черной угольной тропе, с трудом спускаясь и скользя по накатанному слипшемуся снегу мастеровые, без шапок несут на плечах некрашенный гроб. Сверху мне виден желтый лоб покойника, ветер шевелит на нем прядь волос. За гробом идет молодая еще женщина, за ней жмутся двое детей. По временам резкий жалобный вопль прорезает мягкий воздух и также внезапно стихает. Сама-ли вдова перестает вопить, ветер-ли несет вопли в сторону – разобрать трудно, только весь этот мягкий весенний день кажется мне насыщенным слезами и печалью… Через минуту темные фигуры мелькают уже за речкой, подымаясь по угору, межь сетью березовых стволов.
Со святыми упокой..

.

В тот-же день ездил в дер. Щербинино (Тумбат. волости, Горбат, у.), о которой мне говорил раньше Ник. Фед. {Н. Ф. Анненский.}. Статистиков поразило зрелище личильни: в подполье в полутьме – слепой старик ворочал колесо, приводящее в движение точило. Я поехал туда посмотреть. День теплый, липкий снег и мутное небо. Ехали на Таломское, в стороне: Горы (деревня), Озяблино, Погост, Белавина. Потом Иголкино (большое и малое), Вареж и Щербинино.
От последнего уже видны Павловские горы и церкви (8 в.). В Вареже – паров[ая] личильня Гутьяра, – деревянный корпус. В чан девки носят воду ведрами. Щербинино – бедная серая деревнюшка в два порядка. Остановились у Артемья Петровича местного торговца. В его семье – молодая солдатка вызвалась сводить меня в личильни (домов 10). Молодая, краснолицая, с бойкими глазами и разговорчивая, она охотно меня водила, а мужики охотно показывали заведения. В первой-же избе – я увидел бабу, до половины вылезавшую из под печи. В ту же дыру пришлось лезть и мне. Подполье освещается двумя отверстиями. В углу – деревянное колесо, у меньшего окна – чарок, у большого верстак. В одном из осмотренных мною подполий – находился в углу теленок. Вертят по 2 бабы на уповод. Семейных баб не хватает "берем с улицы". По 6–8 коп. с дюжины ножниц. Обходится дороже чем "пассажирам". Очень жалели, что Гутьяр убрал свою личильню, надеются, что я открою свою (затем дескать и приехал). А то работать хоть бросай. Особливо летом: девки и бабы уйдут по грибы, не заманишь, а свои не выдюжат. Между тем – неделю не поработай – смерть! Хлеба ни у кого нет (у самих только поемный луг). Да и личка с ручным колесом – плохой сорт.
У хозяина – давняя лихорадка: "разрушит, аки весь раздробленой, апекит отрезало".
Личили на "перском камне". "Пыль-те едуча, востра, в нутренность проникает"… (на нутро садится).

11 февраля

Спал часа 4 1/2, бессонница изменила характер, и очередь нарушена. Спал-бы больше. Какое то беспокойство и нервность.

12 февраля

Тяжелая бессонница. До 2-х часов заснул только минут на 10. Прежде бывало всего труднее заснуть, а тут заснул хорошо, но проснулся. Что-то изнутри толкнуло и сжимает сердце. Потом часа в три забылся тяжелым, "верхним" сном. В 5 опять проснулся, поворочался и заснул до 8. Вторая ночь (сегодня бессонница не в очередь) расстроила мне сильно нервы. Главное – выезжаю значит отсюда не лучше, чем приехал. Месяц потерян. Правда, могло бы быть и хуже.
День морозный и ясный. Пошел по селу, вышел на дорогу в Козаково, потом пройдя с версту – повернулся: – Бойся! – Сзади наезжает мужик в розвальнях. – Мир дорогой, хошь подвезу? Я сажусь. Мужик светло-русый, сильно обросший бородой, с добродушным славянским лицом спокойным и слегка грустным. На одной стороне ему сильно запорошило изморозью и шапку и бороду, но он этого не чувствует. Снег лежит на нем, как лежал-бы на статуе. Маленькая лошаденка с вытертой кое-где шерстью болтается как котенок в широких оглоблях. – Молода еще?– спрашиваю я у хозяина.– 8-й год. – Что больно мала? – Вишь кормы-те плохие, а езда. Детей у меня много, а судимся мы. Вот главное дело. Ей 8-й год и тягаюсь 8-й год. Из за земли. Вот она и того… – Эта связь юриспруденции с жалким видом кляченки меня удивляет, но связь прямая: купили землю челов. 12, на имя троих. Один из покупщиков продал свою часть, а покупатель и требует все, что по записи. В волостных книгах хоть и записано, но все же волостной суд присудил в его (истцову) пользу. – А я подал на окружный. Вот 8-й год. – Что больно долго? Ты грамотный?– Неграмотный. – Смотри пропустишь сроки какие нибудь. – Не-е… Меня добры те люди наставляют. Тут главная причина 7 денный срок. Как значит с получения, так чтобы в семь ден. Ну, уж я стараюсь… Как получил в 7-й день от себя опять выпущаю. Вот како дело! Истиранили, главное дело, марками-те…





Зинягин умер. Осталась вдова и трое детей. Об этом идет разговор на фабрике. – Что же теперь будет делать вдова? –Ткать, – говорит один. – Ежели точёт хорошо, может заработает рубля 2 в неделю. – Вдвоем надо, – девченку возьмет, на двоих-те три рубля можно выручить. – Да ведь свои дети у ней, – один грудной, да две малые. – Ну, так не выработать и двух. – Сын у него у Николая есть, у нас работает, на фабрике – отделеной давно. – Он, сын-те, в имение вступится, – говорит черенщик, улыбаясь.– Отец-те на второй женился – ему ничего не дал. Теперь он ее пожмет.
Он улыбается так, как будто говорит о самой приятной вещи. – Не иначе, придется девченок с кузовом посылать.
Девочкам лет 8 и 10. Я не могу без боли думать об этой перспективе – ходить с кузовом для таких детей, а черенщик опять улыбается, причем рот его складывается каким-то удивительно веселым образом. Впрочем – это у него всегда такая улыбка. Черенщик человек счастливый. Недавно он женил второго сына. "На стол положил" (родителям невесты) 30 руб., на свадьбу и на снаряжение ушло рублей 60. Пировали отлично, потом осталась еще пятишна. Он вынул ее после конца празднеств и говорит: ребята, а ведь пятишна то еще тутось. Чего с ней? – Пропьем! – Валяй! Еще погуляли. Одним словом эта пятишна является каплей переполнившей чашу его радости. Теперь остается еще сын – да мал. "Успею и на него заработать, на свадьбу-те". А там – жизненная задача выполнена, остальное дар судьбы… Поэтому в улыбке черенщика столько радости, внутренней, накопленной, запасенной…
– Трудно ведь детям с кузовом ходить – говорю я с некоторой укоризной за его веселье.
– Трудно, – отвечает он, – беда, – и опять показывает зубы детски радостной, немного лукавой улыбкой. Улыбка вызывает во мне недоумение: она явно неуместна, но в ней есть что-то странно-доброе: доброе веселье по поводу чужого да еще детского горя!
Мое недоумение разрешается: черенщик останавливает привод и поворачивая улыбающееся лицо с небольшой бородкой, в которой чуть видны кой где седые волосы, произносит:
– Сам ходил с кузовом-те. Знаю.
Это мне все раз'ясняет: сам ходил, значит имеет право не очень сокрушаться о других. Теперь счастлив, – значит, может оглянуться на кузов с улыбкой.
– Отец-те у меня на вдове женился. Своих у него пятеро нас, я старший 12 лет, да у нее трое. Значит с обчими вместе, всех восьмеро. А сам-те был не очень… слабоват. Кормить нечем. Ну и послал нас-те, старших, с кузовами.
– Трудно было?
– Когда не трудно! Люди-те где ещ спят, – нигде огонька нет, а ты уж в ходу, с кузовом-те, на заре, а то и до зари. Знать, зимой-те, холодно, дороги-те не видать, да иную пору метель. А ты бежи, где чтобы пораньше.
– Зачем так рано? Ведь спят.
Он опять улыбается своей детски лукавой улыбкой.
– Иного сам и разбудишь, стучишь в окно. Подай дескать Христа ради. Ну, встанет подаст, что станешь делать. В Новоселках, в кабаке-те по трешнику в субботу сиделец подавал. А 6 верст, ну и бежишь.





13 февраля

Эту ночь опять сначала не мог заснуть. Боясь, что бессонница перейдет в сплошную, попросил морфия. Принял в 11 1/2 до 12 1/2 не подействовало. Встал, сошел вниз, выпил молока с коньяком. Заснул часа в 1 1/2 ночи. Проснулся часов в 7, потом заснул до 11. Легкая головная боль. В 4 часа выехал из Вачи {О пребывании В. Г. в Ваче и Павлове см. в дополнение к настоящему дневнику письма писателя к жене и родным. ("Письма", кн. V).}.



14 февраля

Ночь в вагоне спал изрядно. Приехал в Москву. Узнал о бедняге Саше {А. С. Малышева, сестра жены В. Г.} (у нее умер Шура {Маленький сын А. С. Малышевой.}). Горе за горем.



01.01
09:31

Очередная версия Стародуба-Вотского.

Эта версия Стародуба-Вотского предполагает образование крепости по типу городов одноименных по подобию их в Киевской Руси-Стародуб-Черниговский.Вот и первые сведения дошедшие указывают,что Стародуб-Воцкий передан по наследству от предков,да и удельное княжество немало значит.Значит удел от предков….Привожу статью иследователей полностью,чтоб было более понятно………


Владимиро-Суздальская Русь
Владимиро-Суздальская Русь

В 12 веке, когда вследствие княжеских усобиц и половецких опустошений начинается упадок Киевской Руси, неурядицы киевской жизни вызывают передвижение населения от среднего Днепра на юго-запад и северо-восток, от центра тогдашней Руси, Киева, к ее окраинам.

На северо-востоке русские переселенцы попадают на новые места, в страну с иным географическим характером, чем Поднепровье. Особенности этой страны создают постепенно и новые черты в физическом типе колонистов, и новые социальные и экономические порядки в их быту. Занятая русскими на северо-востоке местность – это страна между верхним течением Волги и Окой.


Природа здесь очень рознится от днепровской: ровная плодородная почва здесь сменяется суглинком, болотами и первобытным лесом. Хотя обилие речных вод замечается и здесь, но свойства рек различны: южная Русь имеет большие реки, текущие, в громадном большинстве, к одному центру, к Днепру; в северной Руси – масса мелких речек, не имеющих общего центра, текущих по самым различным направлениям.

Первыми русскими колонистами в Суздальской Руси были новгородцы
Климат северо-восточной Руси вследствие обилия воды и леса суровее, почва требует больших трудов для обработки. Первоначальными жителями северо-восточной окраины были финские племена меря и мурома, о быте которых история не знает ничего достоверного. Исследователь древней шей истории Суздальской Руси, профессор Корсаков в своей книге “Меря и Ростовское княжество”, выпущенной в 1872 году, пробует восстановить быт мери:

по указаниям разных источников, – так как летопись говорит о первоначальных жителях этой страны очень мало;
по сравнению быта теперешнего населения губерний Московской, Владимирской, Костромской и Ярославской с бытом жителей других великорусских губерний: особенности этого быта могут быть объясняемы бытом первоначальных обитателей названных губерний;
по сравнению данных летописи о быте мери и муромы с бытом соседних им ныне существующих финских племен: мордвы и черемис; этнография их несколько разработана, и жизнь этих племен может с некоторой вероятностью дать основания для заключений о жизни исчезнувшей их родни;
по указаниям, добытым из раскопок, на местах поселения мери и муромы; эти раскопки, произведенные здесь археологами Савельевым и графом Уваровым, дают ряд отрывочных, правда, указаний на особенности мери и муромы.
Тщательные изыскания Корсакова не привели к большим результатам: он указывает, что меря и мурома – племена финского происхождения, близкие по быту к мордве; религия их была не развита; политической организации не существовало, не было и городов; культура была на очень низкой ступени развития; первенствующее значение принадлежало жрецам.











Меря и мурома – племена финского происхождения, близкие по быту к мордве
Владимиро-Суздальская РусьКолонизационное движение Руси по Волге – явление очень древнее: на первых уже страницах летописи мы встречаемся с городами Суздалем и Ростовом, появившимися неизвестно когда. Откуда, то есть из каких мест Руси, первоначально шла колонизация в суздальском крае, можно догадываться потому, что Ростов в древности политически тянул к Новгороду, составляя как бы часть Новгородского княжества. Это давало повод предположить, что первыми колонистами на Волге были новгородцы, шедшие на Восток, как и все русские колонизаторы, по рекам.

Против такого предположения возражали, что Новгород от Волги и рек ее бассейна отделяется водоразделами (препятствия для свободного передвижения), и указывали на различие наречий суздальского и новгородского. Но против первого положения можно сказать, что водоразделы никогда не могут задержать переселения; а второе объясняется историческими причинами: под влиянием новых природных условий, встречи с чуждым народом и языком в языке колонистов могли выработаться известные особенности. Во всяком случае, нет достаточных оснований отрицать, что первыми русскими колонистами в Суздальской Руси могли быть новгородцы.

В последнее время ученые (Шахматов, Спицын, Соболевский и другие) заново подняли вопрос о заселении среднего Поволжья славянами и, не сходясь в деталях, однако согласно представляют нам дело так, что славянский народный поток непрерывно стремился на северо-восток от области кривичей и, может быть, вятичей, заполняя Поволжье многими путями и изо многих мест, между которыми Новгород играл в свое время важнейшую, но, вероятно, не исключительную роль.

Славянская колонизация северо-востока Руси
происходила из регионов проживания кривичей
Позднее, с упадком Киева, в 12 веке главные массы колонистов в эту область стали двигаться с юга, от Киева. Сообщение Киева с Суздальской землей в первые века русской жизни совершалось кругом – по Днепру и верхней Волге, потому что непроходимые леса вятичей мешали от Днепра прямо проходить на Оку, и только в 12 веке являются попытки установить безопасный путь из Киева к Оке; эти попытки и трудности самого пути остались в памяти народа в рассказе былины о путешествии Ильи Муромца из родного села Карачарова в Киев.

Со второй половины 12 века этот путь, сквозь вятичей, устанавливается и начинается заметное оживление Суздальского княжества, – туда приливает население, строятся города, и в этой позднейшей поре колонизации замечается любопытное явление — появляются на севере географические имена юга:

Переяславль,
Стародуб,
Галич,
Трубеж,
Почайна
Это верный признак того, что население пришло с юга и занесло сюда южную номенклатуру. Занесло оно и свой южный эпос, – факт, что былины южнорусского цикла сохранились до наших дней на севере, также ясно показывает, что на север перешли и люди, сложившие их.








Вот она Княжа гора или Городина бытует до наших времен….
Городов было мало, господствующим типом селений были деревни
Страна, в которую шли поселенцы, своими особенностями влияла на расселение колонистов. Речки, по которым селились колонисты, не стягивали поселения в густые массы, а располагали их отдельными группами. Городов было мало, господствующим типом селений были деревни, и таким образом городской быт юга здесь заменился сельским. Новые поселенцы, сидя на почве не вполне плодородной, должны были заниматься, кроме земледелия, еще лесными промыслами: угольничеством, лыкодерством, бортничеством и прочими — на это указывают и названия местностей:

Угольники,
Смолотечье,
Деготино и т. д.
Владимиро-Суздальская РусьВ общем характере Суздальской Руси лежали крупные различия, сравнительно с жизнью Киевской Руси: из городской, торговой она превратилась в сельскую, земледельческую. Переселяясь в Суздальский край, русские, как мы сказали, встретились с туземцами финского происхождения. Следствием этой встречи для финнов было их полное обрусение. Мы не находим их теперь на старых местах, не знаем об их выселении из Суздальской Руси, а знаем только, что славяне не истребляли их и что, следовательно, оставаясь на старых местах, они потеряли национальность, ассимилировавшись совершенно с русскими поселенцами, как расой, более цивилизованной.

Но вместе с тем и для славянских переселенцев поселение в новой обстановке и смешение с финнами не осталось и не могло бы остаться без последствий:

во-первых, изменился их говор;
во-вторых, совершилось некоторое изменение физиологического типа;
в-третьих, видоизменился умственный и нравственный склад поселенцев.
Словом, в результате явились в северорусском населении некоторые особенности, выделившие его в самостоятельную великорусскую народность.







Северорусское население — это самостоятельная великорусская народность
Со времени Любечского съезда, с начала 12 века, судьба Суздальского края связывается с родом Мономаха. Из Ростова и Суздаля образуется особое княжество, и первым самостоятельным князем суздальским делается сын Мономаха, Юрий Владимирович Долгорукий. Очень скоро это вновь населяемое княжество становится сильнейшим среди других старых. В конце того же 12 веке владимиро-суздальский князь, сын Юрия Долгорукого, Всеволод III уже считается могущественным князем, который, по словам певца “Слова о полку Игореве”, может “Волгу веслы раскропити и Дон шеломами выльяти”.

Одновременно с внешним усилением Суздальского княжества мы наблюдаем внутри самого княжества следы созидающего процесса: здесь слагается иной, чем на юге, общественный строй. В 9 и даже в 12 веках в Суздальской Руси, как и на юге, мы видим развитие городских общин (Ростов, Суздаль) с их вечевым бытом. Новые же города в этой стране возникают с иным типом. “Разница между старыми и новыми городами та, – говорит Соловьев, – что старые города, считая себя старее князей, смотрели на них, как на пришельцев, а новые, обязанные им своим существованием, естественно, видят в них своих строителей и ставят себя относительно них в подчиненное положение”.

Положение князей северо-восточной Руси было более выгодным,
по сравнению с южными регионами
Владимиро-Суздальская РусьВ самом деле, на севере князь часто первый занимал местность и искусственно привлекал в нее новых посельников, ставя им город или указывая пашню. В старину на юге было иначе: пришельцем в известном городе был князь, исконным же владельцем городской земли вече; теперь на севере пришельцем оказывалось население, а первым владельцем земли – князь. Роли переменились, должны были измениться и отношения. Как политический владелец, князь на севере по старому обычаю управлял и законодательствовал; как первый заимщик земель, он считал себя и свою семью сверх того вотчинниками – хозяевами данного места.

В лице князя произошло соединение двух категории прав на землю: прав политического владельца и прав частного собственника. Власть князя стала шире и полнее. С этим новым явлением не могли примириться старые вечевые города. Между ними и князем произошла борьба; руководителями городов в этой борьбе были, по мнению Беляева и Корсакова, “земские бояре”. И в южной Руси, по “Русской Правде” и летописи, мелькают следы земской аристократии, которая состояла из земских, а не княжеских бояр – градских старцев. На севере в городах должна была быть такая же аристократия с земледельческим характером.

Князьям приходилось противостоять землевладельческой аристократии
В самом деле, можно допустить, что “бояре” новгородские, колонизуя восток, скупали себе в Ростовской и Суздальской земле владения, вызывали туда на свои земли работников и составляли собою класс более или менее крупных землевладельцев. В их руках, независимо от князя, сосредоточивалось влияние на вече, и вот с этой-то землевладельческой аристократией, с этой силой, сидевшей в старых городах, приходилось бороться князьям; в новых построенных князьями городах такой аристократии, понятно, не было.

Борьба князей со старыми городами влечет за собою неминуемо и борьбу новых городов со старыми. Эта борьба оканчивается победой князей, которые подчиняют себе старые города и возвышают над ними новые. Полнота власти князя становится признанным фактом. Князь не только носитель верховной власти в стране, он ее наследственный владелец, “вотчинник”. На этом принципе вотчинности (патримониальности) власти строятся все общественные отношения, известные под общим названием “удельного порядка” и весьма несходные с порядком Киевской Руси.

24.12
17:00

ВАЧСКИЙ приход

Нет ни чего лучше,как описывали приход древние записи с ъ из подлинников…







В 17 веке село Вача было дворцовым пашенным селом.А что там было….

Значит по сохранившимся записям было в 1676 году две деревянные церкви; Одна ветхая без службы Дмитрия Селунского и Чудотворца Николая и как и обычно в старину,существовало прицерковное кладбище Стародубское .И крепости Стародуба Воцкого уже не существовало а обзывалось деревней Городищи в составе этого прихода…в пару верстах от прихода…

Вот интересная запись по Троицкому погосту(Зяблицкий погост)- В замен ее в ген.межевание отведен в пользу причта Старицкий остров на реке Оке-63 десятины…,на причть.Ныне владеет только четвертой частью острова.Значит эта старица была в 17 веке уже островом…а не грыжей на карте реки Ока…

Вот вам на старой Карте Горбатовской земли (правда мелкой,нечитаемой) и древняя Муромская дорога обозначена и ответление от нее на Стародубовский перевоз у Козьмодемьянского прихода- в приходе Козьмодемьянска он упоминается в ту старину..



Я бы обратил внимание,что существовали и раскольники в том числе 66 душь мужского пола и 51 женского. Да и не мудрено,в описываемое время там в округе было не малое влияние хозяйки Стародубовской местности знаменитой княжны Морозовой а в Федурине и церковь была старообрядческой….



Вот такая выписка от 1896 года "наиболее заселены земли уезда в так называвшихся в старинных актах Стародубо-вотским станом…Гораздо лучше почва в северо-восточном углу уезда в т.н. Стародубо-вотском стане..В древности славились знаменитые Муромские леса. Так и написано Стародубо-вотском с маленькой буквы..В этих Перемиловых горах большие залежи алебастра -" это сейчас о залежах забыли.Безработица. Многие деревни стали пустошами и заросли кустарником..Жаль однако!

12.12
02:26

На Муромской дороге стояли три сосны....

Где же проходила знаменитая старая Муромская дорога.? Да.да та самая старая столбовая дорога Муром-Нижний Новгород по территории современного Вачского района. Та самая Большая дорога или Воровская дорога. Современное мнение- это дорога с г.Горького на г.Навашино мимо Павлова на Оке..Однако это не так. Судя по схеме -карте 17 века-жаль что просто так ни чего не делается-нужно заказывать,чтоб отцифровали и какое то количество наших деревянных за работу..Вот и достояние государства.Значит не все равны к доступу прошлого -за бабло можно получить копию;

село Казаково ,в далеком прошлом Никольское..Действующая сегодня церковь построена в 1841 году, - тщанием прихожан с помощью церковной кошельковой суммы. В 1841 году по прошению священника села Казаково Никиты Загорского храм был освящен. (Фонд 562. Оп. 1, д. 214, стр. 99, Ведомость церкви Святые Живоначальные Троицы Муромского уезда, села Казакова, 1843 год).


№225 1683 Чертеж-карта земель по реке Теше и Муромской старой дороге в Нижегородском и Муромском уездах. Рукоп. окрашен 97х101. Отмечено: сс.Давыдово, Невадево, Митино, Казаково; дд. Шелудишка, Рамешки, Новошанцово, Терпишки, Рылово, Валтырево, Горышево, Горнево, Олтухово, Зеленцово, Урюпино, Звягино, Краснинская, Вылаиха, Еленки, Березовка, Савинская, Полунино, Гаврилов Починок, Окатово, Вежново, Степаново, Новое Воргодиново, Чеванино, Окулово; пустоши: Малаховка, Рублево; рр.Теша, Сурежа; р-ки: Илемдюг, Мокрый Песк, Сергеевская, Куменка, Черевка, Кутра, Сухой Песк, Сумежная Стрелица, Тукалейка, Чернушка; Муромская старая дорога, Казаковская дорога, Олтухинская дорожка, Горышовская и Валтыреская дороги; Широкое болото, болота другие; леса и разчистные земли; вершины: Рыловские, Кутренские, Пескинские; Попашево болото, Сосновое болото, Чертов враг, боровые бортные леса. Из спорного дела о новорасчистных землях сенных покосах и бортных лесах кн. М.Я.Черкасского с крестьянами дворцового села Яковцова в Матюшевской волости.


До 18 века гужевая дорога с Нижнего Новгорода на Муром проходила по водоразделу от Зяблицкого погоста (с.Озябликово) на Медоварцево, Алтунино, Казаково, Митино, Ганино, Черновское, Крутец, Монаково, Поздняково и далее по перевозу через Оку на Муром.
Поймы двух речек Большой и Малой Кутры не имели мостов и поэтому местность для гужевого транспорта была труднопроходимой, что вынуждало делать объезд на Казаково, которое расположено почти на одинаковом расстоянии между бывшими уездными центрами – г. Муром и г. Горбатовым. Шел этот путь по глухомани лесов, кишевших беглыми, «лихими людьми», грабившими купцов, ехавших с товарами на Макарьевскую ярмарку, открывшуюся в 1641 году.
Для охраны торгового пути в Богородске, Павлове на Оке и на месте современного с. Казаково была поставлена конная казачья стража, и, по всей вероятности, поселение, где жила казачья охрана, получило дальнейшее название – Казаково.


Казачий стан охранял от разбойников не только торговый путь, но и монастырь – Троицкую пустынь и церковь при ней, построенную в 1630 году. Эта монастырская церковь Святой Живоначальной Троицы была деревянной кладки и располагалась за речкой Кутрою. На колокольне были 2 малых колокола, о чем свидетельствует исторический документ: «Вокруг церкви была ограда, покрыта пластинами, в ограде ворота большие, створчатые, вереи дубовые, крыты тесом, на них были образа Вседержителя, Пресвятой Богородицы и Иоанна Предтечи.» Были еще одни ворота – проезжие. Внутреннее убранство церкви представляли образ живоначальной Троицы, серебряные венцы позолоченные, образ Пресвятой Богородицы Одигитрии на золоте, Евангелие, образ святых мучеников Фрола и Лавра, образ Вседержителя Спаса страшный суд на золоте.
Кроме монастырской в селе была построена в 1643 г. церковь приходских людей во имя великого чудотворца Николая. Она также была деревянная – верх шатром.
Вот выдержка из одного местного сайта,ну не стыкуется село Новоселки со старой Муромской дорогой. Не мог нагруженный гужевой транспорт поднятся в крутые горы не в Новоселках,не в Арефине,Верхополье,Горы -а в стороне от них…А в Арефино проходила и пересекала столбовую тоже древняя дорога (оставшаяся нам еще от тартаров с ихними ЯМАМИ) на Стародубский перевоз недалеко от Козьмодемьянского погоста…………


Эх бы ,М Я Черкасского спросить бы- Муромская старая дорога, Казаковская дорога, Олтухинская дорожка, Горышовская и Валтыреская дороги; Широкое болото, болота другие; леса и разчистные земли; вершины: Рыловские, Кутренские, Пескинские; Попашево болото, Сосновое болото, Чертов враг, боровые бортные леса. Из спорного дела о новорасчистных землях сенных покосах и бортных лесах кн. М.Я.Черкасского с крестьянами дворцового села Яковцова в Матюшевской волости.
История дороги, называемая ранее "Муромской" относится к далекому прошлому. О ней упоминается в ряде художественных и исторических книгах. Построение грунтового полотна - шириной около 50 метров с земляными бульварами и древонасаждениями относится к царствованию Екатерины Второй.
В конце 18 -го столетия - от Москвы продолжением в Сибирь, через каждые 20 – 25 км., по этой дороге были постоялые дворы.
Такой двор, примерно до 1922-2З гг. был не далеко от с. Арефина, местечко Грошок.
По этой дороге шли гужевым транспортом (лошадьми) обозы с разными грузами: металлом и всякими товарами, это единственный транспорт в условиях того времени, по этой дороге шли, по рассказам сторожил и конвои со ссыльными в Сибирь.


Через территорию современных Навашинского и Вачского районов в XVII — XIX веках проходил государственный тракт, воспетый в песнях как Муромская дорожка. По тракту проезжали знатные гости, направляясь из Москвы, Владимира через Муром и далее через села Поздняково и Монаково (Навашинский район), Новоселки и Арефино (Вачский район) в Нижний Новгород, Казань, Оренбург. Проезжали по территории этих районов и останавливались здесь самодержцы всея Руси.
Первым из государей проезжал, а вернее, проплывал по этим местам император Петр I. Было это в мае 1722 года. Направляясь водным путем из Коломны в Астрахань по Оке, Петр I, как сказано в летописи, останавливался в Муроме.


Император Павел I с сыновьями (великими князьями Александром и Константином) весной 1798 года также бывал в этих местах. Маршрут государя-императора и его свиты проходил через Владимир — Муром — Нижний Новгород. Владимирское дворянство выделило для проезда царя и его свиты через губернию 2184 лошади, а потом столько же выделялось и на обратный путь. Для четырех карет, 37 колясок и двух кибиток царского поезда единовременно требовалось 279 лошадей на каждой ямской станции.
Многочисленная кавалькада, сопровождаемая муромскими дворянами, проезжала через Поздняково, Монаково, Нехайку, Новоселки, Зяблицкий погост. Смена лошадей происходила в Позднякове и Нехайке, где в то время имелись почтовые и ямские станции.
Посетил эти места и император Николай I, когда из Нижнего Новгорода в столицу ехал через Муром 12 октября 1834 года. По данным Е.С Макарова, в Муром он прибыл из Нижнего Новгорода 12 октября 1834 года в 10 часов утра. Стало быть, на пути из Нижнего Новгорода он где-то ночевал. Об этом ни в каких исторических источниках не упоминается. Но, судя по времени нахождения в пути и по тому факту, что придворная статс-дама, гофмейстерина графиня Екатерина Васильевна Литта, в это время владела селениями Зяблицкий Погост и Арефино, можно со всей уверенностью предположить, что местом ночлега государя-императора было одно из этих сел.
14 августа 1837 года тем же маршрутом через Зяблицкий погост — Поздняково проезжал наследник престола цесаревич Александр Николаевич,
В 1936 году началось строительство современной дороги Горький – Касимов, которое производилось си¬лами и средствами колхозов и артелей, колхозниками и артельщиками и принимало участие все население Вачского района на своем отведенном участке.


Форсирование строительства этой дороги, связано с Отечественной войной 1941-45гг., которая сыграла большую роль в перевозке военных грузов в то время. В настоящее время значение ее неоценимо.


В дореволюционное время единственный вид транспорта от с. Арефина в разные стороны, гужевой
Единственное,что могли поднятся на еще не срытые крутые возвышенности -это почтовые делижансы и удалые тройки -даже у Короленко это описано.А сколько еще гор крутых возле Беляйково.Современные машины с сотнями лошадок с трудом поднимаются и не дай бог гололед. Даже в нашу Вачскую глинянную гору(пока не срыли) ,с разгону вьезжали с трудом…Почтовая станция в Зяблицком погосте на Стародубскую округу была долго
Многие уже и не верют,что проходила эта самая старая Муромская дорога на другой стороне реки Оки от Мурома и фантазируют,что она шла в сторону Владимера.Эх,вот бы и посмотреть (кто может?) на ту старую карту со спором с князем Черкасским живщим на полтысячилетие раньше нашего.Уж он то точней нашего знает где…. Вообще-то былинные муромские леса не перевелись. Они как бы оберегают город с трех сторон, подводя его к высокому берегу Оки. Но где эта самая Муромская дорожка? Местные летописцы и следопыты и по сей день так и не могут уверенно сказать, откуда она идет. Одни уверяют из - Владимира, другие - из Коврова, третьи - из Касимова.
Вот здесь по границе Горбатовского и Муромского уезда и проходила та самая столбовая ,воровская..Был когда то и такой уезд..


Лично мне, обошедшему пешком касимовскую сторону, показалось, что именно она и воспета в старинной песне. Начиная от тихой деревеньки Левенда и до районного центра Меленки встают по обеим сторонам дороги вековые сосны. Даже местные старожилы не всегда решаются войти в эту чащобу. Наезженных дорог и тропинок здесь нет. И только лишь местные лесники без опаски отправляются сюда в каждодневные обходы. Они-то мне и рассказали историю, случившуюся на этой дороге после войны.
Так где же стояли те 3 сосны из песни на той старой Муромской дороге,воровской ,столбовой-может еще те древние тартары по ней носились и поддерживали тогда еше свою САКМУ всей ифоструктурой этапов и лошадьми,и своими постоялыми дворами,и своими ремзонами? Ну любили они хорошие свои Сакмы по тем временам для быстрой,надежной,безопасной связи и почты со своими правителями и налетами на города Руси .И в рабство не уганяли спецов по лошадям,шорничеству,кузнечному делу,да и всю обслугу вдоль всех своих дорог под приглядом своих раненых,квелых,убогих воинов……

21.01
20:00

Князья Пожарские (Стародубские).

Обратил внимание,что в статье приводится много версий о происхождении рода Пожарских от Стародубских.Упоминается и Стародуб Черниговский,но ни где не упоминается Стародуб Воцкий.Сведений о нем до нас пока дошло очень мало.То,что он упоминался среди 5 залеских городов и только. Правда,потом добавилась запись,что востанавливали крепость Стародуб в 16 веке на старом месте .А крепость Стародуб была в Суздальско- Нижегородском княжестве одна,на месте в последующем приселке Городищи поселка Вача .Да,находятся в древних книгах церквей подтверждение,что там было и Стародубское кладбище при церкви и Стародубское княжество,Стародубский уезд и Стародубский стан в поздний период с немалыми размерами на Перемиловых горах до берега реки Оки. Ну не знают историки или не хотят углублятся в эту мало известную и изученную тему. Значит это еще одна версия из многих,где имел надел старший сын еще при жизни отца Стародубского и не получивший по смерти отца главный надел Стародуб Ряполовский на реке Клязьме..Ох,очередная версия,но ее обосновать надо.Вот и вынужден копировать полностью попавшуюся мне статью здесь. Ваше мнение…..


Князья Пожарские
Русский мир
pozarskyИзвестно, что род князей Пожарских идет от Стародубских князей, которые, в свою очередь, ведут свою родословную от Всеволода III, по прозвищу Большое Гнездо, сына Юрия Долгорукого.

Князья Стародубские были удельными князьями, первый из которых Иван Всеволодович, был младшим (восьмым) сыном великого князя Владимирского и Суздальского Всеволода. После гибели великого князя Владимирского и Суздальского Юрия Всеволодовича в 1238 году, великокняжеский стол занял старший из оставшихся в живых Всеволодовичей – Ярослав.

Двум другим своим братьям Ярослав выделил уделы: Святославу – Суздаль, Ивану – Стародуб Суздальский. Так из великого Суздальского княжества выделилось Стародубское удельное княжество, которое сначала, по-видимому, имело самостоятельный статус в XIII – XIV веках, а затем в XV – XVI веках стало находиться в составе и подчинении сначала Владимирского великого княжества, а затем – великого княжества Московского1. Первое летописное упоминание о Стародубе Суздальском относится к началу XIII века. А.В. Экземплярский считал, что, по всей вероятности, Стародуб Суздальский основан Юрием Долгоруким2. Примечательно, что еще в середине XI века уже существовал Стародуб в великом Черниговском княжестве, в связи с чем у ряда историков XIX века возникла путаница в вопросе, какой же Стародуб был отдан в удел князю Ивану Всеволодовичу3.



Иван Всеволодович владел Стародубом Суздальским до 1247 года. После его смерти Стародубское княжество перешло к его сыну Михаилу, а после Михаила в 1281 году – к его сыну Ивану-Каллистрату. Далее Стародуб последовательно переходил к наследникам Ивана Всеволодовича. В 1354-1356 годах Стародубский стол занял Иван Федорович, сын Федора Ивановича Благоверного, правнука Ивана Всеволодовича4. В этот период значительно усилилась роль в объединении удельных княжеств Северо-Восточной Руси под властью великого князя Московского. В 1359 году умер великий князь Московский и Владимирский Иоанн Иоаннович. Великокняжеский стол занял его малолетний сын Дмитрий. Но ярлык на великое княжество Владимирское Ордынский хан Неврус отдал Суздальскому князю Дмитрию Константиновичу, брату великого князя Суздальско-Нижегородского Андрея Константиновича. Однако уже в 1361 году ярлык на великокняжеский стол Владимирский был отдан Дмитрию Ивановичу (Донскому), великому князю Московскому5. Усилив свою власть, великий князь Владимирско-Московский выгнал из Стародуба в 1363 году князя Ивана Федоровича, который, не подчиняясь ему, вынужден был бежать к великому князю Суздальско-Нижегородскому Андрею Константиновичу, под рукой которого собрались тогда бывшие удельные и владетельные князья, притесняемые великим князем Московским6.



Удельное княжество Стародубское в 1363 году перешло к брату Ивана Федоровича – Андрею, который и владел им вплоть до своего последнего упоминания в летописях в 1380 году. Согласно родословным он имел четырех сыновей – Василия, Федора, занявшего Стародубский удел после смерти отца; Ивана, по прозвищу Нагавица-Ряполовский, и Давида, по прозвищу Палица. После смерти Андрея Федоровича Стародубское удельное княжество раздробилось на несколько более мелких самостоятельных уделов, но которые продолжали группироваться вокруг "старейшинствующего" Стародубского удела7. Какие это были уделы, и какие территории бывшего Стародубского княжества входили в их состав, подробно изложено в работе В.А. Кучкина8. Нас же интересует, в частности, какие уделы или удел имели первые из князей Пожарских, и по названию какого удела они получили свое прозвище.

Следует отметить, что в течение последних 200 лет историками выдвигались различные версии о происхождении фамилии князей Пожарских. Но до настоящего времени ни одна из них не получила своего полного документального подтверждения. В данной работе после обсуждения уже известных и опубликованных версий будет приведена еще одна версия, предлагаемая нами, которая также не получила пока полного документального подтверждения, но имеет, по нашему мнению, право на ее рассмотрение.

Родоначальником князей Пожарских, по единодушному мнению всех историков и исследователей, считается один из сыновей вышеупомянутого Андрея Федоровича Стародубского. Но вот какой из них, здесь мнения разделились. Одни, и их подавляющее большинство, считают, что основателем рода Пожарских был Василий Андреевич (А.Ф. Малиновский, С. Смирнов, А.В. Экземплярский, Л.М. Савёлов, В.А. Кучкин, В.Д. Назаров и др.). К ним присоединяется и автор данной работы. Другие, например, сам Д.М. Пожарский и родословец "Временника", полагали, что род Пожарских пошел от Данилы Андреевича, исключая Василия из сыновей Андрея Федоровича Стародубского. При этом, Д.М Пожарский считал "Данилу Ондреевича Пожарсково" старшим среди братьев, говоря: "… прародитель наш больши Стародубсково и Ряполовсково и Палецково", имея ввиду других сыновей Андрея Федоровича – Федора, Ивана и Давида9. Родословец "Временника" ставил Данилу Андреевича вторым сыном Андрея Федоровича10. В известных же на сегодняшний день родословных князей Стародубских и князей Пожарских князя Данилы Андреевича вообще не существует (кроме родословца "Временника"). Во всех родословных имеются только два Данилы: Данила Васильевич, сын Василия Андреевича Пожарского, и Данила Семенович Пожарский, внук Данилы Васильевича. О том, что у Данилы Васильевича отец был Василий Андреевич, следует из отказной книги по Суздалю11 и меновой грамоты XV века князей Данилы Васильевича Пожарского и Дмитрия Ивановича Ряполовского12. Поэтому очевиден вывод, что как Д.М. Пожарский, так и родословец "Временника" допустили ошибку, назвав Данилу Андреевича родоначальником князей Пожарских.

Разделились мнения у историков и исследователей и относительно того, какую же ветвь представляли князья Пожарские после смерти Андрея Федоровича Стародубского – первую (старшую) или вторую. А от установления старшинства той или иной ветви князей Стародубских зависит и обоснование распределения уделов между сыновьями Андрея Федоровича, и значимость этих уделов между собой. Известно, что после смерти Андрея Федоровича самый большой удел во главе со столицей княжества, Стародубом, достался Федору. На этом основании В.А. Кучкин считает Федора старшим из братьев13. Такого же мнения был в свое время и С.В. Рождественский14. Действительно, здесь есть своя логика. При разделе наследства по смерти князя самая значительная его часть доставалась старшему сыну. Поэтому старшинство Федора очень легко вписывается в концепцию В.А. Кучкина при обосновании им разделения Стародубского княжества между четырьмя братьями, князьями Стародубскими. Концепция В.А. Кучкина очень стройна, логически и документально обоснована, кроме одного – Федор не был старшим сыном князя Андрея Федоровича Стародубского. Но он действительно получил "старейшинство" среди своих братьев, князей Стародубских, после смерти своего отца, будучи только вторым сыном после старшего брата Василия. Старшинство же Василия среди братьев отмечено во всех известных родословных (кроме родословца "Временника", как мы уже говорили). Старшинство рода Пожарских или Василия среди князей Стародубских, при разделении княжества на уделы, признали сам князь Д.М. Пожарский; А.В. Экземплярский, С.М. Савёлов, В.Д. Назаров и др. Но тогда почему же Стародубский удел был отдан Федору?

Вот как это объясняет выдающийся историк и исследователь А.В. Экземплярский. Рассматривая различные этапы состояния Стародубского удельного княжества в XIII – XIV веках, он дает очень убедительный анализ, почему более значимый Стародубский удел перешел по наследству не к старшему сыну Василию, а ко второму сыну Федору. Он пишет: "… Стародубское княжество после Андрея Федоровича перешло ко второму сыну его, Федору, который, впрочемъ, могъ наследовать отцу потому, что старший братъ его имелъ уже самостоятельный уделъ ". И далее: "Старший сын Андрея Федоровича, Василий, еще при жизни отца, конечно, получивший уделъ, не могъ, по этому самому, занимать собственно Стародуба, который, такимъ образомъ, переходилъ къ следующему за Василиемъ пожарскимъ сыну Андрея Федоровича, Федору Андреевичу"15. Таким образом, в семье князей Стародубских во второй половине XIV века появились такие обстоятельства, которые не позволили старшему сыну Василию после смерти отца получить главный из уделов Стародубского княжества – Стародубский. И А.В. Экземплярский очень четко определяет эти обстоятельства: Василий к смерти отца уже имел самостоятельный удел. Однако возникает другой вопрос – где Василий получил самостоятельный удел: на территории самого Стародубского княжества или вне него? Здесь А.В. Экземплярский не дает однозначного ответа. Он пишет лишь о том, что: "Прозвище Пожарскихъ взято отъ главнаго селения въ уделе, Погара, - селения въ местности, когда-либо опустошенной пожарами". Впрочем, он сам в сноске 544 признает, что это лишь его предположение. И где находилось это селение или местность Погар – А.В. Экземплярский не обозначает16. Еще до А.В. Экземплярского А.Ф. Малиновский в своем сочинении о князе Д.М. Пожарском писал, что: "Князь Василий Андреевичъ, принял название Пожарскаго отъ того, что достался ему въ наследие частыми пожарами опустошенный городокъ Погаръ, который, до Татарского разорения, назывался Радогость"17. По этому поводу А.В. Экземплярский отметил в своей работе, что: "… по "Книге Большого Чертежа" (стр. 85) Радогостемъ или Радогощемъ назывался не стародубский (владимирский), а черниговский Погаръ, на реке Судости, существующий и теперь въ качестве заштатнаго города"18. Следовательно, и А.Ф. Малиновский выдвинул свою версию о происхождении фамилии Пожарских тоже только в качестве гипотезы.

С. Смирнов в своей работе "Биография князя Дмитрия Михайловича Пожарского" выдвигает свою версию происхождения фамилии Пожарских, говоря о том, что: "Князь Василий Андреевичъ, первый сталъ прозываться Пожарскимъ. Это название получилъ онъ отъ Суздальскаго городка Погара, или Погорелаго, полученнаго имъ въ наследство и опустошеннаго пожаромъ"19. Здесь же, в сноске 1, он пишет, что: "Местоположение древняго Погара теперь неизвестно. Погодинъ думаетъ, что въ следующемъ месте летописи подъ 1096 годомъ: Мстиславъ же перешедъ пожаръ – подъ словомъ пожаръ можно разуметь собственное имя города; но контекстъ даетъ разуметь, что здесь говорится о Суздале, который только что пожженъ былъ Олегомъ. См. Москвит. 1850 г. Т. II. Отд. III. Стр. 3". То есть и сам Смирнов не уверен в жизнеспособности своей версии, не приводя больше никаких ссылок на другие какие-либо источники по этому вопросу.

Л.М. Савёлов еще более лаконичен по поводу происхождения фамилии князей Пожарских. Он пишет в своей работе "Князья Пожарские": "Родоначальникомъ князей Пожарскихъ былъ Василий Андреевичъ, старший сынъ удельного князя Стародубскаго – Андрея Федоровича, получивший во владение селение Пожаръ"20. И все. Где это селение Пожар находится, каким образом получил его во владение князь Василий – об этом ни слова.

И справедливо пишет в своей работе В.А. Кучкин "Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X – XIV веках", что: "До настоящего времени не было известно местонахождение центра владений князей Пожарских. Хотя исследователи производили их прозвище от с. Пожар в Стародубе Ряполовском, но ни таких сел, ни такой волости историко-географы не нашли"21. Из работы В.А. Кучкина следует, что удел Пожар впервые упомянут в недавно обнаруженной В.Д. Назаровым меновой грамоте середины XV века (1440-1470 г.г.) князей Д.В. Пожарского и Д.И. Ряполовского, где Данила Васильевич меняет с Дмитрием Ивановичем отчину своего отца, Василия Андреевича, Пожар на отчину его отца, Ивана Андреевича, Мугреево. Из другого документа, духовной грамоты 1521/1522 годов князя И.В. Рамодановского, часть которой также приведена в работе В.А. Кучкина, можно определить место расположения Пожара22. Кроме того, в работе В.А. Кучкина приведена карта Стародубского княжества в конце XIV века, разделенная на уделы, где юго-западную часть его занимает отчина Пожар.

Благодаря работе В.А Кучкина все, казалось бы, встало на свои места, если считать, что Федор был старшим сыном Андрея Федоровича Стародубского. Но фактически он был вторым сыном, доказательства чему были приведены нами выше. Тогда должен быть ответ на вопрос: почему Василий Андреевич, как старший сын, получил меньший, не основной, удел при разделении Стародубского княжества на уделы между братьями? И если ответ на этот вопрос будет дан, то вся концепция разделения Стародубского княжества на уделы, предложенная В.А. Кучкиным, остается столь же стройной и справедливой даже в том случае, что Федор был все-таки вторым сыном Андрея Федоровича Стародубского. Если же ответ на этот вопрос дан не будет, то В.А. Кучкину следует пересмотреть свою концепцию или привести весомые доказательства, что Василий Андреевич был вторым сыном Андрея Федоровича. Однако на основе изучения дополнительной источниковой базы по вотчинам князя Д.М. Пожарского, мы постараемся ответить на поставленный нами же вопрос, выдвинув при этом новую, частично документально подтвержденную нами версию о происхождении фамилии князей Пожарских.

Изучая источниковую базу по вотчинным владениям Д.М. Пожарского, мы не обнаружили ни в одном из документальных или нарративных источников никакого упоминания о его нижегородском поместье в Балахнинском уезде Жарской волости. Это неупоминание говорит о том, что данное поместье принадлежало роду Пожарских еще до Ивана Грозного, Бориса Годунова, Василия Шуйского, Михаила Романова – российских царей, при которых роду Пожарских были пожалованы основные вотчинные и поместные владения. Не упоминается это имение и в старинных вотчинах, поименованных в документе "1642г. Мая. Выпись в доклад о вотчинах и поместьях кн. Д.М. Пожарского", подготовленного к печати и опубликованного Ю.М. Эскиным в журнале "Отечественная история", №1, 200023. Это опять-таки говорит о том, что упомянутая нами нижегородская вотчина настолько старинная, что она не попала в источниковые материалы XV-XVII веков. Центром этой старинной нижегородской отчины князей Пожарских было село Юрино Жарской волости. О родовой Жарской волости и о Юрино, где была усадьба Д.М. Пожарского, писал граф М.Д. Бутурлин, при обсуждении вопроса, где лечился князь от ран осенью 1611 года24. О поездке в Жарскую волость (Жары), в родовое имение князя Д.М. Пожарского, в мае 1887 года писал известный нижегородский архивист А.С. Гациский25. О Юрине, как родовой усадьбе Д.М. Пожарского, писали П.И. Мельников26 и Л.В. Даль27. Как видим, о нижегородской родовой вотчине князей Пожарских в Жарской волости писали многие исследователи XIX века, хотя, как мы уже говорили, ни в одном из документальных и нарративных источников XV-XVII веков она нигде не упоминается. Тогда возникает вопрос, когда и кем Нижегородская отчина была дана в удел князьям Пожарским? Наша версия ответа на этот вопрос такова.

Известно, что великий князь Суздальско-Нижегородский Константин Васильевич перенес в 1350 году престол свой из Суздаля в Нижний Новгород, чтобы создать новое великое княжество, независимое от Владимирско- Московского великого князя. Поскольку Нижегородские (Низовские) земли были совсем не заселены русскими людьми, то он вывел часть своих подданных из Суздальских земель и призвал желающих из других княжеств переселиться на новые земли28. Его сыновья, сначала Андрей, а затем Дмитрий продолжили дело отца после его смерти в 1355 году. В 1365 году умер Андрей Константинович. После короткой борьбы за престол между Дмитрием и третьим его братом Борисом, великокняжеский стол Суздальско-Нижегородский при помощи великого князя Московского Дмитрия Ивановича (Донского) стал принадлежать Дмитрию Константиновичу29. В начале нашей работы мы уже говорили о том, что в эти же годы (в 1363 году) великий князь Московский выгнал из Стародуба его владельца, князя Ивана Федоровича, который убежал к великому князю Суздальско-Нижегородскому Андрею Константиновичу.

Наша версия строится на том, что при служении великому князю Суздальско-Нижегородскому бывший глава Стародубского княжества получил за свою службу в удел Жарскую волость. А поскольку он был бездетным, то пригласил к себе своего старшего племянника – Василия Андреевича, которому и передал впоследствии свой удел. По названию полученной им в удел Жарской волости князь Василий Андреевич и стал прозываться Пожарским. Когда же умер Стародубский князь Андрей Федорович, Стародубское княжество было поделено все же на четыре удела. Самый большой удел, Стародубский, достался второму сыну Федору. Василий, уже имевший самостоятельный удел в Суздальско-Нижегородском княжестве, получил меньший удел и назвал его, по своему уже имеющемуся прозвищу, Пожаром. Суздальско-Нижегородский удел в этот период был меньше зависим от великого князя Московского, чем Стародубский удел Пожар, и мог считаться у Василия главным его уделом. И не случайно, что сын его Даниил после смерти отца променял удел Пожар на Мугреевскую отчину, которая граничила с Нижегородскими землями, чтобы оба удела были ближе друг к другу и могли даже составить один общий удел. Это, по-видимому, и имел в виду Л.М. Савёлов, говоря о том, что: "… князья Пожарские, надо думать, были довольно богатыми помещиками въ первые полтора столетия своего отделения отъ Стародубскихъ князей…"30.

Таким образом, по своему прозванию и по месту своего обитания князья Пожарские были скорее Нижегородскими князьями, чем Суздальскими, хотя и произошли от князей Стародубско-Суздальских.
Ну,нигде не упоминается загадочный город прошлого Стародуб-Воцкий,но кто то его срубил с крепостью,потом в 16 веке вновь срубили на старом месте..Недалеко и Княжа гора облюбованная хлыстами три века назад и село Пожога..Это сейчас Городищи приселок пос.Вача ,а когда-то было наоборот…..
Примечания

1. В.Д. Назаров. Средостение документа и нарратива: о статусе Стародубского княжества и Стародубских Рюриковичей (XV-начало XVI вв.). В сб. "Источниковедение и историография в мире гуманитарного знания". Доклады и тезисы XIV научной конференции. М., 18-19 апреля 2002, с. 358-361.

2. А.В. Экземплярский. Великие и удельные князья Северной Руси в Татарский период с 1238 по 1505 г. Том второй. Владетельные князья владимирских и московских уделов и великие и удельные владетельные князья суздальско-нижегородские, тверские и рязанские. СПб., 1891, с. 174-175.

3. Там же, с. 189, сноска 544.

4. Там же, с. 176-182.

5. Н. Храмцовский. Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода. Нижний Новгород, 1998, с. 37-39.

6. См. п. 2, с. 182.

7. См. п. 1, с. 359-360.

8. В.А. Кучкин. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. М., 1984, с. 256-263.

9. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 4, ч. II. М., Памятники исторической мысли, 2003, с. 43.

10. См. п. 2, с. 184, сноска 539.

11. Л.М. Савёлов. Князья Пожарские. М., 1906, с. 13.

12. См. п. 8, с. 260.

13. См. п. 8, с. 256, 262.

14. С.В. Рождественский. Служилое землевладение в Московском государстве XVI века. СПб., 1897, с. 172, 176.

15. См. п. 2, с. 184, 187.

16. См. п. 2, с. 188, 189, сноска 544.

17. А.Ф. Малиновский. Биографические сведения о князе Димитрие Михайловиче Пожарском. М., 1817, с. 1-2.

18. См. п. 2, с. 189.

19. С. Смирнов. Биография князя Дмитрия Михайловича Пожарского. М., 1852, с. 3.

20. См. п. 11, с. 5.

21. См. п. 8, с. 259.

22. Там же, с. 260.

23. РГАДА, ф. 1209, столбцы по Н. Новгороду, стб., 604/20965, ч. III, л. 414-423.

24. М.Д. Бутурлин. О месте погребения князя Дмитрия Михайловича Пожарского и о том, где лечился от ран осенью 1611 года. М., 1876, с. 15-25.

25. А.С. Гациский. Нижегородский летописец. Нижний Новгород, 2001, с. 424-428.

26. П.И. Мельников. Нижний и Нижегородцы. "Москвитянин", т. XXIX, 1843, с. 25, примечание.

27. Реферат Л.В. Даля в "Журналах Нижегородского статистического комитета", заседание 11 июня 1869 года, с. 317-319.

28. См. п. 5, с. 35.

29. Там же, с. 40-43.

30. См. п. 11, с. 5.

Статья опубликована в октябре 2006 года в журнале "Нижегородская СТАРИНА", выпуск 12

Значит статья свежая,раз 2006 году опубликована в Нижегородской Старине..Ау,спецы?На Руси вотчина была древнейшим видом частной земельной собственности. Вотчину можно было передавать по наследству, менять, продавать. Термин происходит от слова «отчина» , то есть отцовская собственность. Первые сведения о княжеских вотчинах в Киевской Руси относятся к 10 веку. 11-12 веками датируются известия о боярских и монастырских вотчинах. Вотчины обслуживались трудом зависимых крестьян-смердов и холопов. В 11-12 веках права вотчинников закрепляются в своде законов — Русской правде. В период раздробленности, в 13-15 веках, вотчина стала господствующей формой землевладения. Наряду с князьями и боярами вотчинами владели члены их дружин, монастыри, высшее духовенство. Вотчинами стали удельные княжества, получаемые князем в наследство от отца. Количество и размеры вотчин увеличивались путем захвата общинных крестьянских земель, пожалования, купли, обмена. Помимо общих вотчинных прав, вотчинники владели иммунитетными привилегиями в суде, при сборе налогов, уплате торговых пошлин.

. Серьезный удар родовитым вотчинникам нанес опричный террор Ивана Грозного. Во второй половине 16 века многие крупные вотчинники продали или заложили свои земли. В результате в конце 16 века преобладающей формой феодального землевладения стало поместье.

С начала 17 века вотчинное землевладение вновь увеличивается. Правительство награждало дворян за службу, раздавая им земли старых вотчин. Расширились юридические права владельцев поместий, шел процесс стирания различий между поместьем и вотчиной. В конце 17 века в центральных районах страны наследственное (вотчинное) землевладение преобладало над поместным (служебным) . Указом 23 марта 1714 года о единонаследии поместья юридически были приравнены к вотчинам и слились в один вид земельной собственности — имение.

04.12
17:18

Вачский район в прошлом...

– 75 лет назад архивные органы Горьковской области были переданы в систему НКВД (1939).

Приказом Народного комиссара внутренних дел СССР архивные органы переданы в систему НКВД. Горьковское областное архивное управление переименовано в отдел архивов УНКВД по Горьковской области. В связи с переходом в систему НКВД пересмотрен и обновлен штат архивистов. Передачей дел руководил заместитель начальника УНКВД В.В. Губин (1902–1972). К 1 июля 1939 года передача была завершена. Первым начальником архивного отдела УНКВД по Горьковской области стал В.Г. Антипов.

В период подчинения государственных архивов ведомству НКВД–МВД (1939–1962) имели место снижение уровня научного использования документов, режим засекречивания, ограничение доступа к архивным делам.

Факты

26 (6 февраля) – 300 лет со дня образования Нижегородской губернии (1714).

Указом Петра I, подписанным в этот день четырьмя сенаторами Я.Ф. Долгоруковым, И.А. Мусиным-Пушкиным, Т.Н. Стрешневым и М.М. Самариным, провозглашалось: «Нижегородской губернии быть особо». Нижегородская губерния была выделена из состава Казанской как самостоятельная административно-территориальная единица Российского государства. В ее состав помимо Нижнего Новгорода вошли Алатырь, Балахна, Муром, Арзамас, Гороховец, Юрьев-Польский, Курмыш, Василь и Ядрин, низовья рек Керженца и Ветлуги. Всеми административными, военно-полицейскими и отчасти финансовыми вопросами в губернии ведал губернатор. Первый нижегородский губернатор – представитель старинной и близкой к царскому роду фамилии Андрей Петрович Измайлов. При нем была создана Нижегородская губернская канцелярия – главный орган управления Нижегородской губернией, ликвидированной в 1779 году в связи с образованием Нижегородского наместничества. После новой губернской реформы Нижегородская губерния в 1796 году была восстановлена.

Документы фонда Нижегородской губернской канцелярии (1719–1779) // ЦАНО. Ф. 1. 220 ед. хр. 2 оп. 1714–1779 гг.

Документы фонда Канцелярии Нижегородского губернатора (1798–1917) // ЦАНО. Ф. 2. 17 190 ед. хр. 10 оп. 1796–1917 гг.

Документы фонда Нижегородского наместнического правления (1779–1796) // ЦАНО. Ф. 4. 6865 ед. хр. 4 оп. 1779–1880 гг.

Документы фонда Нижегородского губернского правления (1796–1918) // ЦАНО.

Ф. 5. 46 532 ед. хр. 15 оп. 1797–1918 гг.







Где отдыхали рабочие после фабричного труда, где их агитировали, готовили к новой
жизни, как был устроен их быт? Несмотря на то, что согласно статье в январе 1919 года
молодежь могла повеселиться в народном доме, были в нем и спектакли, и танцевальные
вечера, и т.п., позже — в декабре 1922 года в другой статье — под названием «Кума, кума,
дай ключ мне!..» — говорилось следующее: «Не везет вачским рабочим с рабклубом, и сколь
ни бьется Кустком с вопросом о скорейшем его открытии, — дело вперед не подвигается. …
Свыше полгода тому назад возник вопрос о рабочем Клубе, свыше полгода рабочие живут
надеждой иметь свой уголок, где бы можно было отдохнуть после дневного труда, где бы
можно почитать газету, обменяться мнениями, поделиться горем и радостями. А теперь уж
видя, что верхи в этом направлении делают мало — отдельные рабочие и служащее говорят о
«складчине» в пользу снятия где-нибудь комнатушки и покупке дров и керосина для ее
отопления и освещения. Кстати, о помещении. Сначала под Клуб обещали отвести
фабричное помещение на «Соколе»; потом — передумали и стали обещать «Белый Дом»,
несколько позднее почти «уступили» дом бывш. Д.Д. Кондратова; потом заговорили об
отводе под клуб больничного барака; теперь же часто стали называть помещение фабричного
училища» («Луч», № 83, 3 декабря 1922 г.).
Гораздо радикальнее решила вопрос со своим размещением вачская комсомольская
ячейка, которая для этих целей использовала дом бывшего фабриканта Коробкова, а его
самого — в качестве швейцара: «Сюда молодежь Вачи ежедневно по вечерам собирается,
чтобы почитать, поспорить, провести время с большей пользой, чем его проводит «молодежь
улицы».
«На огонек» часто тянется и беспартийная молодежь, которой интересно послушать
лекцию Ремезова по русской истории, беседу о боге, доклад о задачах молодежи и т.д. И тут
вот приходится наблюдать весьма странное явление, заставляющее в недоумении разводить10
руками.
В дверях «парадного крыльца» стоит грозный «Цербер» с длинными седыми усищами
и внимательно осматривает каждого входящего. Это сам бывший фабрикант и владелец дома
Коробков, добровольно выполняющий частенько роль швейцара.
− «Беспартийный? В шею!» — рычит он, беря за шиворот какого-нибудь юнца.
− «Коммунист? Пожалуйте!» — он подбирает живот, вытягивается и дает дорогу
юнцу, слащаво улыбаясь» («Греется у огонька», «Луч», № 8, 30 января 1923 г.).
В феврале 1923 года вопрос с рабочим клубом был, наконец, решен: «Правление
Муромского металлотреста под рабклуб отвело верх Белого Дома (бывший Кондратова), и к
настоящему времени клуб уж заканчивается оборудованием: туда проводят электричество,
поставляют мебель, книжные шкафы и пр.
На открытие клуба ожидается приезд товарищей, занимающих видные посты в
управлении нашей промышленности. Возможно, что к этому времени прибудет сюда и
первый Нарком труда Шляпников, одно время работавший токарем по металлу на здешней
фабрике» («Открываем рабочий клуб», «Рабоче-крестьянская газета», № 9, 9 февраля 1923
года).
В декабре 1922 года по распоряжению председателя правления муромского
Металлотреста для рабочих фабрики № 1-й была оборудована ночлежка в бывшем
помещении фабричного училища, которая «не будет уже походить на бывшую «мориловку»,
где было вечером жарко, как в бане, а среди ночи и особенно к утру, холодно, как на
Северном полюсе» («Трест для рабочих», «Луч», № 94, 28 декабря 1922 г.)


85 лет назад положено начало областного административно-территориального строительства в Нижегородском регионе (1929) с последующим образованием Нижегородской (Горьковской) области.

На основании Постановления Президиума ВЦИК от 14 января 1929 года «Об образовании на территории РСФСР административно-территориальных объединений краевого и областного значения» была ликвидирована Нижегородская губерния. Ее территория вошла во вновь образованную Нижегородскую область, включавшую Нижегородскую и Вятскую губернии, Муромский уезд Владимирской губернии, Марийскую и Вотскую автономную области, Чувашскую АССР и Унженский лесной массив Костромской губернии. Вся область делилась на 7 округов: Арзамасский, Вятский, Котельнический, Муромский, Нижегородский, Нолинский и Шарьинский. Постановлением Президиума ВЦИК 15 июня 1929 года Нижегородская область была преобразована в край, 7 октября 1932 года переименованный в Горьковский. С принятием новой Конституции СССР 5 декабря 1936 года край был преобразован в Горьковскую область, восстановившую свое историческое название (Нижегородская) после возвращениия 29 октября 1990 года г. Горькому прежнего названия – Нижний Новгород.

Документы Нижегородского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. // ЦАНО. Ф. Р-56. 3835 ед. хр. 8 оп. 1917–1929 гг.;

Документы Нижегородского окружного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Нижегородского края. // ЦАНО. Ф. Р-271. 154 ед. хр. 5 оп. 1929–1930 гг.;

Документы Горьковского краевого Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. // ЦАНО. Ф. Р-2626. 15059 ед. хр. 6 оп. 1929–1936 гг.;

Документы Горьковского областного Совета народных депутатов. // ЦАНО. Ф. Р-3074. 13997 ед. хр. 11 оп. 1936–1989 гг.

Нижегородская область. Краткая характеристика. Нижний Новгород, 1929. 56 с.



– 85 лет со дня образования Вачского района Нижегородской (Горьковской) области (1929).

Образован из селений Новосельской, Яковцевской волостей, части селений Арефинской, Монаковской волостей Муромского уезда Владимирской губернии, части селений Панинской и Салавирской волостей Павловского уезда. К моменту создания Вачский район был одним из самых густонаселенных в Нижегородском крае. В настоящее время административным центром района является поселок Вача. Граничит с Павловским, Сосновским, Навашинским районами Нижегородской области, а также с территорией Владимирской области.

Документы Вачского Совета депутатов трудящихся Горьковской области // ЦАНО. Ф. Р-2877. 6 оп. 498 ед. хр. 1928–1962 гг.


img.nnov.org/data/myupload/4/100/4100661/87vacha-korolenko1.jpgВ 1924 году на смену сухим отчетам, насыщенным числовыми данными,
публикуемым в «Луче», пришли бытовые очерки, посвященные вачской фабрике, условиям
работы, быта рабочих и т.п. Среди них особенно выделяется статья «Яма» Дмитрия Рабочего
(«Луч», № 111, 20 мая, № 112, 21 мая 1924 г.). «Кто имеет возможность пользоваться
изящными ножичками и вилочками гравированной работы с клеймом «Кондратов с. Вача»,
вероятно, и не подозревает того, что в его руках не нож, не вилка, а сгусток человеческой
крови, жизни полной лишений…» — так начинается указанная статья, построенная на
противопоставлении жизни Вачи до 1917 года и после.
Нетрудно понять, что «Яма» — это ни что иное, как вачская фабрика: «Рабочий
Вачской фабрики, родясь и выросши в Ваче — мерял свою жизнь так: дом, фабрика, церковь
— снова дом, снова фабрика, снова церковь, снова фабрика и, наконец, могила.
Его дом стоял, как и церковь на плоскости, а фабрика зияла окнами в яме, а шагах в
ста от нее по склону оврага тянулось кладбище.
Вот и все пути, которые дал Кондратов вачскому рабочему.
И рабочие Вачи окрестили за все свои мучения от нечеловеческого труда — Вачу и
фабрику — ямой».
Саму «Яму» — фабрику — автор рисует такой: «Монастырские узкие окна,
закопченные и запыленные от времени — пропускают незначительные полосы света,
тусклые стены и потолки, сырость в нижних этажах «точильни» и «личильни» создают
мрачно-тюремное настроение.
Вентиляции отсутствуют, отсутствовали и раньше. Сами стены старые, какие-то
рыхлые.
И вот в этих стенах, там в подвалах, забрызганные от «точила» водой стоят люди в
сырости по восемь часов, выделывая красивые топоры, ножи, вилки…
Раньше за это они получали от 12 до 30 рублей, теперь, принимая во внимание
соотношение цен рынка, некоторые категории получают большие, некоторые почти то же
самое, что и раньше».
Так было, но так не должно быть, говорит автор. Что же произошло за шесть лет?
«В Ваче теперь имеется, правда, небольшой, но охотно посещаемый рабочими клуб.9
При клубе имеется библиотека-читальня. В Ваче находится обзавком металлистов,
охраняющий труд и интересы рабочего.
Фабриками бывшими Кондратова теперь управляет сам-же рабочий через свой
Металло-трест.
В Вачу все больше и больше начинает поступать газет, — Вача начинает любить
советскую газету».
А что же сама фабрика? «Корпуса фабрики остались старыми, еще больше обветшали
и требуют ремонта, полного переоборудования.
Корпуса расположены не целесообразно, не в порядке хода производства выработки








235 лет со дня подписания императрицей Екатериной II указа об учреждении Нижегородского наместничества (1779).

По административно-территориальной реформе Екатерины II территория Российской империи вместо губерний была разделена на наместничества с четкими границами. Территория Нижегородского наместничества стала значительно меньше бывшей губернии, так как к Костромскому наместничеству отошел Юрьевецкий уезд, к Казанскому – Алатырская провинция. В пределах Нижегородского наместничества остались города Нижний Новгород, Арзамас, Балахна, Васильсурск, а села Ардатов, Горбатов, Княгинин, Лукоянов, Макарьев, Починки, Пьянский Перевоз, Семенов, Сергач получили статус городов и собственные гербы. Все они стали центрами вновь образованных уездов.

22 декабря 1779 года было учреждено Нижегородское наместническое правление, которое возглавило деятельность всех государственных учреждений наместничества, обладало административно-полицейскими полномочиями. Наместническое правление ликвидировано согласно указу Сената от 12 декабря 1796 года в связи с проведением новой губернской реформы и восстановлением Нижегородской губернии.

Документы Нижегородского наместнического правления // ЦАНО. Ф. 4. 4 оп. 6865 ед. хр. 1779–1800 гг.
При такой перетряске и архивные документы терялись,вот и белые пятна истории….






22.10
19:08

Версии о возникновение города Стародуб -Воцкий

Это свидетельствует о земляных работах, которые проводились вокруг крепости. Об этом можно судить по записи Никсоновской летописи под 1536 года, где говорится о том, что: «В то же время поставлен град Стародуб на старом месте земляной и делали 10 апреля по 20 июля».

В 1523 году крепость была укреплена после неудачной осады Новгорода Нижнего войском Крымского ставленника в Казани Саиб-Гирея «повоевавшие около Нижнего Новгорода Березополье и до Клина и взявшее полону множество…»
Но городом Балахна стала именно в 1536 году, когда здесь была построена крепость. После смерти великого князя Василия III Ивановича, правительницей государства стала его вдова Елена Глинская, которая правила от имени сына – малолетнего великого князя Ивана Васильевича (впоследствии Грозного). Никоновская летопись подробно описывает события 6 января 1536 года: нападение казанских татар во главе с ханом Сафа-Гиреем. Именно разграбление большого и богатого поселения, по мнению летописца, и стало причиной постройки в Балахне крепости [[(Крепости Балахны)]]. Значит была построена а в Стародубе в !523 году была укреплена а в 1536 году вновь построена крепость с земляными работами на СТАРОМ подчеркиваю месте-ничего удивительного,набеги ответные были частыми. Нечего было грабить торговые суда и лодочки Булгар и другого местного населения. По наглому влезали на территорию Мордвы Вацкой ,да и к будущему Арзамасу,Ардатову,Сарову лезли -а у них свои князьки и правители были.Не по понятиям -надо отвечать,вот и строили ,реставрировали после набегов свои города-укрепления,если их полностью не ровняли с землей……

Города древности -сами города по своей сути еще не являются городами,а скорее местами укреплений на подходящей местности.. Что значит "срубить город"? Построить на подходящей возвышенности из местных материалов (лес,земля) защиту от наступающих противников,врагов,и желательно,надежную на продолжительное время. Каменных в те времена еще не было и у других княжеств. Было бы побольше рабсилы,плененных,лошадей и примитивной техники.
Из доступных источников на данное время я знаю,что одноименные города Стародуб _Северский упоминается впервые в источниках в 1078 году,а Стародуб Ряполовский или Стародуб на Клязьме упоминается в 1217 году. А вот Стародуб-Воцкий всего один раз пока из найденных источниках,летописей.Это не значит,что окончательно.Просто в той канцелярии еще долго будут изучать,переводить в цифру,чтоб была доступной. Вот и в тех приказах,где то есть разъяснение, по чьей воле ,на чьи средства и кто был поставлен руководить постройкой или " рубить" город,крепость,укрепление.Может и чертеж сохранился,описание.
Почему в крепости в Городищах сруб был полтора метра засыпной? Какой высоты.Какой длины? Мы знаем из записей,что место разрушенных крепостей и сожженых называли Городище или Городищи..А вот где ссылка на связь Городищ со Стародубом?

Версий об этом анклаве много.Как искажают ее даже в наше время-достаточно убрать "Стародубовоцкий" и поставить соседний стан "Дубровский" с противоположного берега Оки и картина меняется.И нет уже Черниговских князей и их уделов в Муромских землях,самых отдаленных ,не престижных,заселенных местными народами,еще не обращенных в христианскую веру на управление которой ставили самых младших Черниговских князей,мечтавших со временем перебратся в более престижный и богатый удел княжества,скажем Стародуб-Черниговский уже и с крепостями и инфоструктурой

.Здесь же в Воцком надо ставить крепости для защиты от набегов коренных народов.То что нам пока история не оставила какие еще были города в Муромском княжестве кроме Мурома….Ну не зря же история оставила и этот Стародуб в числе пяти залеских городов" В это время в Муромском уезде имелись: Дубровский Заречный стан, Дубровский Замотренский стан, Куземский стан с Мошанской во­ лостью, Замариченский стан и Унжеский стан. Видно, что Дубровский стан разделился надвое. И это неудивительно, т.к. население увеличи­ лось за прошедшие 100 лет не менее чем в 3-5 раз. Стало сложно учиты­ ЗЕМЛЯ ПРИОКСКАЯ-БЫЛИННАЯ вать два огромных земельных массива, разделённых Окой-рекою."…Вот так искажают: "

Какую крепость востанавливали " на старом месте" в 1523 году.? Ну а когда предыдущую поставили -об этом история умалчивает.Кто был поставлен на удельном княжестве в Муромском или Муромско -Рязанском княжестве? Почему Стародубском?
Одной из версий, легенд,старых записей попа давно не существующего Липовицкого погоста,а это подтверждают и другие исследователи,был пришлый князь со своими людьми,которые пришли издалека на эту "украину",понимается как далекую окраину…Может с Черниговских земель со Стародуба Северского? Мы же знаем много случаев названия городов на северных землях по подобию южных Киевской Руси. В начале поселились на "Городине" или Княжей горе в простонародье..Есть такая гора почти как огромный курган с загадочным прошлым на Перемиловых горах недалеко от берега реки Оки ,которую уже несколько веков хлысты считают своим святым местом…. А это официально;












Соловьево – деревня в Вачском районе. Памятник археологии федерального значения – городище Соловьевское («Городина»). (II тыс. до н.э. – начало I тыс. н.э.). Документы о принятии на госохрану № 624, № 176.Я не думаю,что не использовали ее в более позднее время,скажем как неприступная крепость…Словом-это место овеяно легендами с колодцем на горе и кладами.Она выделяется за много километров.
Вторая версия с солидного источника;
« В лето 6706 (1198) Князь Ширинский Бахмет Усейнов сын, пришёл из Большие Орды в Мещеру, и Мещеру воевал, и засел её, и в Мещере родился у него сын Беклемиш. И крестился Беклемиш, а во крещении имя ему Князь Михайло, и в Андрееве городке поставил храм преображения Господа нашего Иисуса Христа, и с собою крестил многих людей. У Князя Михайло сын князь Фёдор. У Князя Фёдора сын князь Юрья. И князь Юрьи был на Дону, пришел из Мещеры к Великому Князю Дмитрию Ивановичу своим полком».
Так сказано в « Родословной книге князей и дворян российских» («Бархатной книге»)[i], куда за верную и доблестную службу были удостоены чести помещения князья Мещерские, ведущие свой род от князя Бахмета Ширинского. Дата 1198 год от Рождества Христова явно ошибочна: в 1198 году, за 25 лет до битвы на Калке и слуху не могло быть о владетелях Ширинских. Другие списки родословной называют 6606(1098) год, но это могло случиться только в 1298 году от Рождества Христова[ii], иначе правнук Бахмета Юрий Федорович не мог бы по истечении 182 лет прийти на Дон и участвовать в Куликовской битве, а достоверность этого подтверждена историческими документами.
30 июня 1798 года при утверждении императором Павлом второй части Общего Российского Гербовника род князей Мещерских был внесен в число родов Российско-княжеских. Одновременно был утвержден герб рода князей Мещерских. « Герб представляет щит, разделенный на четыре части; в первой из них - в червленом поле две серебряные луны, рогами вверх; вторая и третья имеют лазуревое поле, во второй серебряная крепость, а в третьей - ездок с поднятым вверх мечом, скачущий в левую сторону; в четвертой же части щита – в червленом поле серебряный мост. Гербовый щит помещен на развернутой горностаевой мантии и увенчан русской княжеской шапкой»[iii].
В некоторых списках родословной князь Ширинский по имени не называется, в иных именуется Бахметом или Тул-Бахметом. Последнее имя возможно говорит о его промонгольском происхождении: четвертый сын , Чингисхана носил имя Тули, ставленником Ногая был хан Тула-Бука.
Д.И.Иловайский в «Истории Рязанского княжества» отмечает: «Князья Ширинские подняли брань на Царя Большой Орды и в 1298 году ушли из нея кочевать на Волгу. Один из них Бахмет Усейнов сын пришел в Мещеру, взял её войною и остался здесь княжить»[iv]. Царем Большой Орды был в то время Тохта, но был и другой, которого русские летописи также величают царем, - Ногай
А Ширины поднялись вверх по Волге, затем свернули в мордовско – мещерские земли и вышли к Оке. И эти земли Бахмет, как сказано в родословной князей Мещерских, завоевал. Возникает вопрос – мог ли он сделать это без позволения Тохты? Скорее всего – нет. В любом случае: или до захвата Мещеры, или уже после того, но Бахмет должен был получить от хана документ, на владение мещерским улусом.
Обратим внимание что Михайло взял в жены княжну Стародубскую и был щедро награжден уделами своим крестным отцом в Муромских землях. Вот выписка-
5. КНЯЗЬЯ СТАРОДУБСКИЕ
« И крестился Беклемиш…» В начале XIV века, когда Узбек сделал ислам государственной религией, некоторые знатные монголы и татары, не желая подчиниться хану в перемене веры, бежали на Русь. Среди них были уже христиане несторианского толка, и, видимо, переход в православие они считали менее предосудительным. По преданию сам Узбек ( одна из его жен была православной) отпустил к Ивану Калите мурзу Чета, крестившегося с именем Захарий и построившего затем знаменитый Ипатьевский монастырь. Считается, что от него пошли такие именитые российские роды, как Годуновы, Сабуровы, Вельяминовы-Зерновы, Шеины.
О крещении Беклемиша, кроме того, что он принял имя Михайло, в родословной князей Мещерских нет ничего. Однако в романе Михаила Каратеева « Ярлык великого хана» есть по этому поводу такая информация: «Муромский владыка Василий уговорил его принять православную веру. Сам князь Василий Ярославич крестным отцом был. Оженился же тот Беклемиш-Михайло на княжне Стародубской…»[xxxiv] Михаил Дмитриевич Каратеев, по материнской линии прямой потомок В.А. Жуковского, родился в богатой духовными традициями дворянской семье, почти всю жизнь он прожил в эмиграции в Южной Америке. В его романе, основанном на исторических документах, приводится много данных, почерпнутых из древнерусских, византийских и арабских источников. « История, решительно превалирующая над домыслом,- вот главный герой всех этих романов», - сказано о творчестве М. Каратеева. К его династическим таблицам сейчас обращаются многие исследователи, поэтому, наверно, можно рассмотреть версию с женитьбой Беклемиша как подлинную.
Муромский владыка Василий – это рязано-муромский епископ Василий II, поставленный в 1356 году митрополитом Алексеем в Рязань, а до того, видимо, служивший в Муроме. Князь Василий Ярославич владел Муромским княжеством до своей кончины в 1345 году, что зафиксировано в летописях.
Муромское княжество, в XII веке входившее в Муромо-Рязанскую землю, обособилось в 1145 году после смерти в Муроме князя Святослава Ярославича. В 1239 году, когда татары пришли усмирять восставшую мордву, Муром был сожжен. В 1281 и 1293 гг. он снова подвергся разорению, после чего захудал и опустел. Как раз на этот период и пришелся захват Бахметом Мещеры, той её части, которая при Юрии Долгоруком входила в Муромское княжество. « Границы его на севере простирались по крайней мере до Клязьмы, а на юге до устья Гуся с одной стороны и Мокши с другой»[xxxv]. На этой территории на берегу Оки и стоял по преданию построенный Юрием Долгоруким Городец, вошедший в историю как Мещерский городок, позднее Касимов.
« А князь великий даде царевичу Касиму место по Оке в земле Муромской. Он же построил град себе, имянова Крим ханский»[xxxvi].
Как знать,может и пошли князья Стародубские здесь,на Муромской земле в Стародубе Воцком-раз уж Стародуб на Клязьме захирел и не имел значения. А то свалили всех Стародубских в одну кучу на Клязьме и не могут состыковать….

Стены большинства крепостей Нижегородского Поволжья были деревянными, в виде частокола или городни, которые устанавливались на вершине вала. Частокол делался из вертикально врытых заостренных вверху бревен, вдоль вершины которых с внутренней стороны крепости располагались подмостки для защитников. В городне бревна стены лежали горизонтально, опираясь звеньями на вертикально врытые столбы. Городня обычно делалась из двух параллельных стенок, соединенных между собой поперечными тягами в виде сруба
А вот еще версия:Дмитрий Московский (точнее — его приближённые), приведя в свою волю суздальского и ростовского князей, выгнал Ивана из его удела (1363 г.), после чего ушел в Нижний Новгород к Андрею Константиновичу, у которого сделался служебным князем. Дальнейшая судьба Ивана Федоровича неизвестна.
Ивана Федоровича считают бездетным все родословные, за исключением Головина, который, без указания оснований, дает ему сына Дмитрия и внука Василия.
Значит пока не известна,не раскопали пока. А если конкурент Московского князя дал удел в Нижегородском княжестве.И нарекли его Стародуб-Воцкий по подобию отняного. И ушел Иван Федорович с бывшего княжества не с пустыми руками ,а прихватив свое законно принадлежавшее..Может и путаницы не будет.Муром свой заокский анклав потерял.Нижегородское княжество получает ярлык на правление и скупает земли Мордовские и у темников-расширяет свои владения.Это потом будет и завоевание, и подчинение Казанской губернии Стародубских земель и получение потомками Стародубских князей уделов на окраине, взамен отобранных во Владимирской земле….Как знать?Погост XVII столетия — это центр деревенской округи там, где нет по каким-либо причинам крупного села. Несколько дере­ вень получают на погосте духов­ ную помощь в виде богослуже­ ний и церковных таинств. Также, как правило, на погосте действу­ ет небольшой Торжок. Примером крупного погоста являлся Ни­ кольский погост в Стародубовоц ком стане. А каковы были погос­ ты в древности, мы немало писа- „ Икона «Святые благоверные князь ли выше. „ icon Петр и княгиня Феврония» В доказательство того, что финно - угры были отменны­ ми кузнецами, можно привести свидетельство историка Соловьёва, который ссылался на древнего историка Тацита, утверждавшего, что ещё в глубокой древности этот народ являлся искусным обработчи­ ком металла, выковывая финские мечи. Кроме мечей, повсеместно бы­ ли известны топоры и наконечники копий этих умельцев. А вот тру­ дится на поле, т.е. заниматься земледелием, они не любили, добавлял этот историк.

Все вышеприведённые примеры неоспоримо доказывают, что погос­ ты были не только местом торговли древнего населения, но и местом средоточия ремёсел. Вот теперь становится совершенно понятно, поче­ му погост Никольский Стародубовоцкого стана, описанный нами выше, имел в XVII столетии столько торговых точек и большую ремесленную слободу. Такими ремесленными и торговыми местами были все древ­ нейшие погосты!

Единственный погост, который не вписывается в нашу схему, - это погост Невадьевский. В словаре у Даля это слово имеет значение «нес­ частье». Видимо, произошло како-то печальное происшествие в древ­ ности на этом месте. Возможно, разрушение идола и установка на этом месте христианского храма заложили в память об этом происшествии в народе, или же татарский погром дал такое название погосту, а возмож­ но, уже беды смуты XVII столетия наложили свою печать. Сейчас мож­ но только гадать об этом. Но если бы сохранилось первоначальное наз­ вание погоста, то оно, несомненно, подтвердило бы наши выводы.

19.10
00:44

Козьмодемьяновский погост на берегу реки Оки

Интересно стало мне,кто такие были святые Косьма и Демьян?И это было в далекой старине..Вот и на берегу реки Оки в Стародубовском стане ,уезде,удельном княжестве была такая в Козьмодемьяновском погосте ( погост- значит главный на округу деревень),да еще и Стародубовский перевоз через реку Оку рядом….И это в древние времена Муромского княжества….Особая история возникновения Стародубского стана. До середины 14 века существовало удельное княжество «Стародуб Воческий» . В 1351 году скончался князь Дмитрий Федорович Стародубский, а в 1363 году великий князь Дмитрий Иванович согнал со Стародубского княжения его брата князя Ивана Федоровича, присоединив его земли к своей вотчине. Позднее на его территории образовалась дворцовая волость.

К 1630 году была нарушена целостность Стародубской волости, и в обиход пришло выражение Стародубский стан Муромского уезда. Царь Михаил Федорович в 1621 году жаловал патриарху Филарету в Стародубе Вотцком, село Ярымово, сельцо Мартово с деревнями и со всеми угодьями и лесом и т.д. До описи земель, в 1630 году патриаршие земли имели льготы по уплатье податей в государственную казну. Но после описи, из льготных вышло, 23 выти с полувыти и полполтрети выти земли. В этом году в вотчине великого Государя Святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси было 2 села 5 деревень 2 погоста, в них 2 церкви деревянные, 174 двора крестьянских, 47 дворов бобылей и 13 дворов безпашенных бобылей и 12 дворов пустых. Так же из дворцовой волости было дано боярину Ивану Никитичу Романову в вотчину 2 погоста, села Пуроко и Арефино, 3 сельца, 59 деревень. Его вотчина, являлась самой крупной на правом берегу Оки в Муромском уезде; и была расположена, в основном, в центральной и северной частях Стародубского стана. Только деревня Мещера с угодьями находилась на его южной окраине. В вотчинных селах и деревнях стояло 7 дворов поповых, 2 двора дьячкова, 2 двора пономарей, 2 двора просвирниц, 63 двора бобылей церковных, двор приказчиков, двор приезжих боярских людей, 759 дворов крестьянских, 185 дворов бобыльских, 22 двора беспашенных бобыльских, 180 дворов пустых да 78 мест дворовых.
img.nnov.org/data/myupload/4/100/4100661/dscf0236.jpgВот где то здесь на высоком берегу реки Оки на пути древней торговли и дороги с перевозом междоусобных войн…..Голенищевской приход Стародуба Вотцкого был дан в поместье боярину Михаилу Борисовичу Шеину. Центром поместья в 1630 году было село Голенищево. Располагался он на западе стана, по берегу реки Ока, в него входили погост Козьмодемьянский, 22 деревни живущих, 3 деревни и 4 починка пустых. Данное поместье было самым крупным поместьем Муромского уезда на правом берегу реки Оки.

Кто такие Кузьма и Демьян. Первое упоминание на Руси о святых Кузьме и Демьяне относится к последней четверти 11 века. Именно тогда в новгородских берестяных грамотах описывались два брата - Косьма и Дамиан, которые совершали чудеса исцеления тяжелобольных людей, помогали нуждающимся и были хорошими ремесленниками.

В древние времена они считались покровителями знахарей и лекарей, к ним обращались за благословением во время лечения людей и животных, наложения заговоров. Покровительствовали братья и различным ремеслам, особенно кузнечному делу, так как в народе Кузьму и Демьяна еще называли кузнецами-бессеребренниками, делающими отличные изделия из металла и не бравшими за это никакого вознаграждения. Помогали они и в женских делах по хозяйству – братьев часто вспоминали при уборке урожая, во время прядения, ткачества или ухода за домашней скотиной.

Молились Кузьме и Демьяну также и для благополучия брака, сохранения домашнего очага. Во время свадебного обряда матери новобрачных часто обращались к братьям со словами «Кузьма-Демьян, скуй нам свадьбу до белой головы, до седой бороды!».

Обычно братьев изображали с небольшими аптечками в руках, что говорит об их искусстве врачевания. Также их лики часто помещались на полях икон, посвященных Богоматери и разным святым. Космодемьянские церкви и монастыри строились в Москве, Суздале, Нижнем Новгороде, Твери, Пскове и других русских городах.

Отмечался праздник святых братьев («Кузьминки») 1 ноября по старому календарю. Сегодня же его празднуют 14 ноября. Так как Кузьма и Демьян считались еще и покровителями домашней птицы, на «Кузьминки» было принято резать большое количество кур, готовить из них разные блюда и угощать соседей. Считалось, что благодаря этому в хозяйстве целый год будет водиться птица.
Вот что о нем рапортовали древние в Казань,там упоминался и перевоз через реку Оку.А это вам не лодочка,нужно и орудия разрушения перевозить,и награбленные ценности на телегах,словом весь обоз с запчастями….Косьмодемьяновском ПОГОСТЕ.
В писцовых книгах за 1628-30 гг. говорится, что этот Погост с деревнями был пожалован в вотчину боярину Михаилу Борисовичу Шеину. В Погосте в то время была церковь Космы и Дамиана – древяна клецки. «А в церкви Божия милосердия – образ местный Космы и Дамиана в киоте на золоте, прикладу 2 гривны серебряны позолочены, два образа Пресвятой Богородицы запрестольной Умиление на празелени – поставленье попа Климента. Двери царские, сень и столпцы ветхи на празелени. Двери северные, на них благоразумный разбойник Рах на красках. Да книг: на престоле Евангелие письменное в пол - десть, сосуды церковные – потир медный, блюдо деревянное, апостол – печать Московская – да псалтырь – мирское денье; пять колоколов – не велики; пять свеч поставных, три свечи на красках, две простые. Да на церковно земле во дворе поп Исаак Игнатьев, поп Игнатий Федотов и Авраам Климентов, пономарь и просвирня, да на церковной же земле бобылей 12 дворов – питаются от церкви Божией. Пашни церковной средние земли 20 четвертей в поле, да за попами на оброке 25 четвертей. Оброку платят в приказ Казанского дворца по 2 руб. 16 алтын 4 деньги, сена 50 копен; да на том же Погосте кабак да под Погостом перевоз».
Казнь воеводы М.Б. Шеина. Июнь 1633. Извлечение из книги А. Олеария «Описание путешествия в Московию». Середина 1630-х — первая половина 1640-х гг.
Русские, в особенности из простонародья, в рабстве своем и под тяжким ярмом, из любви к властителю своему, могут многое перенести и перестрадать, но если при этом мера оказывается превзойденною, то и про них можно сказать: «patientia saepe laesa fit tandem furor» [когда часто испытывают терпение, то в конце концов получается бешенство]. В таких случаях дело кончается опасным мятежом, причем опасность обращается не столько против главы государства, сколько против низших властей, особенно если жители испытывают сильные притеснения со стороны своих сограждан и не находят у властей защиты. Если они раз уже возмущены, то их нелегко успокоить: не обращая внимания ни на какие опасности, отсюда проистекающие, они обращаются к разным насилиям и буйствуют, как лишившиеся ума.

Великий князь Михаил Федорович прекрасно знал это обстоятельство. Поэтому, когда вернувшиеся в жалком состоянии из-под Смоленска солдаты стали сильно жаловаться на измену генерала Шеина, из-за которой и более высокое лицо не без причины подверглось подозрению, а [при дворе] на первых порах еще медлили с суровыми мерами против [С. 186] обвиненного, и, таким образом, грозило вспыхнуть всеобщее восстание, то приказано было обезглавлением Шеина дать народу удовлетворение. Чтобы, однако, Шеин тем охотнее, без вреда для других, решился на это, применили к нему следующую хитрость: его убедили в том, будто выведут его только для видимости, но казнить не будут: «Лишь бы видел народ желание великого князя, а как только Шеин ляжет, сейчас же явится ходатайство за него, а затем помилование, и простонародье будет удовлетворено». Когда теперь Шеин, утешенный и полный надежды, которую еще более усиливало доверие, по некоторым причинам питавшееся им к патриарху, выступил вперед и лег ничком на землю, палачу был дан знак поскорее рубить: тот так и сделал, несколькими ударами срубив голову.

После этого, еще в тот же день, сын Шеина, также бывший под Смоленском, по требованию народа был, по их обычаю, кнутом засечен до смерти. Остальные друзья его немедленно же были сосланы в Сибирь; этим народ был удовлетворен, и мятеж прекратился.

Произошло это событие в июне 1633 г.



Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию. — М.: Русич. 2003. С. 167—188. Так что не долго правил этим погостом….


ПОГОСТ первоначально центральные поселки общинной территории, административно-податные центры и пункты, в которых велась торговля. Позже П. становятся также и религиозными центрами: вдесь строятся церкви, отводится место под кладбище. Со временем П. частично или полностью утратили прежнее значение, хотя название за ними сохранилось. В одних местностях они стали обозначать место, где находится церковь и причт, в других (в средней и южной полосе) – кладбища, а в некоторых превратились в села.

10.10
12:19

Удельное княжество " Стародуб -Воческий".

Вот и добрался я к истокам Вочьского удельного княжества.Значит не единственное упоминание в истории о городе древности Стародубе -Вочском.Многие названья сел и деревень ,тех,далеких времен,мне знакомы и сохранились до наших времен с небольшими изменениями.
Остается только точней определить место этого загадочного города древности с его крепостью.А крепость в округе,известная нам,была одна - в Городищах. Это сейчас эта деревня микрорайон районного центра Вача….Как знать..Может и приселок Вача возник в те загадочные времена рядом с крепостью.Правда крепости тех времен были деревянно-земляные и не составляли больших трудов разрушить татарве при набегах и склонить местность к послушанию и своевременой уплате налогов и поборов.А шерстили эту малолюдную окраину мелкие группы баскаков и мордвы не редко до берегов реки Оки и здесь им не надо было ждать зимы,когда Ока покроется льдом,чтоб перетащить орудия разрушения крепостей….


Никсоновской летописи под 1536 года, где говорится о том, что: «В то же время поставлен град Стародуб на старом месте земляной и делали 10 апреля по 20 июля».



Вотчинами стали удельные княжества, получаемые князем в наследство от отца. Количество и размеры вотчин увеличивались путем захвата общинных крестьянских земель, пожалования, купли, обмена. Помимо общих вотчинных прав…

А может это имеет такую версию:Собранные экспедицией музея истфака нижегородского госуниверситета им. Лобачевского данные из частично мордовских сел Большой Макателем и Хозино Первомайского района нашей области свидетельствуют еще об одной загадке. Оказывается, вплоть до XX века, нижегородская мордва-эрзя чтила своих столетия назад усопших предков, захороненных под марами (курганами). В Семик женщины в национальной одежде взбирались на вершины этих насыпей, ложились на бок и скатывались вниз. Якобы, это устанавливало контакты между мирами живых и мертвых, а также помогало исцелиться или предохраниться от всевозможных болезней.
Известный нижегородский филолог и этнолог Николай Морохин приводит данные о следующем обряде из той же местности, который проводился до 1930 годов. В середине лета местные эрзянки устраивали праздник "бабан-каша" (бабья каша) в урочище Калмазырь у древних курганов – месте захоронения мордовских воинов. Старые женщины варили кашу, которой кормили своих внуков. После этого мальчики ползали по траве, «чтобы скорее стали мужчинами и быть сильными». Считалось что при контакте со сдобренной плотью предков землей, дети и подростки магическим образом перенимали силу древних воинов. Когда в 1930 годы курганы распахали тракторами, этот обычай пресекся сам собой.



Особая история возникновения Стародубского стана. До середины 14 века существовало удельное княжество «Стародуб Воческий» . В 1351 году скончался князь Дмитрий Федорович Стародубский, а в 1363 году великий князь Дмитрий Иванович согнал со Стародубского княжения его брата князя Ивана Федоровича, присоединив его земли к своей вотчине. Позднее на его территории образовалась дворцовая волость. Она располагалась на правом берегу реки Ока и называлась Стародубской волостью. Границами ее были: с запада и севера - река Ока, с востока - река Кузома, с юга - река Кутра.
Походы в 1444 году, с целью защиты мордвы, в 1469 году на Казань, сделали правобережную территорию реки Ока более защищенной от набегов. Заселение правого берега стало менее опасным, и туда устремились прочие феодалы. К этому времени, в составе Муромского уезда, были выделены станы. Дубровский стан занимал на правом берегу реки Оки территорию, граничащую на севере со Стародубской волостью, на западе рекой Окой, на востоке - устьем реки Сережи, на юге – рекой Велетьмой. Часть Унженского стана простиралась вдоль реки Оки между Дубровским станом с севера, и рекой Верьей с юга. В 15 веке село Старое Загарино, Оленино с деревнями и угодьями в Дубровском стане принадлежало Пятому Загарину. Деревня Туртапка в Унженском стане числилась за неким вотчинником. Примечательно, что село Оленино, находилось территориально далеко от Дубровского стана; их разделяла Стародубская волость. Но по грамотам оно числилось за Дубровским станом. Объясняется это смыслом станового деления, которое проводилось для более эффективного управления землями в уезде при реформировании вотчин и проведении поместной политики. Стародубская дворцовая волость не входила в сферу влияния Поместного приказа и местной администрации.


В 16 веке происходит активное освоение земель Дубровского и Унженского станов, при сохранении неделимой дворцовой волости. Архимандрит Симанов монастыря Филофей в 1531 году купил у прежнего вотчинника то самое село Старое Загарино, оно же Оленино, с деревнями угодьями. В 1534 году великий князь Иван Васильевич дал жалованную иммунную грамоту на эту вотчину. Муромец Василий Федоров сын Борисов выкупил деревню Туртапку и в 1569 году дал ее в «дом» Муромского Борисоглебского монастыря. Позднее в Борисоглебскую вотчину, на правом берегу реки Оки, вошли село Водное, пожни Стадижерские в Сетчинских лугах с покосами и озерами у Оки, и рыбные ловли. В этом веке Муромскому Собору Рождества Богородицы были пожалованы озеро Беловощи, глухие озера на реке Теще по Семен–голову. В 1597г. царь Федор Иванович жаловал в Собор село Новошино с деревнями, а так же часть Сетченских лугов, прилегающих к тому селу. Наряду с монастырскими, в крае, находились вотчины светских феодалов. По документам Поместного приказа в селе Клин, селе Новоселки Сетчино с деревнями была вотчина Григория Чиркова, в селе Дедово с деревнями - вотчина Есипа Кровкова. Деревня Полон Черновской была вотчиной Тимофея Иванова сына Аристова. Сельцо Пертово с угодиями, ранее принадлежавшее митрополитской вотчине, стало владением Елизария Вылузгина.


Но еще сохранялась опасность для жизни и ведения хозяйства на этой территории. С 1538 года по 1584 год Симанову монастырю были даны 4 грамоты, в которых тот, в связи с разорением от набегов татар, освобождался от уплаты податей на разные сроки и наделялся правом заселения на своей вотчинной земле свободных крестьян. Это не останавливало процесс освоения пустующих земель на правом берегу реки Ока, пик которого пришел на конец 16 и начало 17 века. Способствовало этому, увеличение количества «служилых людей», верстание их и наделение вотчинами и поместьями на вновь присоединенных территориях, так как в центральных районах уже не было свободных земель. События 1606-1609 гг. существенно повлияли на состояние сел и деревень в крае. На его территории находились «литовские заставы», одна из которых находилась у села Сетчено. Интервенты разоряли села и деревни, грабили их население. В декабре 1608 года, царь Шуйский Василий Иванович обратился в «Стародуб вотцкий, к старостам и целовальникам и всем крестьянам в село Ярцево да на Пурех да на Вачу», которые в те смутные времена, поддерживали «Лжедмитрия» с наказом, « помня прежнего Государева царя; прийти к крестному целованию, приведя с собой лутчих человек с десяток, с повинной челобитною в село Давыдово или где съедете с воеводой Олябьевым». В январе 1609 года, во время похода воеводы Андрея Семеновича Олябьева на Муром «Яковцево и Клин выжгли, … и людей секли».
К 1630 году была нарушена целостность Стародубской волости, и в обиход пришло выражение Стародубский стан Муромского уезда. Царь Михаил Федорович в 1621 году жаловал патриарху Филарету в Стародубе Вотцком, село Ярымово, сельцо Мартово с деревнями и со всеми угодьями и лесом и т.д. До описи земель, в 1630 году патриаршие земли имели льготы по уплатье податей в государственную казну. Но после описи, из льготных вышло, 23 выти с полувыти и полполтрети выти земли. В этом году в вотчине великого Государя Святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси было 2 села 5 деревень 2 погоста, в них 2 церкви деревянные, 174 двора крестьянских, 47 дворов бобылей и 13 дворов безпашенных бобылей и 12 дворов пустых. Так же из дворцовой волости было дано боярину Ивану Никитичу Романову в вотчину 2 погоста, села Пуроко и Арефино, 3 сельца, 59 деревень. Его вотчина, являлась самой крупной на правом берегу Оки в Муромском уезде; и была расположена, в основном, в центральной и северной частях Стародубского стана. Только деревня Мещера с угодьями находилась на его южной окраине. В вотчинных селах и деревнях стояло 7 дворов поповых, 2 двора дьячкова, 2 двора пономарей, 2 двора просвирниц, 63 двора бобылей церковных, двор приказчиков, двор приезжих боярских людей, 759 дворов крестьянских, 185 дворов бобыльских, 22 двора беспашенных бобыльских, 180 дворов пустых да 78 мест дворовых.
Голенищевской приход Стародуба Вотцкого был дан в поместье боярину Михаилу Борисовичу Шеину. Центром поместья в 1630 году было село Голенищево. Располагался он на западе стана, по берегу реки Ока, в него входили погост Козьмодемьянский, 22 деревни живущих, 3 деревни и 4 починка пустых. Данное поместье было самым крупным поместьем Муромского уезда на правом берегу реки Оки.
В начале 17 века выросло количество вотчин на территории Дубровского стана. «За осадное московское сидение в королевичев приход» 1618 года царем Михаилом Федоровичем были пожалованы выслуженные вотчины: Григорию Петрову сыну Черткова село Базарово на реке Оке, Миките сыну Чиркова жеребий села Клина. Старые вотчины, по сложившемуся правилу, делили между потомками. Например, вотчинное село Дедово поделили между Есипом и Григорием Суминым, Корманом Мешковым и Иваном Ивановым детьми Кровковыми по четверти села каждому. О качественном состоянии вотчин можно судить, сравнив состояние села Оленино в разное время. В 1545 году в селе было 9 крестьянских дворов. В 1630 году стояло 10 крестьянских дворов жилых и 10 крестьянских дворов пустых, так как крестьяне бежали со своих дворов.
Значительно быстрее, на правобережной территории Дубровского стана развивалось поместное землевладение. Если в конце 16 веке в поместьях было. Село Клин, за Григорием Чирковым; деревня Рогово, за Иваном Чертковым; деревня Монаково, за Григорием Чертковым; деревня Волосово, за Федором Араповым; деревня Малое Окулово, за Иваном Ворыпаев и Иваном и Федором Ивановыми детьми Кикова; деревня Петряева за Лаврентием сыном Аристова, за Панкратием и Василием детьми Кровкова; деревни Князева, за Аксентием Кракозовым; деревня Окулово, за Михаилом Елизаровым. То уже к 1630 году насчитывалось более двух десятков поместных владений. Часть из них образовалась из поместий родственников. Например, в селе Клин в поместьях были жеребья Владимира, Григория и Алексея Григорьевых, их племянника Пантелея детей Чирковых. В селе Рогово с пустошами жеребья у Григория Петрова сына Черткова, Нехорошева и Романа Ивановых детей Юматова, Михаила Иванова сына Совина, Матвея Андреева сына Ивашева. В селе Монаково жеребья Ивана Старого Григорьева сына Черткова и его племянника Иваном Молодого Григорьева сыном Черткова. В сельце Петряево жеребья Никиты и Матвея Лаврентьевых и Алексея Ивана детей Аристова. В деревне Князево жеребья Петра, Мирона и Григория Панкратьевых, Ивана, Алексея и Тимофея Васильевых детей Кровкова. В деревне Окулово жеребья Богдана и Алексея Аксентьевых детей Кракозова. Некоторые поместья были даны вновь. Например: Ивану Богданову сыну Ворыпаева деревня Угольное, Кирею Кровкову деревня Сонино, Григорию Петрову сыну Черткова жеребий сельца Александрова, Миките Иванову сыну Коверина Мещеринова, Терентию Аристову и Владимиру Чиркову по жеребью в сельце Юсупова, Андрею Иевлеву деревня Ольхово, Никите Опраксину пустошь деревни Веснино, Савве Семенову сыну Совина, Бухвалу Левантьеву сыном Лихарева, Якову и Федорову Григорьевым детям Аристова и Небажену Васильеву сыну Копревым жеребия в сельце Ярцева, Федору и Афонасию Петровым детям Арапова жеребья деревни Волосово. При этом, в селах Клину и Дедово, находились одновременно вотчинные и поместные владения разных феодалов. Как видим, в основном были мелкие поместные землевладения, которые являлись составной частью владений феодалов в уезде.
К середине 17 века на правобержной территории Муромского уезда сохранились все значимые вотчины: патриаршия, Симонова, Борисоглебского монастырей, Собора Рождества богородицы. Вотчина боярина Ивана Никитича Романова перешла его сыну Никите Ивановичу. Некоторые вотчины сменили владельцев. Сельцо Пертово с деревнями стало вотчиной боярина Ивана Петровича Шереметьева, а деревня Черновская стала вотчиной стольника Ивана Григорьева сына Плещеева. Продолжилось дробление крупных вотчинных сел. В селе Клин к 1646 году имели жеребья Григорий и Алексей Григорьевы, Пантелей Никитин дети Чиркова, Иван Васильев сын Юматов, Алексей и Федор Пановы, Михаил, Иван и Семен Михайловы детьми Киселева. Было взято поместье у Михаила Борисовича Шеина. Бывшие его поместные земли стали государевыми пашенными землями. Причиной смены владельцев вотчин и поместий было их отношение к царской службе: уход с нее или опала одних и наоборот поступление на службу или «царская благосклонность» к другим.
Сравнивая состояние вотчинных сел и деревень в первой половине 17 века, отмечаем, что в период с 1630 по 1646 год, увеличилось количество крестьянских и уменьшилось количество пустых дворов в них. Например, в вотчине боярина Никиты Ивановича Романова в 1646 году, по сравнению с этой же вотчиной его отца в 1630 году, количество крестьянских дворов увеличилось вдвое, количество пустых дворов уменьшилось со 180 до 33 дворов. В патриаршей вотчине столь разительного качественного изменения сел и деревень не наблюдалось, в 1646 году в ее селах и деревнях было 198 крестьянских дворов. В вотчинном Симонова монастыря селе Оленино в 1646 году в селе стояло 18 крестьянских дворов. Это явилось следствием мирной жизни края, внутренней политикой государства, направленной на развитие феодального землевладения и запрещение ухода крестьян со своих дворов.
В заключение выделим некоторые особенности формирования и развития феодального землевладения на этой территории. Здесь наблюдалось соседство дворцовой волости, монастырских вотчин и землевладений светских феодалов. Причем последние формировались, до начала 17 века, за счет земель светских феодалов. Целостность волости оставалась не зыблемой до этого времени Динамично развивались феодальные владения, особенно поместья, при сохраненной неизменности монастырских вотчин. Волостные земли давались только представителям знатных родов. Жалования из волостных земель были крупными, она не дробилась на мелкие владения. Положение «украинной территории», постоянно подвергающейся нападениям и разорению, не способствовали сильному экономическому развитию края и соответственно феодальных владений на его территории.




Река Ока еще в глубокой древности (VI - VII вв.) являлась частью так называемой Янтарной дороги, по которой тогдашние купцы возили янтарь с Балтийского моря на Каспий, а через него в Хорезм, Китай и др. восточные страны. Сношение Руси с Востоком по Оке существовало до ХIII в. В Х-ХIII вв. посредством Оки киевские и черниговские князья сносились с княжествами Северо-Восточной Руси и в частности с городами Москвой, Рязанью, Муромом, Владимиром, Нижним Новгородом и др. По Оке на русский север шло византийское узорочье (дорогие ткани), ювелирные изделия, вина, пряности и пр. В обратном же направлении перевозился русский пушной товар, мед, воск, изделия из древесины, кожи и пр. Ока являлась в те времена главной торговой артерией в связях Новгорода с волжскими болгарами (см. об этом: В. Иванов, В. Барсуков, Г. Федюкин. Подмосковные места. Путеводитель по районам туризма. М., 1967, стр.252) . Правые притоки Оки вели к реке Дону, а по нему путь шел в Азовское море. В договоре киевского вел. кн. Владимира I с волжскими болгарами (1006 г.) русским и болгарам предоставлены для торговли путь по Волге и Оке (см. проф. И.М. Кулишер. История русской торговли до XIX в. включительно. Пб., 1923, стр.24).








15.09
15:33

http://img.nnov…


. Ссылаясь на журнал «Православный собеседник» за1858 г., он приводит уже известную нам легенду: «В начале царствования Алексея Михайловича в 1645 г. во Владимирской губернии Муромского уезда в Стародубской волости на гору Городину близ деревни Бобынина и Михайлиц сошел с неба на огненных облаках в пламенной колеснице Бог-отец Саваоф, окруженный ангелами»18 . Далее он сообщает, что на горе есть колодец, почитаемый сектантами, а в деревни Михалицы, в полутора верстах от Городины, жил Иван Тимофеевич Суслов, который часто посещал Городину и проводил беседы у колодца. У него были приверженцы во многих городах России. Они приходили на Городину, а в колодец бросали серебро и золото.
Вверх по течению Оки выступает из берегового венца возвышение, называемое гора «Малая Городина». Здесь, по преданию, проживал разбойник Семен. Много кладов спрятано вокруг этой горы19 .










А клад мне не попался однако….
Стародубье
Есть в районе Перемиловых гор есть загадочная сторона под названием Стародубье. Вот как территорию Стародубья определяет И.М. Ландышев: «Стародубом или Стародубьем назваются конечности Муромского заречного (за рекой Окой) уезда, с точностью определить границы Стародубья невозможно, но приблизительно его составляют в настоящее время три народные волости: Варежская, Загаринская и Арефинская»20 . Е. Добрынкина сообщает, что «один из пунктов Перемиловских гор носит в Муромском уезде названия „Стародубья”, географическое положение которого предание очерчивает так: от берегового села Клин вниз по течению реки Оки до берегового села Варежа; ширина Стародубья прстирается от берегового гребня до Нижегородского почтового тракта с крайними селениями в нем: Глебовым и Зяблицким погостами с селом Арефиным»21 .

Е. Добрынкина отмечает, что жители Стародубья «экономически очень развиты, способны к ремесленным и промышленным предприятиям; красивы, ловки, сметливы; одним словом „чистый народ”, по тамошнему выражению»22 . Похожее описание приводит И.М. Ландышев: «Народ живет без нужды, по миру не ходит, чисто одевается» 23 . По его мнению, отличительной особенностью стародубского населения является «говор или речь… чистая, без прицикивания. Нет в песнях у народа стародубского какой-то заунывности. Женщины поют тонкими голосами, а в Стародубье напротив»24 . И.М. Ландышев провел целое исследование о происхождении этого народа, о городе Стародубе Воцком, основание которого он приписывает князю Юрию Долгорукому25 . Е. Добрынкина, ссылаясь на местные предания, также, как и И.М. Ландышев, видит в «стародубах» пришлых людей, «пришедших из далека не то со своим вождем, не то князем, поселившихся первоначально на горе Городине, вблизи деревни Соловьевой»26 .





Современные историки и археологи пытались обнаружить город Стародуб Вотский, который упоминается в Новгородской первой летописи, где он назван в «Списках русских городов дальних и ближних», в числе Залеских городов между Муромом на Оке и Стародубом на Клязьме. Раскопки, предпринятые И.А. Очеретиным в 1990 г. в Вачском районе, к успеху не привели27
























* Городи́ще - тип археологического памятника, укрепленное поселение обнесенное земляными валами и рвами. Охватывает памятники от эпохи энеолита до Средних веков (до XVI века).
Обычно городища располагались в труднодоступных местах - на мысах берегов рек и ручьtв, часто среди глухой тайги и болот. С напольной стороны городища укреплялись искусственными сооружениями: земляными валами, а в более позднюю эпоху — каменными стенами и рвами. Вершина вала также, как и край площадки городища, могла укрепляться деревянными высокими стенами типа частокола или стены из горизонтальных бревен, вложенных между вертикальными столбами.





Вот,они фотки ландшафта Городищ и непонятных маковок,сделанные на днях при поездке в этот край.Значит крепость там была-деревянно-земляная..Так и ближайшая крепость Павловский острог по дошедшим фактам имела 50 стражников с воеводой и тоже границы крепости потеряны.Может и Стародубская крепость имела приселок Вачу,где был погост и Стародубское кладбище.Писцы же не пишут Вачское кладбище при деревянной старой церкви а Стародубское. И еще есть свидетели,которые утверждают,что при прокладке траншей перед каменной церковью,попадались кости и черепа захоронений…А перед церковью по церковным понятиям захоронений не производят. С боков и за церковью-другое дело. Значит старая стояла в другом месте,а новую уже по забывчивости прошлого далекого или по решению мецената фабриканта Кондратова поставили среди кладбища..Я сам находил много черепов и костей на отвалах траншей и пугал,богохульник,взрослых прохожих бренчанием челюстями черепов. Кому это надо? Все скрывается… Все закатано асфальтом.Даже надгробные плиты из мрамора с ъ внутри ограды бывшей церкви скинули в фундамент пристройки клуба или под Монумент Победы и проводят торжества,пляски над могилами предков..Разве это не богохульство,мне кажется вандализм,наказуемый во всем мире.Но уже поздно -исполнителей и приказчиков нет…..

06.04
00:29

Художник Левитан с любимой женщиной...

Вот что пишет Вячеслав Федоров о прикольном пребывании Левитана в селе Чулково Вачского района…Неужели люди там такие дикие были? Кстати,сам Левитан перед смертью уничтожил все свои записи и письма и попросил об этом близких.. Жаль однако. Не узнаем подробности его посещения у него самого..



И все-таки Волга «зацепила» Левитана. Может быть, в Васильсурске навевало ему тоску одиночество, а теперь он отправился в путешествие с любимой женщиной, Софьей Кувшинниковой, которая восемь лет кряду была его музой, и товарищем - художником Алексеем Степановым. Весной 1888 года все трое сели на пароход в Рязани и отправились в плавание по Оке. Биографы художника утверждают, что целью поездки был Плес, но здесь можно и посомневаться.



Есть же воспоминания Кувшинниковой об одном эпизоде, который случился с ними в селе Чулкове, где первоначально решили задержаться художники. Сегодня это Вачский район нашей области.Весной 1888 года Левитан вместе с друзьями-художниками Алексеем Степановым и Кувшинниковой отправился на пароходе по Оке до Нижнего Новгорода и далее вверх по Волге. Во время путешествия они неожиданно для себя открыли красоты маленького, тихого городка Плёс. Они решили задержаться и пожить там некоторое время. В итоге Левитан провел в Плёсе три чрезвычайно продуктивных летних сезона (1888—1890).

Восемь лет мне довелось быть ученицей, товарищем по охоте и другом Левитана. Восемь лет, посвященных практическому изучению природы под руководством Левитана, — это выше всякой школы (С.П. Кувшинникова)[7].



«…Пробовали остановиться в селе Чулкове, но долго там не ужились. Очень уж дико отнеслось к нам население, никогда не видевшее у себя «господ». Они ходили за нами толпой и разглядывали, как каких-то ацтеков, ощупывали нашу одежду и вещи. Когда же мы принялись за этюды, село не в шутку переполошилось.



- Зачем господа списывают наши дома, овраги и поля? К добру ли это и не было бы какого худа?



Собрался сход, почему-то даже стали называть нас: лихие господа…

Все это действовало на нервы, и мы поспешили уехать. Спустились до Нижнего, перебрались на другой пароход и стали подниматься по Волге, но все-таки как-то не тянуло нигде приставать…

Наконец добрались до Плеса».
Так что успели лихие люди набросать и нарисовать при остановке в красивом месте на высоком берегу села Чулкова? Но там же были и господские дома ,и видные люди того времени в ближайшей округе и сельцо было с господским домом. Да,странно….Вот нашел,как Константин Паустовский описывает пребывание Исаака Левитана в Чулкове…Жаль,темные были в недалеком прошлом люди,даже на водном пути Оки в Чулкове,что уж говорить про глубинку Муромских лесов..Не дали порисовать…
…. На пристани в Чулкове к Левитану подошел низкий старик с вытекшим
глазом. Он нетерпеливо потянул Левитана за рукав чесучового пиджака и долго
мял шершавыми пальцами материю.
- Тебе чего, дед? - спросил Левитан.
- Суконце, - сказал дед и икнул. - Суконцем охота полюбоваться. Ишь
скрипит, как бабий волос. А это кто, прости господи, жена, что ли? - Дед
показал на Кувшинникову. Глаза его стали злыми.
- Жена, - ответил Левитан.
- Та-ак, - зловеще сказал дед и отошел. - Леший вас разберет, что к
чему, зачем по свету шляетесь.
Встреча не предвещала ничего хорошего. Когда на следующее утро Левитан
с Кувшинниковой сели на косогоре и раскрыли ящики с красками, в деревне
началось смятение. Бабы зашмыгали из избы в избу. Мужики, хмурые, с соломой
в волосах, распояской, медленно собирались на косогор, садились поодаль,
молча смотрели на художников. Мальчишки сопели за спиной, толкали друг друга
и переругивались.
Беззубая баба подошла сбоку, долго смотрела на Левитана и вдруг ахнула:
- Господи Сусе Христе, что ж эго ты делаешь, охальник?
Мужики зашумели, Левитан сидел бледный, но сдержался и решил
отшутиться.
- Не гляди, старая, - сказал он бабе, - глаза лопнут.
- У-У У> бесстыжий, - крикнула баба, высморкалась в подол и пошла к
мужикам. Там уже трясся, опираясь на посох, слезливый монашек, неведомо
откуда забредший в Чулково и прижившийся при тамошней церкви.
- Лихие люди! - выкрикивал он вполголоса. - Чего делают - непонятно.
Планы с божьих лугов снимают. Не миновать пожару, мужички, не миновать бяды.
- Сход! - крикнул старик с вытекшим глазом. - Нету у нас заведения
картинки с бабами рисовать! Сход!
Пришлось собрать краски и уйти.
В тот же день Левитан с Кувшинннковой уехали из слободы. Когда они шли
к пристани, около церкви гудел бестолковый сход и были слышны визгливые
выкрики монашка:
- Лихие люди. Некрещеные. Баба с открытой головой ходит.
Кувшинникова не носила ни шляпы, ни платка.
Левитан спустился по Оке до Нижнего и там пересел на пароход до
Рыбинска. Все дни он с Кувшинниковой просиживал на палубе и смотрел на
берега - искал места для этюдов.





Как вам вид на реку Оку в Чулково художника Левитана тогда и сегодня с той самой точки…По видеммому рисовал вечером ,когда приехали с Рязани ? На утро они уже рисовали дома,овраги недалеко от церкви,расположившись на бугре…..Жаль прогнали,а то бы рисовал не в Плесе виды окресностей Чулкова.







Один вид Княжей горы или Городины чего стоит- не зря же течение верующих хлыстов облюбовали эту гору еще несколько веков назад и шли к ней на поклонение со всей Руси….










04.04
16:44

Новость местного значения д.Сапун....

. Получив отставку, поселился в своем сельце Сапун Муромского уезда[7]. Уже разведенная к тому времени Лавиния Жадимировская, по-прежнему любившая его, тут же приехала к нему и жила в его имении под видом экономки.
19 апреля 1859 года князь Трубецкой умер, и Жадимировская тотчас же уехала из имения князя.
Вот так описывает википедия о Трубецком…Чем он знаменит? Ну род приближенный к царю. Ну красавец,ну весельчак и шалун -за что неоднократно подвергался наказаниям и разжалованниям царем. Как мы помним со школьной скамьи, тусовался и служил с Лермонтовым. Был его секундантом в дуэле с Мартыновым,за что вновь пострадал.



Но почему в сельце Сапун на берегу Оки в современном Вачском районе а не на Ваганьковском,Новодевичьем или в Санкт-Петербурге ,где весь бомонд того времени или сливки того общества…

Значит,не смотря ни на что,любили под старость лет уединение в своих родовых поместьях на Перемиловых горах на крутом берегу Оки. Вот и приселок возле села Чулкова поблизости был в распоряжении Голицыных..Значит не скучно было.Своя местная тусовка под старость лет.
И где то здесь на прицерковной територии уже утерянная за давностью лет,находится могила Сергея Трубецкого под слоем щебня от полуразрушенной церкви села Яковцево..





Дочь дипломата писательница графиня А. Д. Блудова писала [9] :
Часто встречались мы тогда с Трубецкими. Это было семейство красавцев и даровитых детей. Старшие сыновья были уже скорее молодые люди, нежели отроки, и мы подружились со вторым Сергеем, насколько можно подружиться на балах и вечеринках, ибо мы не были въезжи в дом друг к другу.Он был из тех остроумных, веселых и добрых малых, которые весь свой век остаются Мишей, или Сашей, или Колей. Он и остался Сережей до конца и был особенно несчастлив или неудачлив… Конечно, он был кругом виноват во всех своих неудачах, но его шалости, как ни были они непростительны, сходят с рук многим, которые не стоят бедного Сергея Трубецкого. В первой молодости он был необычайно красив, ловок, весел и блистателен во всех отношениях, как по наружности, так и по уму, и у него было теплое, доброе сердце и та юношеская беспечность с каким-то ухарством, которая граничит с отвагой и потому, может быть, пленяет. Он был сорвиголова, ему было море по колено, увы, по той причине, к которой относится эта поговорка, и кончил жизнь беспорядочно, как провел ее, но он никогда не был злым, ни корыстолюбивым… Жаль такой даровитой натуры, погибшей из-за ничего…
Вот пару выдержек из того времени,Прикольно однако:
На одном из балов красавица Лавиния обратила на себя внимание императора Николая Павловича, но ответила на «царскую милость» резким отказом. И когда, через три года, весь Петербург был взволнован скандальной новостью о побеге красавицы Лавинии Жадимировской, бросившей мужа, с князем Трубецким, Император отдал указ изловить негодника. Беглецов схватили в Тифлисе, доставили в Петербург. Трубецкой был арестован, полгода провел в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, был судим военным судом, лишен чинов, дворянства и княжеского достоинства и переведен рядовым в Оренбургские линейные батальоны.
В 1838 году на Сергея Трубецкого обрушилась новая беда, Император Николай I насильно обвенчал его со своей фавориткой фрейлиной Екатериной Петровной Мусиной-Пушкиной, с весьма ощутимым сроком беременности. Екатерина была известна в свете своей красотой и легкомыслием, Софья Николаевна Карамзина называла её пошлой и глупой. История их женитьбы наделала много шума.
А дочка то оказалась от Николая 1 Шустро обходился царь со своими фаворитками…..
Вот и наследница имения в сельце Сапун;Уже летом 1838 года, после рождения дочери Софии, супруги разъехались. Екатерина Петровна с дочерью уехала за границу. В 1852 году Софья Трубецкая была зачислена в Екатерининский институт благородных девиц, а в 1857 году вышла замуж за герцога Шарля де Морни (1811—1865), побочного брата Наполеона III , посла Франции в России в 1856-1857 годах.


В 1856 году Софья познакомилась в Санкт-Петербурге с французским послом герцогом Шарлем де Морни, единоутробным братом Наполеона III и 26 декабря 1856 года вышла за него замуж. В 1857 году уехала с мужем в Париж. Брак оказался удачным, Софья стала одной из первых красавиц Парижа. Помимо этого она славилась своей экстравагантностью, пристрастием к экзотическим птицам, японским собачкам и восточной утончённости. В браке родилось четверо детей, однако семейная идиллия была прервана 7 марта 1865 года со смертью герцога.
Я думаю,при таком богатстве о наследстве,даже родовом, в захудалом сельце Сапун она уже и не вспомнит…….

27.03
17:33

О священике Павле Побединском и Дмитрие Знаменском..Ошибки инета....

Просит меня знакомый одного священика из Германии что либо разузнать об истории предков Знаменского ,тем более история когда то была связана и с селом Вача Нижегородской области.И вот что я накопал на просторах интернета..про Дмитрия Знаменского,который вступил в брак с дочерью священика Побединского в селе Вача в 1924 году………….
Настоятели храма Архангела Михаила
Из архивной книги «Памятная книжка Минской Губернии» видно, что первым настоятелем освящённого в 1908 году каменного храма святого Архистратига Михаила местечка Зембин был священник Константин Николаевич Шафалович, который скорее всего служил ещё и в старой деревянной церкви до пожара 1900 года. О нём известно, что он являлся потомственным дворянином, окончил Минскую Духовную семинарию и был рукоположен во священники в 1868 году. Из этого же источника мы узнаём, что псаломщиком с 1901 года был Андрей Тарасевич.

С 1915 года настоятелем храма святого Архангела Михаила и одновременно благочинным Зембинского благочиния являлся протоиерей Константин Денисович Радзивинович рукоположенный в сан в 1908 году.

В 1922 году Зембине Борисовского уезда власти изъяли из Свято — Михайловской церкви напрестольный серебряный крест. От имени верующих настоятель храма священник Константин Радзивинович просил вернуть его обратно, взамен обещая безотлагательно возместить стоимость креста зерновым хлебом. Крест не вернули, а благочинного несомненно взяли на заметку в ОГПУ как не благонадёжного. Нельзя сказать, что в течении более десяти лет с момента изъятия креста, приход существовал в полном спокойствии и безопасности, наверняка как и в других церквях Русской Православной Церкви верующие и настоятель постоянно испытывали давление со стороны властей.

В апреле 1933 года настоятеля храма святого Архангела Михаила протоирея Константина Радзивиновича арестовали, предъявив «набившее оскомину» обвинение в антисоветской агитации. Его забрали фактически за то, что летом 1932 года в день празднования памяти Святого Пророка Иоанна Предтечи он пригласил в Зембин служивших в соседних сёлах пастырей, и после Божественной Литургии совершил с ними крестный ход. После этого собравшиеся отцы отобедали у благочинного. Никакой антисоветской агитации из них никто не вёл. Все мероприятия заранее были согласованы с местными властями. Тем не менее заседанием Особой Тройки от 19 июля отца Константина отправили на 5 лет в концлагерь и он отбывал заключение на строительстве канала Москва-Волга.

Тогда же аресту подверглись и другие участники богослужения, прошедшего в Зембине, а именно: священник Иоанн Измер из церкви села Гать, священник Пётр Ряжко из церкви села Гливин, священник Константин Семенюк из церкви села Корсаковичи. Наряду с ними были взяты под стражу прихожане: Лаврентий Максимович Продедович, Даниил Иванович Селицкий, Василий Миронович Решетник и Наталья Александровна Сикорская. Их приговорили к различным срокам заключения.

Слава Богу отец Константин вернулся из ссылки живым и в 1936 году он поселился в Могилёве где служил в храмах города.После войны указом архиепископа Минского и Белорусского Василия протоиерей Константин Радзивинович назначается настоятелем Трехсвятительского собора. В этом храме он служил с 41-го года,вселяя в сердца прихожан веру и надежду в трудные годы испытаний.В 1946-м году отца Константина назначаюти Благочинным церквей Могилевской области. В должности благочинного и настоятеля Трехсвятительской церкви протоиерей Константин Радзивинович был до 1956 г., пока не отошел в мир иной.

О глубоком уважении людей к своему благочинному и настоятелю Трёхсвятительского храма протоиерею Константину не вольно свидетельствует уполномоченный Совета по делам русской православной церкви при Совете Министров Союза ССР по Могилевской области БССР в своём дневнике дневнике, датированном 1953–1959 гг. От 3/III.56 г. Читаем следующую запись:

«Похороны настоятеля Трехсвятительской церкви Радзивиновича. Тело несли на кладбище духовенство и верующие на руках. Провожали 12 священников, 2 диакона. При выносе было тысячи четыре народа и на кладбище провожали 2,5–3 тысячи. По словам протоиерея Г., „такого провода многолюдного и торжественного давно не видел Могилев“. На могилу возложили 9 венков».



Светлая память о протоирее Константине Радивиновиче навсегда останется в наших сердцах, а молитвы о его упокоении непрестанно будут возноситься не только в Могилёве, но и в нашем Зембинском храме Святого Архангела Михаила.

В нелёгкое военное время пастырское послушание в окупированном Зембине нёс иерей Димитрий Флегонтович Знаменский находившийся в Белоруссии в ссылке.




протоиерей Димитрий Флегонтович Знаменский
Знаменский Димитрий Флегонтович, прот. (20.10 / 2.11.1899-21.10.1981) . Родился в с. Черсево Меленковского уезда Владимирской губернии в семье. В 1909-1014 годах учился в Муромском Духовном училище. Окончил 4 класса Владимирской духовной семинарии. В 1924 году Димитрий вступил в церковный брак с девицей Ниной Павловной Побединской, дочерью умершего священника села Вача Муромского уезда Владимирской губернии. Рукоположен в сан диакона 16 марта 1924 г., а во священника 17 марта 1924 г. епископом Евгением Муромским в Москве. С 20 марта 1924 года по июнь 1930 года отец Димитрий служил вторым священником церкви в с. Вача Муромского уезда Владимирской губернии. В июне 1930 года был осужден Советской властью на год лишения свободы и 4 года ссылки. Где проходили годы ссылки ,и где находился отец Димитрий до 1941 года неизвестно.

Только с 1941 года вновь появляются документальные свидетельства о его жизни и служении. В 1941 года отец Димитрий служит в Белоруссии, в юрисдикции митр. Пантелеймона (Рожновского), в непосредственном подчинении еп.Стефана (Севбо).

22.01.1942 года его утвердили священником приходов Дроздино, Ратутичи, Лошницы Борисовского округа Минской епархии. 01.11.1942 года отец Димитрий был назначен настоятелем церкви в с.Зембино Борисовского округа Минской епархии, а 23.06.1943 года утвержден в должности настоятеля церкви села Велятичи Борисовского округа Минской епархии. Как долго прослужил отец Димитрий в упомянутых приходах неизвестно, но в декабре 1944 года он находился уже в Германии и был принят в клир РПЦЗ. Семья отца Димитрия, супруга и трое детей, осталась в Советском Союзе.

С 29.12.1944 года отцу Димитрию благословлено обслуживать восточных рабочих в районе Ганновер - Брауншвайг.

С 04.12.1945 года обслуживал лагеря Лядэ, Меербек, Гамельн. В 1946 году отец Димитрий удостоен сана протоиерея епископом Смоленским и Брянским Стефаном (Севбо). С 18.06.1947 года отец Димитрий служил настоятелем прихода при лагере «Колорадо» в Бургдорфе, около Ганновера. С июля 1950 года - настоятель церкви Рождества Христова в Ганновере. Настоятель Покровской церкви при лагере перемещенных лиц (Ди-Пи) в г. Аугустдорф (1955-1958). В сферу духовного окомления Ганноверского Христорождественского прихода при прот.Димитрии входили в разные годы приходы: Св.Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Эрреле, преп.Иова Почаевского в г.Хильдесхайме, Св.Преображенской церкви при Беккгоф-Зидлюнге в Билефельде, прихода в Лемго-Детмольде. Обслуживал также общины в Аахене, Бонне, Дюссельдорфе. Часто совершал богослужения в Кёльне. Митрофорный протоиерей. Член епархиального совета Германской епархии. Скончался 21 октября 1981 г. в Ганновере. Похоронен на русском кладбище в Висбадене рядом с могилой митр.Серафима (Лядэ).


Это Анатолий раскопал эти фотки там у себя в Германии….А вот Вачский период жизни ему не известный,как и нам судя по Вачским сайтам..Или наоборот скрывают по тем или другим причинам..Да,вывозили немцы всех священиков в Германию и не отдали Победителю,оставили их у себя,там их не притесняли а предоставляли работу по специальности….






Третьим настоятелем прихода после его открытия в 1991 году стал священник Александр Георгиевич Почепко. Возглавлял приход до 1996 года.
Вот и первые непонятки или неточности…. В 1924 году Димитрий вступил в церковный брак с девицей Ниной Павловной Побединской, дочерью умершего священника села Вача Муромского уезда Владимирской губернии. Рукоположен в сан диакона 16 марта 1924 г., а во священника 17 марта 1924 г. епископом Евгением Муромским в Москве. С 20 марта 1924 года по июнь 1930 года отец Димитрий служил вторым священником церкви в с. Вача Муромского уезда Владимирской губернии. В июне 1930 года был осужден Советской властью на год лишения свободы и 4 года ссылки. Где проходили годы ссылки ,и где ……С дочерью умершего священика села Вача Побединского.? Но священик Побединский Павел Васильевич 1880 г р 08.02.1930 года арестован и приговорен к 3 годам ИТП. Значит жив и в 30 годы был….
Вот что ответила местный краевед о Знаменском,может не знала большего, Делюсь не жадничаю..Главное-историю совсем не потерять….qat x0 @ qat Ответить
Здравствуйте, Сергей. В Вачской церкви служило довольно много священников в том числе и Знаменский Дмитрий Флегонтович. В настоящее время работаю над книгой : "Православные храмы Вачского района". Веду переписку со многими потомками священников, служивших в церквах нашего края. Почти каждый месяц получаю новые интересные информации и фотографии. Надеюсь, что книга понравится читателю. С уважением Г. Арефьева.

А вот что отвечают с сайта Вачского благочинья…Разве они не знают? Или это отписка? Кстати,там Г.Арефьева под боком. Это про историю своего благочинья? Тогда пожалуйста с просторов интернета сведения…Еще и дети и другие родственники живы.Это мне Оля Михеева сказала.
Сергей. спрашивает:
Согасен с утверждением по Казакову(а на некоторых древних картах упомянуто село Никольское) с погостом в честь той старой Никольской церкви не далеко от старой Муромской дороги…И еще хочу спросить,не о чем не говорят фамилии Дмитрий Знаменский,тесть Павел Побединский,священики Флегонте Ивановиче и Иване Флегонтовиче.И как вам вставить старое фото церкви,колокольны.?

о. Александр отвечает:
Здравствуйте Сергей. Данной информацией, по Дмитрию Знаменскому, Павлу Побединскому,священнику Флегонте Ивановиче и Иване Флегонтовиче, мы не располагаем. Старое фото церкви и колокольни вы можете послать по электронной почте otec-alexandr@bk.ru .Ну значит можете располагать на здоровье…Что хоть знаете,из прошлого ,поделились бы,а не ссылались на книги Г.Арефьевой. Это ж Ваше благочинье.. А где священики Флегонде Ивановиче Иване Флегоньтьевиче сведения из прошлого…..?
А Анатолий интересуется историей отца Дмитрия из Германии,правда уже давно железный занавес сняли..И неужели там не доступны Росийские сайты. Да ,читай что хочешь.ройся в интернете о прошлом.Благо,все больше и больше материалов переводят в цифру.И даже Никоновская ,Лавреньтьевская и другие летописи далекого прошлого становятся доступны…Может и еще что то найдем о затерянном городе древности. Это недавно поиск в инете не выдавал ни одной информации о Стародубе Воцком. Какой уже прогресс
Anatolij Kinstler
Благодарю Вас, Сергей за ответ и присланное видео! Мне, к сожалению, литература почти недоступна, так как я проживаю в Германии. Отцом Димитрием Знаменским интересуюсь потому, что в1944 году он был вывезен немцами в Германию и прожил здесь до своей кончины в 1981 году. О его тесте священнике Павле Побединскм информации очень мало. Об отце Димитрия Знаменского священнике Флегонте Ивановиче и о деде священике Иване Флегонтовиче вообще нет никаких сведений. Поэтому приходится информацию собирать по крупицам. Благодарю Вас за ссылку на Короленко. Это очень интересный факт. Да теперь и не важно,был вывезен или добровольно,чтоб не попасть под жернова террора того времени. Мы знаем ,многих ,кто был в окупации,погнали в Сибирь или на Соловки..Даже калек -героев и орденоносцев сплавляли туда в бессрочные санатории….. Ну нет сведений - надо искать Люди помогут.. И вот сообщает Алексей из того города,где последнее время служил отец Дмитрий,что фотоателье ,по записям автобиографии Знаменского находилось в доме Победиского и фотографом был сам Морозов.Да,да ,дед той самой Ирэн Морозовой ,заслуженной артистки театра и кино….

10.03
00:32

http://img.nnov…





Мне могут возразить - нет прямой ссылки в источниках,что крепость Стародуб ,это Городищи. Так и образовались Городищи спустя не малое время на заросшей пустоше.Даже на древних картах Городищи не числятся,не удосужились их поместить древние картографы,или их еще не было? Как знать? Даже при минимальных раскопках,что то нашли,определили границы крепости…Принимаем во внимание,что крепости или остроги были без кирпича бревенчато-земляные и рялом с ними развивались приселки,которые со временем обгоняли их. Да и значение терялось в них с расширением границ на восток.Появлялись новые..
Вид с Городищ на Новоселки
Существуют и другие мнения. Рядом с Озяблицким погостом и Арефиным,Рядом с Высоково и Чулково на Городине или загадочной Княжей горе, в Павлове "Павловский острог"и даже ,Стародуб на Клязьме с сохранившимися стенами крепости,но это другая история…. Вот про Городину или Княжу гору рядом с рекой Окой подходило бы,если бы не Стародубская крепость,пусть деревянно-земляная.А другой крепости в округе Стародуба древние писарчуки нам не оставили..Да и современники Пушкина князья Трубецкой и Голицын проживавшие поблизости от Городины,нам записей не оставили. Хотя геологией ,раскопками увлекался князь Голицын в округе и не мало нашел по берегам и островам реки Оки.Где факты опровержения? Может мне что то не попадалось на просторах инета? А по крупицам получается так. Некоторые говорят,что не было Стародуба Воцкого.Значит летописи вранье,подделка,и карты древних тоже? Я понимаю,карты не точные,спутники еще тогда не летали. Но древние тогда помечали и реку Кутру впадающую в реку Оку…..






10.03
00:26

http://img.nnov…







В то же время на более ранней датировке основания города уже давно настаивают нижегородские мусульмане. "Такие историки, как Татищев, Карамзин, Гацисский, писали, что на месте Нижнего Новгорода был город-предшественник, который назывался Ибрагимов городок, - утверждает руководитель аппарата Духовного управления мусульман Нижегородской области Дамир Мухетдинов. - Более того, еще ранее здесь был город Хазарского каганата: Лев Гумилев привел в своих трудах карту, составленную одним английским ученым: слияние Оки и Волги там отмечено как северный форпост царства хазар".

Интересно, что пол самого древнего в Нижнем Новгороде Михайло-Архангельского собора в кремле выложен плиткой с шестиконечными звездами, характерными для хазарского царства. (Правда, сейчас плитка закрыта современным ковровым покрытием.)








Только кому это нужно -если вековые свиделельства и то уходят под землю.Что за купцы гилдей покоятся под этими плитами.? Кризис памяти однако!

28.01
20:09

Путешествие по Оке по территории района

Московская кругосветка-кольцевой маршрут ,где начинается и заканчивается в Москве..








То есть Москва-река судоходна! И была она судоходна задолго до появления товарища Сталина, при котором соорудили канал имени Москвы. Москва-река впадает в Оку, а Ока в свою очередь в Волгу. Таким образом, по Москве-реке, Оке, Волге можно добраться до многих Волжских городов и тех же самых пяти морей. Но Москва река и Ока крайне неполноводные реки, судоходство на них возможно только на небольших кораблях и только весной и в начале лета. В частности, из туристических теплоходов, по Оке и Москве-реке могут пройти только 2-х палубные теплоходы проекта 305, имеющие небольшую осадку.
Передо мной карта туристического маршрута " Московская кругосветка" полувековой давности.Ничего необычного по территории района по сравнению с другими городами. Разве только отмеченное растояние до пристаней Вареж-986,Чулково 1001,Пожога-1008,Жайск-1019,Александрово-1034 ,да отмеченные на карте некоторые славянские курганы.Все уже в прошлом…Это нам когда то вдалбливали,начиная с букваря ,что Москва -порт пяти морей.Не хватает нынешней власти средств на это…….
Вот как описывали в прошлом в 50 гг туристы,проплывая на комфортабельных трехпалубниках по территории района.Но Павлово теперь славится не только артелями. Металлообработкой занят и крупный завод имени Сталина. Павловский завод имени Жданова выпускает автобусы. Машины с маркой "ПАЗ" - Павловский автобусный завод - появились уже во многих городах страны. Их можно увидеть и на московских улицах.

Короленко застал в Павлово хаос домишек, лепившихся по краям глинистых обрывов. Он писал, что Павлово не растет, что тут незаметно, чтобы на смену дряхлому и развалившемуся появлялось новое. В сегодняшнем Павлове, центре обширного металлообрабатывающего района, каждый год прибавляются новые улицы. Характерны названия этих улиц, отражающие современную жизнь бывшего нищего села кустарей - Автобусная, Машиностроительная, Инструментальная…На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в зале Горьковской области посетители подолгу разглядывали большую стеклянную вазу, наполненную крупными лимонами. В павильонах Грузии или Армении их приняли бы как должное, но здесь, среди снопов льна и корзин с картофелем… Может, это ошибка?

Нет, в Горьковской области действительно вызревают лимоны. А центр северного цитрусоводства - город Павлово. Посмотрите в окна домов, зайдите в местные учреждения и школы - всюду вы увидите темную зелень и яркожелтые плоды.

История освоения культуры лимонов на Оке, привлекавшая внимание крупнейших русских и зарубежных ученых, недостаточно выяснена. Известно лишь, что почти сто лет назад один из перепродавцов кустарных изделий, выгодно сбыв товар на Кавказе, привез в Павлово лимоны. Местный житель Елагин вырастил из семян первые лимонные растения и стал культивировать их в комнате. .На том же правом берегу, что и Павлово, находится Вареж. Местные жители изготовляют сундуки; голубые, зеленые, окованные железными полосками, они расходятся отсюда на пароходах и баржах по всей Оке.

И Вареж и соседнее Чулково, где также производят сундуки и мебель, с реки кажутся совсем небольшими населенными пунктами. Так будет почти по всей Оке. На пойменном левом берегу селиться не дает вода. Другой берег крут, горист, и правобережные селения забираются наверх, где поровнее. У подножья же горы часто стоит только небольшой пристанский дебаркадер, да застроены одна-две улицы.
Один из самых знатных и древних родов русского дворянства – князей Голицыных – связан с Муромом по крайней мере еще с XVII века, когда в Писцовых книгах 1636/37 годов в муромском кремле обозначено место двора «боярина князя Ивана Васильевича Голицына»[1]. К середине XIX века Голицыны владели в Муромском и Меленковском уездах шестью тысячами душ крестьян. Только в селе Ваче Муромского уезда им принадлежало 3166 душ; остальные распределялись по деревням Алтунино, Арефино, Белогузово,Вечкино, Верхняя Березовка, Выборново, Высоково, Ганино, Деревнищи,Дьяково, Елемейка (Елемятка?), Жайское, Зандомская слобода, Застава,Звягина, Зяблицкий погост, Иголкино, Искусово, Казаково, Кожинка, Колдино, Кошкино, Красново, Кряжей, Курмыш, Липовка, Максаково, Мартино,Мелешкино, Михалево, Мошково, Мякишево, Нехайка (Нехаиха?), Нижняя Березовка, Hовошаново, Павликово, Перенки, Пожоги, Подзиково, Рыково (Рылово?), Сколково, Солнцово (Солнцево?), Урюпино, Федоровка, Чулково,Шишкино, Щедрино, Яковлево[2].

Неподалеку от деревни Чулково был хутор, где в 1870-е годы любил отдыхать и работать один из Голицыных – молодой князь Лев Сергеевич. Здесь и началась необыкновенная история, круто изменившая всю его жизнь
Почти не видны с реки и другие селения между Павловом и Муромом - Жайск, Александрово, Монастырек.
Юридические штудии в своем имении князь перемежал выездами в муромский свет. На одном из земских собраний он познакомился и близко сошелся с известным археологом графом А. С. Уваровым[19], чье имение Красная Гора в селе Карачарове было под Муромом. Трудно сказать, что стало толчком для новых увлечений Голицына – то ли это знакомство, то ли то, что и крестьяне Голицына, и он сам постоянно находили на песчаных дюнах кремневые орудия, но князь увлекся археологией. Весной 1870 г. Л. С. Голицын спустился на лодке по Оке от Мурома до своей усадьбы, приставая по дороге ко всем островам, возвышающимся над водой. В результате на четырех таких островах были обнаружены следы пребывания древнего человека. Гипотезу Голицына о происхождении этих археологических памятников изложил А. С. Уваров в одном из своих трудов: «Он (Голицын. –Ю. С.) предполагает, – что все эти песчаные возвышенности, лежащие на низменном берегу Оки, были в каменный период островами. Ока покрывала все эти низкие берега и составляла обширную реку… В подтверждение кн. Голицын замечает, что почва всех лугов осадочная и что, по древним планам, лет за 80, там, где теперь поемные луга, показаны топкие болота, так что все эти луга не что иное, как древнейшее русло Оки».

В августе 1872 г. поместье Голицына посетил видный археолог того времени Н. Г. Керцелли (1822-1882), а затем 12 февраля 1873 г. на заседании Отдела антропологии Общества любителей естествознания в Московском университете представил доклад о находке каменных орудий по Окским дюнам.

В последующие годы Голицын тщательно обследовал дюнные стоянки от Мурома до Зяблицкого погоста, открыл, в числе прочего, и стоянку Пьяный Бор на левом берегу Оки. О результатах исследования князь доложил на заседании Владимирского губернского статистического комитета 8 марта 1877 года. А. С. Уваров на заседаниях Московского археологического общества в 1877 году дважды делал сообщения о новых открытиях в Муромском уезде, и по его рекомендации князь Л. С. Голицын 3 октября 1877 года, в один день с Николаем Гавриловичем Добрынкиным, известным муромским краеведом, был избран в члены-корреспонденты Московского Археологического общества[20]. Материалы исследований Л. С. Голицын опубликовал в ряде статей, а также они были использованы в фундаментальном двухтомнике А. С. Уварова «Археология России. Каменный период»[21].
За Монастырьком низменными становятся уже оба берега. Река течет свободно, неторопливо. Особенно хорошо здесь вечерами, когда схлынет зной, чувствующийся летом даже на пароходе. Солнце садится за лесом. Множество стрижей, источивших своими норками берега, носится над водой. То там, то тут серебром всплескивает рыба. И если еще откуда-то издалека доносится раздольная русская песня, то редкий пассажир уйдет в эти вечерние часы с палубы… Город изобилует ценнейшими памятниками архитектуры. На возвышенности у южной окраины города сохранились постройки Спасского монастыря, который упоминался в летописях девятьсот лет назад. Основные постройки Троицкого монастыря и расположенного недалеко от него Благовещенского монастыря возведены в XVII веке. Архитектурные ансамбли этих монастырей видны с реки. Особенный интерес представляет уже упомянутая нами Косьмо-Демьянская церковь. Она считается в отечественной архитектуре предшественницей знаменитого храма Василия Блаженного в Москве. Жаль, что еще в прошлом веке обрушилась ее шатровая крыша.
Название населенных пунктов на карте Муромского уезда 1776 г.
Название населенных пунктов на карте Нижегородской области 1985-1994 гг.
Сетчино
Спас-Седчино и Корниловка
Ефаново
Ефаново
Кондраково
Кондраково и пристань Монастырек
Чудь
Чудь
Базарово
Базарово
Клин и Полуклин
Клин
Голянищево
Голянищево
Тошлово (на речке Поповка)
Ташлыково
Слободищи (на речке Поповка)

Карабаново (на речке Поповка)
Короваево
Мелешина
Мелешки
Погост Козьмодемьянский

Жайское
Жайск
Вишенка
Вишенки
Пожога
Пожога

Елемейка
Сапун
Сапун
Курмыш
Курмыш
Звягино
Звягино
Чулково
Чулково
Пог. Егорьевский
Липовицы
Криуша
Криуша
Вареж
Вареж
Покинув Муром и пройдя под мостом, судно оказывается против села Карачарова, которое легенда считает родиной богатыря Ильи Муромца. . В советские времена этот регион был базовым центром такой подотрасли в стране. С начала шестидесятых годов прошлого века здесь выпускалась целая серия пассажирских теплоходов на подводных крыльях, разработанных нижегородским конструктором Ростиславом Алексеевым («Ракета», «Метеор», «Комета», «Спутник»). В конце восьмидесятых годов их производство было свернуто, а эксплуатация построенных судов на Волге, Оке и Каме по экономическим соображениям практически прекратилась (они оказались очень дороги в эксплуатации по сравнению с теми же «ОМиками»). Практически та же судьба постигла и военные разработки, в том числе и наиболее знаменитые из них – экранопланы. Последний полупромышленный экземпляр этих уникальных кораблей-самолетов десяток лет назад был разобран и сгнил (за ненадобностью) на бывшей советской базе экранопланов в Каспийском море.

04.01
21:44

Округа далекого прошлого...

Другой, Улу-Махмет, основал на речке Казанке (приток Волги) город Казань. Оттуда он совершал походы на пограничные русские земли. Осенью 1444 года Улу-Махмет захватил Муром. Узнав об этом, великий князь Василий Васильевич послал передовой отряд, который разбил татар под Муромом и Гороховцом. Татары отступили в Муром, где Улу-Махмет провел зиму 1444 - 45 годов. Весной 1445 года его сыновья внезапно напали на княжеский стан под Суздалем и захватили князя в плен. Оттуда со знатным пленником отправились через Муром в Курмыш (крепость на Оке ниже по течению), где в это время находился Улу-Махмет.


В дальнейшем Казанское царство не давало покоя Московскому княжеству на протяжении более ста лет. Например, в 1448 году казанский царь Мамутек направил «всех князей своих со многою силою воевати Муром и Володимер… Князь же Великий посла противу их сына своего, Ивана». В 1463 году «татарове имаша около Мурома в неделю Святых Жен Мироносиц и отыдоша. Того же лета воеваша около Мурома. Князь Данило Дмитриевич Холмский иде за ними прочь из Мурома и постиже и бив их». Исторические источники указывают, что чаще других от казанских набегов страдала Муромская земля. ВОТ ВАМ И КУРМЫШ В ПРОШЛОМ-УКРЕПЛЕННАЯ КРЕПОСТЬ НА ОКЕ КАЗАНСКОГО ХАНА.А Я ТАМ РЫБАЧИЛ КОГДА ТО….. Если это не ошибка,то довольно интересно. Есть Курмыш с бывшими укреплениями на реке Суре,но здесь поясняют ,что это на Оке,вниз по течению.,где в это время находился Улу- Махмет. Да,есть такая полуживая деревушка на высоком берегу Перемиловых гор ,недалеко от Стародубского переезда между селом Клин и селом Жайск. И есть еще деревня Курмыш возле Чулкова и рядом насыпная гора под названием Княжа гора.И еще много древних могильников по берегу реки оки. Значит Улу- Махмет провел там зиму 1444-45 годов,обезопасив себя на другой стороне реки крутыми холмами откосов со стороны реки,не решаясь из-за безопасности оставаться в захваченном Муроме. Да и переправу через Оку содержать в надлежащем состоянии а весной его сыновья вновь продолжили свои завоевания,и даже князя захватили под Суздалем - так указывают источники. Так что,это потом будет освоение крутого берега Оки и у Мурома появятся вотчины на другой стороне реки.
А может и городок Стародуб Воцкий возник в те века,когда князья получали ярлык на правление в окупированных териториях и князья Стародубские таким образом расширяли свои владения на слабо заселенных землях? К сожалению, таких источников пока не найдут.

Как видим на фото того места и такие склоны попадались на пути. А обзор Заокских далей был отменным..


img.nnov.org/data/myupload/4/100/4100661/1322156648-1eb4.jpgМуромский уезд возник на землях, некогда составлявших Муромское и Муромо-Рязанское княжества, фактически утратившего свою независимость от Москвы в 1392 г., когда великий князь московский Василий I Дмитриевич получил в Золотой Орде ярлык на Муромское княжение. Таким образом, Муром становится восточным форпостом Московского государства. В XVI-XVII вв. в составе Муромского уезда были известны следующие пять станов и одна дворцовая волость. Одновременно отмечается факт обособленности здешних волостей от соседних владимирских.
Полный процесс образования этого уезда далеко не вполне ясен. Можем только думать, что здесь мы имеем дело с землями, тянувшимися к древнему Муромскому княжению, перешедшему во владение князей Московских в конце XIV века. Во всяком случае, ни одна из Муромских волостей никогда не смешивалась с соседними Владимирскими.



Станы и волости уезда (XVII-XVIII вв.):
Стан Дубровский. На севере и на востоке от Мурома, по обоим сторонам Оки, по нижнему течению р. Ушны, по нижнему течению Теши и по левому берегу р. Кутры. Название, быть может, указывает на первобытные леса этой местности.
Стан Замотринский. Северный стан уезда - местности за р. Мотрой, (откуда и название), если ехать из Мурома. В пределах нынешнего Гороховецкого и Вязниковского уу. Доселе существует погост Замотри.
Стан Куземский. На западе от гор. Мурома до верхнего течения р. Ушны, в пределах Муромского, Меленковского и Судогородского уездов Происхождение названия неясно.
Стан Стародубцовкий. На праом берегу Оки, приблизительно от р. Кутры до границ нынешнего Горбатовского у. Местность древнего Стародуба Вотского (Окского, Оцкого?), называвшегося так в отличие от Стародуба Ряполовского Темного в числе местностей, отданных княгине-вдове. Название "Стародубье" в отношении к данной местности сохранилось доселе.Возможно как и на Клязме от речки Вачка,в прошлом может быть Воцка,Оцка.Да и Ока на древних картах Оцкой писали Сопадение-как знать? Да и города древности-это захудалая деревушка,только с крепостью.Даже в Муроме бывало на посаде не больше пару сот человек судя по древним записям.
Стан Унженской. Простирался на огромное - расстояние к югу от Мурома, занимая почти весь нынешний Меленковский уезд название от р. Унжи, п


img.nnov.org/data/myupload/4/100/4100661/1322156874-24da1.jpgСамо слово «Муром» обозначает на древнефинском языке «возвышенность, высокое место, вода у горы». А племя «мурома» видимо, и называться стало по месту, где оно проживало. И центром их поселений стал Муром.


Как я поняла из книги о приходах,был Жайский приход с церковью Вокреения Христова ,туда относились Жайск с деревнями МЯКИШЕВО И Вишенки.Также одновременно существовал Космодемьяновский Погост на речке Ченигировке и церковь Святых бессребренников Козьмы и Дамиана и Приход,к нему относились деревни Мелешки,Короваево,Слободищи,Шарапово,Пальцино,Овечкино,Ташлыково,Перенки.И находилась ета церковь не в Жайске,а где то в раионе Короваево,как я поняла.Невозможность надежной оценки размеров многих памятников, наличие здесь селищ с утраченной локализацией, неизвестное положение единственного упоминаемого в источниках города Стародуба Воцкого - все эти обстоятельства не позволяют воспользоваться аналитическим методом для реконструкции поселенческой структуры данной области. В этой связи ограничимся качественным структурированием древних поселений на основании их взаимного расположения с учетом границ известных по источникам XVII-XVIII вв. административно-территориальных единиц.
Сводная археологическая карта Муромской округи на правобережье Оки позволяет выделить здесь восемь поселенческих скоплений. Границы большинства из них достаточно точно соответствуют рубежам известных административных структур XVII в., локализации которых на современной топо-графической карте Нижегородской области посвящено специальное исследование.15
Одно из них, скопление селищ в бассейне р. Кишмы площадью около 30 кв. км включает в себя пять памятников. Они расположены в среднем течении реки, как по берегам Кишмы, так и по краям береговых террас одного ее правобережного притока. Время возникновения одного из этих поселений (Ворсма-2) по керамическому материалу и по находке шиферного пряслица датируется в пределах XII - середины XIII вв., двух других - периодом второй половины XIII-XIV вв.
Группа памятников на правом берегу Оки, между устьями двух малых рек (Тарки и Свят-ключ), включает в себя три селища и один курганный могильник. Два из них (поселения Павлово-2 и Павлово-4), находящиеся в непосредственной близости друг от друга на территории современного г. Павлова, очевидно, образовывали агломерацию (площади обоих - не определены). Памятники этого скопления в настоящее время являются наиболее изученными в рассматриваемой заселенной области.
Улу-Махмет - хан Золотой Орды XV в., времени упадка могущества татар; играл роль в споре князя Юрия Дмитриевича с племянником его Василием Васильевичем из-за Великого Княжения Московского. В 1431 г. оба соперника отправились к Улу-Махмету за ярлыком. У Юрия Дмитриевича была сильная поддержка в лице могущественного мурзы Тегени; но боярин Василия Васильевича, Иван Дмитриевич Всеволожский , лестью обошел Улу-Махмета, сказав, что Василий Васильевич основывает свою просьбу не на завещании, а на милости хана. Улу-Махмет дал ярлык Василию Васильевичу. В 1437 г. Улу-Махмет был изгнан из Золотой Орды своим братом, явился в русских пределах и засел в городе Белеве. Великий князь Василий Васильевич отправил против него сильное войско. Улу-Махмет испугался и отдавался на всю волю русских, но Шемяка и Красный , начальствовавшие над войском, не согласились и нанесли татарам сильное поражение. Во время начавшихся на следующий день переговоров татары напали на русских, воспользовавшись изменой мценского литовского воеводы Григория Протасьева , перешедшего на их сторону, и одержали победу, после чего Улу-Махмет занял Казань. В 1439 г. он внезапно явился под Москвой. Василий Васильевич бежал. Улу-Махмет простоял под городом 10 дней, опустошил окрестности и ушел назад; по дороге сжег Коломну и пленил множество русских. В 1444 г. воеводы Улу-Махмета опустошили восточные русские области. В 1445 г. Улу-Махмет засел в старом Нижнем Новгороде, а оттуда пошел на Муром. Василий Васильевич, с соединенными силами русских князей, двинулся против него; Улу-Махмет вернулся в Нижний Новгород. Весной того же года близ Суздаля Великий князь потерпел сильное поражение от Улу-Махмета и попал в плен к нему. Победитель подступил к Владимиру, но не решился на приступ и двинулся сперва к Мурому, потом к Нижнему, откуда со всей ордой и пленным Великим князем пошел к Курмышу, отправив посла своего Бегича к Шемяке с предложением занять Москву. Шемяка с радостью согласился, но Улу-Махмет, не дождавшись возвращения Бегича и думая, что тот убит Шемякой, вступил в переговоры с Василием Васильевичем. "И князь великий выйдет на откуп…, посулив на себе от злата и сребра и портище всякого и от коню от доспехов пол-30 тысящ, и с ним приидоша 500 татар" ("Полное Собрание Российских Летописей", VI, 213). По другим известиям сумма откупа доходила до баснословной цифры в 200 тыс. руб. Улу-Махмет вскоре после погиб от руки своего сына Мангтека. В татарских летописях (позднего происхождения) первым казанским ханом называется Алим-Бек («Либей» рассказа Воскресенской летописи под 1445 г.), вслед за ним идет Улу-Мухаммед.23) В Устюжской летописи под 1445 г. говорится, что Василий II был сведен «в Казань»,24) а не в Курмыш, как сообщают остальные летописи.25) Впрочем, и в других местах Устюжской летописи Казань упоминается там, где ее нет в остальных летописцах.26) Несмотря на неясность сведений, версия о том, что после декабря 1437 г. Улу-Мухаммед стал казанским царем, наиболее правдоподобна.






Мирное соглашение Василий II - Улу-Мухаммед
(Русско-казанский мирный договор 1445 г.)

Дата соглашения 25 (?) августа 1445 г.
Место соглашения Нижний Новгород, Ставка Улу-Мухаммеда
Договаривающиеся стороны От России: Василий II, великий князь Московского княжества;
От Казанского ханства: хан Улу-Мухаммед;
Условия 1. Выкуп из плена великого князя и его кузена. Хотя о размерах выкупной суммы не сообщалось, известны, однако, три версии:
А. Все, что может великий князь заплатить (вся казна!);
Б. "От злата и серебра и от портища всякого и от коней и доспехов - от всего по пол-30 тысяч;
В. 200 000 рублей серебром;
2. Рядовые пленники не возвращались. Все они были проданы как невольники в рабство на восточных мусульманских рынках.
3. В русские города назначались казанские чиновники для сбора налогов и контроля за получением контрибуции.
4. В обеспечение и полную гарантию уплаты контрибуции Казанское ханство получало доходы с ряда русских городов в виде кормлений. Список городов подлежал уточнению.
5. Особым условием мирного договора было выделение русским великим князем в заокской Мещерской земле особого удела, который должен был служить как бы буферным государством между Казанским ханством и Московским княжеством и который получал во владение сын Улу-Мухаммеда Касим, формально становившийся "русским удельным князем", владельцем особого удела на русской земле - Касимовского царства;
6. Одним из пунктов унизительного договора было разрешение татарам на возведение в русских городах своих мечетей. Этот пункт, как только он начал осуществляться на практике, вызвал фанатическое сопротивление русского населения, поддержанное духовенством.
Примечание 1. В народе по поводу уплаты контрибуции распространялись еще более тревожные слухи: будто бы Василий II отдал татарам вообще все Московское княжество, а себе оставил лишь Тверь.
Народ отказался признавать такие условия мирного договора. Василия II бояре готовились по возвращении из плена лишить престола. В связи с этим Василий II, перевезенный в Курмыш, содержался там до 1 октября и был освобожден и отправлен в Москву в сопровождении татарского военного отряда (свиты!) в 500 чел. для его охраны и контроля за его действиями. Во все города России были назначены казанские администраторы.

Примечание 2. Дань Касимовским царевичам (ханам) зафиксирована в следующих документах:
А. Договор князей Ивана и Федора Васильевичей Рязанских от 19 августа 1496 г.
Б. Договор между сыновьями Ивана III Василием и Юрием от 16 июня 1504 г. и завещание Ивана III, составленное в 1504 г. (Собр. Гос. грамот и договоров, ч.I, док. 144, с. 389-400, М., 1813 г.).
Более того - эта дань сохранялась даже при Иване IV Грозном чуть ли не после покорения Казани! (Последнее упоминание о ней относится к 12 марта 1553 г.!)

Проведение в жизнь договора от 25 августа 1445 г. вызвало всенародное возмущение, мятежи в отдельных городах против правительства Василия II. В результате через три с половиной месяца после своего возвращения из плена и введения нового режима Василий II был низложен и ослеплен, что рассматривалось как гарантия того, что он никогда более не сможет возвратиться к государственной деятельности.
Однако хан направил на поддержку Василия II свое войско во главе с царевичами Касимом и Якубом, которые восстановили великого князя на троне (отныне он получил прозвище Василия Темного как за то, что привел татар на русскую землю, так и потому, что стал слепым) и тем самым обеспечили полное выполнение заключенного с ним договора.
В результате степень подчинения Москвы Казанскому ханству оказалась гораздо большей, чем прежнее подчинение Владимиро-Суздальской Руси Золотой Орде! (И это спустя более чем полвека после Куликовской битвы!?) Вот на какие зигзаги была способна русская история!
Мне больше всего понравился пункт создания буферного государства по водоразделу реки Оки "Касимовского царства". Так что Русью в Стародубье не пахло,было спорным……..
Осенью 1461 г. Василий II предпринял поход на Казань, но, не дойдя до Каазани, сразу же за Муромом прекратил его, т.к. высланные навстречу послы Казанского хана уговорили Василия II кончить дело миром, без боя.
Русско-Казанский мирный договор 1461 года

Дата подписания осень 1461 г.
Место подписания г. Владимир
Условия договора Сохранение статус-кво, т.е. продолжение уплаты Москвой дани Казанскому ханству.
Примечание. Время правления Василия Темного было отмечено самой жестокой феодальной внутренней распрей. Именно этими вопросами занимались русские историки, изучавшие период 1425-1462 гг.
О внешней политике Василия Темного сохранилось очень мало сведений. Ни один из историков, изучавших этот период - Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, Д.И.Языков, Е.А.Белов и др., - не упоминает даже приблизительно время года, когда был заключен русско-казанский мир 1461 г. Возможно, договор был только устным!
Казанский хан Улу-Мухаммед скончался в 1446 г. На престол вступил его старший сын - Махмуд, скончавшийся в 1463 г. Ему наследовал сын Халиль, умерший бездетным в 1467 г., после которого ханом стал его брат Ибрагим. Все это двадцатилетие, на протяжении которого Казанским ханством правили ханы династии Улу-Мухаммеда, между Казанью и Россией поддерживались и сохранялись мирные отношения.
Казань за это время стала признанным центром международной торговли на стыке восточных и европейских (русских) рынков.
Значительные изменения произошли и в России…..
В 1376 году город был полностью сожжён и разорён в результате монголо-татарского набега, однако вскоре недалеко от прежнего места возник новый город, который до 1471 года назывался Новый Низовой Город. Проживали в нём русские и давние обитатели здешних мест — представители финно-угорских племен: мещёра, мордва, мурома.
В XV веке в жизни Городца произошла неожиданная и весьма значительная перемена. В борьбе за московский престол великому князю Василию Тёмному большую помощь оказали татарские царевичи Касим и Якуб. В 1446 году они ушли из Казани на Русь, спасаясь от преследований своего брата Махмутека, который, убив отца и одного из родичей, захватил власть. За верность и важные услуги князь Василий пожаловал Касиму Низовой Городец. Было это в 1452 году. Так, по княжьему указу в глубине мещёрских лесов возникло Касимовское царство, просуществовавшее с 1452 по 1681 годы. В состав царства входили уезды Рязанской и Тамбовской губерний (Касимовский, Шацкий, Елатомский, Темниковский).
После завоевания в 1552 году Иваном Грозным Казани в Касимов была сослана последняя правительница Казанского ханства — Сююмбике, которая спустя несколько лет скончалась в этом городе.
Как легко переиначить-пожаловал Касимовское царство. И забыли и про кабалу ,и мирный договор с Казанью где условие буферной зоны было. Может несметные богатства и злата ,серебра пожаловал Казани просто так на халяву? Это кабальные условия проигравшей стороны.Значит и наша округа в соседях мещера,мурома.Вот и выкупало Касимовское царство русских рабов у Казанского ханства десятками тысячь со всех Московских княжеств,Вот вам и переселенцы ,и рабсила в неосвоеных Мордовских землях по берегу Оки.






Исходя из этого ,я и предполагаю что и приселок Курмыш и деревня Курмыш и залив на реке Курмыш нарекли по подобию своей столице Курмыш. А выгодный плацдарм высоких Перемиловых гор им (татарам) был не безразличен для защиты и наступления на княжеские земли……
И в заключение ссылка на сайт о Касимовском царстве где подробно описывают лукавства наших историков http://www.misharlar.ru/

04.01
21:27

Округа далекого прошлого...

Другой, Улу-Махмет, основал на речке Казанке (приток Волги) город Казань. Оттуда он совершал походы на пограничные русские земли. Осенью 1444 года Улу-Махмет захватил Муром. Узнав об этом, великий князь Василий Васильевич послал передовой отряд, который разбил татар под Муромом и Гороховцом. Татары отступили в Муром, где Улу-Махмет провел зиму 1444 - 45 годов. Весной 1445 года его сыновья внезапно напали на княжеский стан под Суздалем и захватили князя в плен. Оттуда со знатным пленником отправились через Муром в Курмыш (крепость на Оке ниже по течению), где в это время находился Улу-Махмет.
В дальнейшем Казанское царство не давало покоя Московскому княжеству на протяжении более ста лет. Например, в 1448 году казанский царь Мамутек направил «всех князей своих со многою силою воевати Муром и Володимер… Князь же Великий посла противу их сына своего, Ивана». В 1463 году «татарове имаша около Мурома в неделю Святых Жен Мироносиц и отыдоша. Того же лета воеваша около Мурома. Князь Данило Дмитриевич Холмский иде за ними прочь из Мурома и постиже и бив их». Исторические источники указывают, что чаще других от казанских набегов страдала Муромская земля. ВОТ ВАМ И КУРМЫШ В ПРОШЛОМ-УКРЕПЛЕННАЯ КРЕПОСТЬ НА ОКЕ КАЗАНСКОГО ХАНА.А Я ТАМ РЫБАЧИЛ КОГДА ТО….. Если это не ошибка,то довольно интересно. Есть Курмыш с бывшими укреплениями на реке Суре,но здесь поясняют ,что это на Оке,вниз по течению.,где в это время находился Улу- Махмет. Да,есть такая полуживая деревушка на высоком берегу Перемиловых гор ,недалеко от Стародубского переезда между селом Клин и селом Жайск. Значит Улу- Махмет провел там зиму 1444-45 годов,обезопасив себя на другой стороне реки крутыми холмами откосов со стороны реки,не решаясь из-за безопасности оставаться в захваченном Муроме. Да и переправу через Оку содержать в надлежащем состоянии а весной его сыновья вновь продолжили свои завоевания,и даже князя захватили под Суздалем - так указывают источники. Так что,это потом будет освоение крутого берега Оки и у Мурома появятся вотчины на другой стороне реки.
А может и городок Стародуб Воцкий возник в те века,когда князья получали ярлык на правление в окупированных териториях и князья Стародубские таким образом расширяли свои владения на слабо заселенных землях? К сожалению, таких источников пока не найдут.

Как видим на фото того места и такие склоны попадались на пути. А обзор Заокских далей был отменным..





А ещё - именно "экспедиция" Миллера, в составе 3000 (трёх тысяч!) "учёных"собрала и вывезла из Сибири ВСЕ древние архивные документы, громадное количество.
Где они? Почему не использованы в "сочинении" истории? Миллер не читает по-русски, а с переводчиками проблема?










26.11
20:50

Княжеское прощение Повести о Петре и Февронии

Сергей Чесноков, Нижний Новгород, Людмила Ремизова
19 февраля 2007 г.
статья на сайте →отправить email
КНЯЖЕСКОЕ ПРОЩЕНИЕ
Нижегородские страницы муромской Повести о Петре и Февронии


Полностью присоединяюсь к сказанному ниже.Мое мнение во многом совпадает и о политиках ,которые сделали ставку на газ и нефть ,захапывая миллиарды долларов общенародного добра. Может и по негласному указу ,для экономии бюджета государства,продолжается курс на вымерание деревень и уничтожение инфаструктуры сельской местности. Вот и на Оке уже в прошлом и гудки трехпалубных туристических теплоходов типа "Максим Горький,Москва" не снуют речные трамвайчики (метеоры,ракеты) по Оке -все пропили,продали из жадности к деньгам в европу. Жизнь оскудела,стала безрадостной. Убрали насовсем пристани по фарватеру реки -жизнь замерает. Сколько пройдет лет ,когда народ будет осваивать регионы, в конкретном случае -Перемиловые горы по берегу реки Оки. Грустно сознавать об утерянных достижениях прошлого,не говоря уже о потере ,сознательном или по безалаберности,далекого прошлого………………


К сожалению, наши политики очень редко сознаются, что настоящими национальными богатствами и ресурсами являются вовсе не нефть и газ, а история, потому что именно она позволяет сохранить государственность, которая собственно только и сохраняется сознанием каждого, что он гражданин. Что он частичка такого во много крат большего, чем он сам целого, которое не с его рождением возникло и не с его смертью прекратит свое существование.
Наша история, какой нам ее, по словам А.С.Пушкина, «дал Бог» – это и есть та национальная идея, которую сегодня активно ищут наши политики.
Вместе с тем, идеологии свойственно искажать источники и ретроспективно ретушировать факты. Но если в центральных архивах линия истории спрямляется, то в архивах уездных из-за недостатка финансирования и общей косности провинции история обычно полнее и противоречивее.
Как неоднократно отмечали многие исследователи, в известной «Повести о Петре и Февронии» (XVI в.) зашифрованы некие ключевые архетипы Московского государства.


Действительно, много ли мы знаем городов, в которые раньше молиться по обету ездили Великие Князья? Много ли мы знаем городов, в которых сегодня на 150 тыс. жителей приходится четыре монастыря и 15 святых? Речь не о новомучениках, хотя в годы советской власти Муром стал убежищем для многих исповедников и, прежде всего, для сестер Дивеевских.
Иными словами, Муром связан с историей Российской самым тесным образом, и, изучая его историю и культуру можно намного больше понять и в истории России.
Одна из таких загадок – ключевой фрагмент жития святых Петра и Февронии, связанный с их изгнанием из Мурома. Дело в том, что на долгое время эта местность вообще выпала из поля зрения исследователей. И вот почему.


I. Новый Муром в Нижнем?
К сожалению, мало кто знает, что со славной землей Владимирскою область Нижегородская породнилась еще перед Великой Отечественной войной, когда к нам отошла добрая и, при этом самая легендарная половина Муромского уезда, ставшая Навашинским и Вачским районами Нижегородской области.(Может ,это и есть главная причина белого пятна в Вачском районе) Некогда же это были те самые леса муромские, которые воспели в своих произведениях русские писатели и поэты, сказители и калики перехожие.


Таким образом, краеведы нижегородские еще, краеведы же владимирские уже не считают эту землю своей. В результате, когда нам довелось обратиться к истории этой местности, то оказалось, что здесь – лакуна. Белое пятно.


Практически единственным, кто в советское и постсоветское время занимался собиранием и изучением легенд этого региона был муромский краевед Александр Александрович Епанчин (1948-1998 гг.), личность которого заслуживает отдельного разговора – мы готовим книгу воспоминаний о нем – так как это без сомнения одна из знаковых фигур второй половины ХХ века в целом, о чем несколько подробнее мы скажем ниже. [i]
На наш взгляд, эту Заречной часть Муромского уезда, отошедшую нижегородцам следует называть «Новый» или «Второй Муром».
Именно так это место, отраженное в «Повести о Петре и Февронии» и на клеймах с икон их, может быть прочитано на основании обращения к наследию А.А.Епанчина.
Вот эта легенда, записанная Епанчиным: «Река Муромка, по преданию, была названа так в память Мурома Св. Февронией, когда она со Св. Петром, будучи изгнанными из Мурома, и сделавшими остановку на месте Троице-Перемилова пустынь погоста, гуляла по горам». [ii]
На речке Муромке ныне стоит деревня Корниловка. Троице-Перемилова-Пустынь-погост также вполне исторический памятник. После того, как она пришла в запустение на ее месте осталась приходская церковь. Память о пустыни сохранилась в названии местной пристани – «Монастырек». После революции церковь была закрыта, сейчас погост носит название «Судострой». Упоминаемые же горы – Перемиловы, что простираются по правому берегу реки Оки.
Как видим, Епанчин дает конкретно-краеведческое приземление легендарного сюжета, по праву вошедшего в сокровищницу мировой культуры.
Учитывая же, что второе название деревни Корниловки согласно тому же Епанчину – «Новая» [iii], складывается вполне целостная концепция заречной стороны бывшего Муромского уезда как Второго или Нового Мурома.


Действительно, тому же Епанчину принадлежит и другое наблюдение, а именно, что селения Заречной стороны г.Мурома как бы зеркально отображают левобережные, поскольку муромские бояре некогда с левого берега Оки, из своих вотчин, стали переселять крестьян, основывая русские села и деревни. В подтверждение Епанчин приводил тот факт, что названия многих населенных пунктов совпадают на обеих берегах [iv], да, и предания об основании многих сел и деревень Навашинскаго района прямо указывают на то, что они были основаны выходцами из одноименных населенных пунктов левобережья. [v]
Характерная черта зеркальности – удвоение. Как видим, опять Второй Муром.(Вот где собака то зарыта,Если Рожественно -то там и тут по берегам Оки).


Действительно «Вторым Муромом» до революции называли находящееся невдалеке озеро Большое Свято Дедовское из-за обилия на нем дач муромских помещиков и купцов. Озеро Свято – жемчужина Навашинского района – это не больше не меньше как центральный объект Заречной стороны дореволюционного Муромского уезда. [vi]( ЧУть попозже,вставлю фотки и о святом озере в Дедово,И о паломничестве к Кресту ,на высоком берегу Оки под Жайском,и береговым ландшафтам данной местности. Жаль,конечно,что фотки полувековой давности не обладают современным качеством.И пленка ,и бумага,да и фотоаппаратура того времени требует снисхождения.Что поделаешь-и радиоприемники были в новинку,Я еще помню ,как крутил болтик громкости на радио с бумажным рупором. И песни с потрескиванием из рупора типа; "ехал Ванька с поля,за угол задел…. или На побывку едит молодой моряк,грудь его в медалях,ленты в якорях".).




II. Краткий пересказ сюжета на примере одной из его версий
Версий, в том числе и опубликованных, легенды об изгнании Муромлянами своих Князей Петра и Февронии, существует несколько.
Приведем, в сокращении один из самых, на наш взгляд, интересных вариантов, свидетельствующих о том, что легенда эта и до сих пор не умерла, но живет в сознании народном.
Рассказ был оформлен в виде русской сказки, что, по-видимому, объясняется профессией информатора – воспитатель в школе для детей с задержкой развития. Итак,
«…жили-были в Муроме Князь Петр и Княгиня Феврония. Князь был очень славный и доблестный воин, герой, скорый в действиях и справедливый. И всегда-то он прислушивался к советам своей очень умной жены, т.к. она была наблюдательной, хорошо разбиралась в людях, знала, как поступить в трудных ситуациях и всегда укрепляла авторитет мужа.
Муромляне же были народом беспокойным, самостоятельным и склонным к недовольству. Т.к. Князь Петр был прославленным и доблестным, знатного роду, то суд и расправу чинил он легко. Выйдет на княжье крыльцо, выслушает споры и быстренько присудит. Что решит, то и будет – спорить не смей. Налоги платили исправно, лишний раз Князя не беспокоили, а он часто ходил в походы, защищая покой Муромлян и всей Земли Святорусской.
Но вот, как-то раз заварилась в Муроме смута. Вечный спор меча и злата за власть принял вид бунта богатых горожан. Стали они роптать и свое недовольство всячески проявлять. Чем недовольны были – отсюда уже не видно. То ли побором на дополнительное вооружение, то ли просто мысль, что и сами управимся – нехитро дело власть, хитро деньги зарабатывать – овладела их умами. В общем, республиканская идея стала шуметь по всему городу Мурому.
Горячий и прямолинейный Князь Петр вспылил и решил бунт подавить вооруженной силой. Обидно, конечно, стало ему, что его, прославленного героя, авторитет подвергается сомнениям. Тут бы и пролиться крови христианской и начаться целой реке обид, которую потом не перешагнуть и взаимного доверия не вернуть. Раскол, партии, интриги и т.д. Но любимая жена Князя, Княгиня Феврония, улучила момент и присоветовала Князю Петру рук своих белых не марать и с дураками не связываться, а взять и поехать в отпуск. И – уговорила!
Покинули Князья город Муром и стали путешествовать, а потом остановились на берегу Оки, и от тяжких дел княжеских там отдыхали. А в городе тем временем началась борьба интересов, партий, людей разного звания за власть княжескую. Но окончательно весомое, неоспоримое слово сказать было некому, так как все были относительно равны. И спорам – конца не предвиделось. Когда же устали от безвластия, то решили призвать на власть в город свой кого-нибудь княжеского роду, чтобы споры те прекратить. А кого? Нужно, чтобы и человек был справедливый, и не жадный, да и защитить город смог своим княжеским воинским искусством, да с репутацией и связями (союзниками), и лучше, чтоб – знакомый, да проверенный. В общем, так и обернулось дело, что опять нужно было идти Князя Петра обратно звать…»
Здесь мы сокращаем записанный нами извод легенды: «…Княгиня Феврония посоветовала Князю Петру дважды отказаться, и только когда все население от мала до велика с иконами, священниками, страхом, плачем и присягой на верность пришли в третий раз – Князь Петр согласился княжить Муромом заново…» [vii]


III. Миро-эпическое значение нижегородского сюжета «Повести»
Сюжет добровольного ухода («изгнания») правителей мы встречаем в русской истории не раз – обычно он разрешается только всенародным покаянием, очищением от грехов – особенно в вариантах призвания на царство. В ритуалах «уходов» Ивана Грозного, Бориса Годунова, Николая II и пр.
Таким образом, в муромской легенде об изгнании Князей и покаянии перед ними мы наблюдаем устойчивую, повторяющуюся картину. Это ритуал, а точнее целостное действо, имеющее смысл как подлинно национальной идеи, так и магической обрядности, освящающей и узаконивающей верховность власти. Следует сказать, что сюжет этот вообще характерен для всей индо-европейской арийской культуры и неоднократно встречается в ведических текстах: Ригведе, Махабхарате. Логика этого сюжета проистекает из кастово-варновой структуры арийского общества, в котором кшатрии (воины) должны выяснять отношения (бороться за власть) только с себе подобными, но не с подвластным им народом подчиненных варн. [viii]
Переходя же к магической составляющей сюжета, обратим внимание на троекратное обязательное повторение действия. Причем обе стороны – и князь, и народ, знают эти правила именно такого поведения и даже требуют его, но не вслух.
В русской традиции этот троекратный зов присутствует – и в потчевании гостя, и в песне, и в сказке. Этот язык ритуала передается всем строем традиции, ее стержнем. «Третий раз – волшебный».
Трехчастность, троекратность отчетливо выражена и в православной традиции. Три раза епископ или игумен спрашивает о твердости решения постригающегося в монахи, причем бросает на пол ножницы и кандидат в монахи должен их трижды поднять. Три раза венчающиеся вслед за священником обходят вокруг аналоя, трижды пьют из одной чаши. Примеров не перечесть.
Трехчастеность содержится в данном сюжете об изгнании князей не только в троекратном их призывании обратно на княжение. Если разобраться, то в «Повести» вообще как бы три Мурома. Первый, в котором «благородная двоица» правила до того, как поднялись наветы на княгиню.
Второй Муром Святые Князья основали, покинув княжество. Ведь «где царь, там и Русь», а не наоборот. Этот Муром в силу самой своей сакральной топографии (озеро Большое Свято, требующее отдельного разговора) оказывается городом мертвых. По преданию, собранному тем же Епанчиным, Святое озеро хранит в своих водах затонувшее селение с весьма характерным топонимом «Русаки», легко сопоставимым с этнонимом «русский» («русак»).


Наконец, в обновленный всенародным покаянием Третий Муром Святые Князья вернулись, простив Своих подданных.
Как видим, нравственная составляющая легенды – это не просто «польза», а самый живой, очевидный и справедливый «смысл». Основа ритуала – это идея Брака по любви, союза народа и Князя по обоюдному согласию, идея верности этому союзу.
Истинная вера Русского народа в Бога в земном своем отражении это не столько вера в Церковь и ее обряды, сколько вера в то, что высокие евангельские идеалы можно воплотить на практике, даже, живя в миру. И, прежде всего, в государственной жизни. Именно отсюда традиционная вера в Праведного Царя, который и наполняет все православные обряды живым смыслом. Народ, как источник и носитель своей национальной идеи, воплощает в «Повести о Петре и Февронии» свое право на такое понимание природы веры и власти, и всего мироустроения.


IV. Третий Муром Александра Епанчина (вместо выводов)
Таким образом, в конце своей статьи мы вынуждены вернуться к образу муромского краеведа А.А.Епанчина, с легкой руки которого в научный оборот и была введена легенда об основании Нового (Второго) Мурома.
Краеведческая деятельность А.А.Епанчина, являвшегося неизменным поборником восстановления былого муромского благочестия, консультантом в деле возвращения мощей святых из музеев, инициатором возрождения разрушенного, была высоко оценена Русской Православной Церковью. Об этом свидетельствует архиерейская грамота от 31 августа 1996 г., данная краеведу Высокопреосвященнейшим Евлогием, архиепископом Владимирским и Суздальским.
Широта круга знакомств Епанчиных, в который входили и композиторы, и ученые, и дизайнеры, и священнослужители из разных концов России, столиц, и даже других стран, свидетельствуют о том, что это был подлинно последний, не по одной лишь фамилии, а по жизни, представитель своего древнего рода, давшего России трех адмиралов. Оценка краеведческого наследия Епанчина научным сообществом – дело будущего.
К сожалению, безвременно скончавшись, Александр Александрович не успел обобщить свои материалы в единый свод. По этой причине сведения, сообщаемые им, нуждаются в воспостроении до того целого, которое было у краеведа в его личной жизни, поскольку занятие краеведением он воспринимал в самом высоком религиозном духе – как «государеву службу».
Как он сам написал о праведной Иулиании Лазаревской (Муромской): «Жизнь и подвиг св.Иулиании является прекрасным примером того, чем являлось русское дворянство для простого народа. Не “кровопивцы-эксплуататоры”, а любящие родители, жертвующие всем ради детей своих, не разделенных с ними сословной пропастью, а объединенных в единое тело Церкви Христовой, которая в то время была синонимом общества». [ix] Так и сам Епанчин, последний представитель дворянского рода, древностью не уступавшего Романовым, всей своей жизнью простого механика, сотрудника музеев, служащего на бензоколонках доказал истинность этих своих слов.
Епанчин, с его ярко выраженными монархическими убеждениями, в своей личности соединил прошлое с настоящим. Несомненно, что сам он жил Третьим Муромом, надеждой на «Третью», покаявшуюся и прощенную Россию, которая вернется к своему призванию хранительницы Вселенского Православия, Третьего Рима.

Неизменный почитатель подвига Царственных Мучеников Епанчин своей топонимической привязкой сюжета изгнания Святых Князей Муромских делает материальными те сопоставления, которые мы делали чисто теоретически, показывает, что Петр и Феврония – это наши современники.
По-епанчински прочитанный, этот сюжет из «Повести о Петре и Февронии» позволяет в традиционной оптике увидеть и современную русскую смуту, осознать, на каком этапе находится наше общество в поисках национальной идеи, осознать наше место и роль в аналогичном сюжете, начавшем развиваться в 1917 г., после добровольного «ухода» императора Николая II с Престола уже Всероссийского.
Заметим, что в отличие от своих потомков, попустивших кровавое цареубийство 1918 года, муромляне все-таки одумались и, покаявшись перед святыми князьями Петром и Февронией, упросили их вернуться в родной город.
Обращение к примеру муромлян, не только изгонявших своих святых, но и каявшихся перед ними, позволяет и житие Царской Семьи Николая II рассматривать как еще не дописанное. Ведь тот подлинно общероссийский интерес, который наблюдается в настоящее время к муромским святыням и, прежде всего, к мощам Св. супругов Петра и Февронии, показывает, что архетипы народного сознания не изменились.
Из Второго Мурома особенно четко видна та точка, в которой остановились русские люди после 1917 г.
И, может быть, не случайно, что после революции 1917 г. эта часть Владимирской губернии отошла именно в Нижегородские пределы, вошедшие в историю благодаря ополчению Минина и Пожарского, которое является ярчайшим примером перехода от второго, отрицательного этапа мирового сюжета об «изгнании-уходе» правителя, к третьему этапу, с которым связано возвращение на новом витке к традиционной структуре общества.Второй Муром, основанный изгнанными Святыми Князьями, дает возможность посмотреть на историю перспективно. И прошлого в будущее. Увидеть точку поворота.
[i] О нем см.: Епанчина Н.С. Муромский краевед А.А.Епанчин (1948-1998). Биографический очерк // Епанчин А.А. «Господь поставил меня собирателем…» Из краеведческого архива А.А.Епанчина [Сб. 2-й] / Сост. Н.С.Епанчина, при участии Е.А.Домниной. – Муром, ООО Дизайн-центр «РеКоМ», 2002. – С. 2-7; Епанчин А.А. [Автобиография] // Епанчин А.А. Краеведческий сборник. Материалы архива [Сб. 3-й] / Сост. Н.С.Епанчина [при участии Е.А.Домниной]. – Муром, ООО Дизайн-центр «РеКоМ», 2002. – С. 119-120/
[ii] Цит. письмо А.А.Епанчина учительнице села Дедово Навашинского района Юлии Николаевне Шамкиной от 10 июня 1998 г.
Дедово озеро или Свято озеро в Дедове…

[iii] Из письма Епанчина А.А. клирошанам церкви с. Дедово от 27 августа 1995 г.: «В ½ пол. XIX в. сюда из урочища «Окнищи», или из урочища «Вохнищи», была переселена деревня Корниловка (Новая деревня – Новленская тож)» // Из личного архива Чеснокова С.В. Возможно, «Новой» первоначально называлась речка.
[iv] Об этом он писал в письмах от 1 ноября 1986 г. Ю.Н.Шамкиной, от 27 августа 1995 г. В.Мишариной; от 16 марта 1998 г. Чеснокову С.В., хранящихся в личном архиве Чеснокова С.В., причем в первом письме указывал дату этого события между 993 и 1000 годами, тогда как в последующих определял ее позднее – конец XII века.
[v] «В старину помещик переселил из своего поместья с. Малышево, Муромскаго у. (впоследствии Меленковскаго у., ныне Селивановскаго рай.) Владимирской губ., крестьяне которой были лесорубами, часть крестьян за Оку, основав деревню, названную в память родного села «Малышево». Она упоминается в 1623/4 г.» Цит. письмо Епанчина А.А. Шамкиной Ю.Н. от 21 ноября 1986 г. из личного архива Чеснокова С.В.
[vi] Если проследить соотношение материала преданий и легенд, собранных Епанчиным в его «Топонимике», то можно четко увидеть, что одна треть изо всех преданий о Муромском уезде вообще – это предания об озере Большое Свято.



25.11
00:51

Что такое Перемиловые горы?

Перемиловые горы. Они тянутся вдоль правого берега Оки, чуть ниже города Мурома до города Павлова.




«Перемиловские горы, – пишет Н.Г. Добрынкин, – составляют нагорный береговой кряж реки Оки. Здесь лежат богатые пласты алебастра, местами прослоенные красной кирпичной глиной, красильным песком, красноватой и желтой землей; все эти наслоения хорошо видимы в береговых откосах реки, где они покоятся горизонтальными полосами, начиная от села Спас-Седчина вниз по течению до границы Нижегородской Губернии, на протяжении 600 верст»
А лебастровый карьер в Филенском Вачского района а до затопления шахта по добычи ископаемых материалов.Так же прожилки встречаются по обрывам и оползням вдоль берега реки Оки.
Ландшафт и Заокские дали Муромского заказника.

Кстати, как отмечают краеведы, и в частности Н.Г. Добрынкин, само название «Перемиловские горы» применяется только у Перемиловской пустыньки (ниже села Спас-Седчина), за ними следуют названия откосов по береговым селениям: Базаровские, Клинские, Жайские, Сапунские, Высоковские, Чулковские и т. д. Самая большая высота нагорного берега принадлежит горам Сапунским (ок. 1200 м), Жайским (ок. 1000 м), Чулковским (ок. 900 м). В краеведческой литературе о городе Павлове также есть подтверждение местным названиям окских холмов. В частности, краевед Л.Л. Тубе пишет, что Павлово находится «на правом высоком берегу Оки, сильно изрезанном оврагами. В этой части области прибрежные высоты носят общее название Перемиловых гор, а в пределах Павлова их отдельные холмы имеют свои местные названия: Дальняя и Воскресенская кручи, Семенова и Спасская горы и другие»5 . Таким образом, высокие холмы на правой стороне Оки от села Спас-Седчина до города Павлова – это Перемиловы горы с местными названиями некоторых высоких круч.





Существуют две красивые легенды о происхождении названия. Их приводит в своих исследованиях Е. Добрынкина. Первая легенда связана с языческими верованиями: будто бы здесь существовало капище языческого бога Перемила, окуда горы и получили название Перемиловских. «Он живет только в устах народа. Это был бог любви, согласия и дружбы, и, вероятно, отождествлялся со славянским богом Лель»6 . Второй вариант названия связан с преданиями о Петре и Февронии, в которых рассказывается, как молодых супругов изгоняют из Мурома, и они вынуждены жить на берегах Оки. Когда же Петр и Феврония возвращались из изгнания в Муром, перед тем, как садиться в лодку и плыть в обратный путь, Феврония подошла к подножью гор и сказала: «Будьте вы отныне и до века „премилыя горы” за то, что дали нам приют и убежище»7 . У подножья гор протекает речка, которой святая княгиня дала название Муромка. Краевед А.А. Епанчин в своих изысканиях приводит такую легенду: святая Феврония, просто гуляя по горам, воскликнула: «Какие премилые горы!». С тех пор их стали называть «Перемиловы горы»8 .



Перемиловская возвышенность довольно плотно заселена. Интересно отметить что, многие населенные пункты сохранились с XVIII столетия до настоящего времени. Некоторые поменяли или видоизменили свое название. Самые крупные реки на Перемиловых горах – Муромка, Кутра, Кузома, Реут.



О разнообразной растительности в Перемиловых горах пишет в своем описании Муромского уезда Н.Г. Добрынкин. Но одно растение он выделяет особо: «Оскорь (осокорь) – произрастает только в предгорьях Перемиловских гор, преимущественно у села Спас-Седчино, где их разведено много даже в садах. Сохранившиеся там деревья достигли значительной высоты и толщины и громадностью своею составляют замечательную редкость края»9 .




Вот такие ветераны продолжают расти в пойменной части у подножия гор в районе села Жайск. Да.да,села уже теперь.Общими усилиями ,по крохам востанавливают церковь в селе Жайск. Значит жизнь будет возрождаться не зависимо от уничтожающей политики руководителей страной, в результате которой они убрали пристани безвозратно,ракеты,метеоры -эти речные трамвайчики.Ушли в сторону от проблем деревенской жизни.
Перемиловы горы можно сравнить с заповедным краем Муромской земли. Но самые интересные места это Перемилова пустынь, гора Городина и Стародубье.

Перемилова пустынь
Место проживания святых Петра и Февронии на Окских берегах носит название Перемиловой пустыни. В. Добронравов сообщает, что «Перемилова пустынь на речке Поповке находится в 20 верстах от уезднаго города. Время построения здесь церкви и основания при ней пустыни совершенно не известны. Предание говорит, что церковь здесь воздвигнута в память того, что на этом месте ночевали святые Петр и Феврония Муромские после насильственнаго удаления их из Мурома. Существующая же ныне каменная церковь, по свидетельству того же предания, построена царем Иваном Васильевичем Грозным. В 1724 году Перемилова пустынь была приписана к Борисоглебскому монастырю того же Муромскаго уезда, а в 1764 году упразднена и церковь обращена в приходскую»10 . Не совсем понятно здесь с речкой Поповкой. На карте Муромского уезда 1776 года речка с таким названием отмечена около деревень Тошлово и Слободищи, расположенных значительно выше Перемиловой пустыни11 .

Точное положение Перемиловой пустыни и речки Муромки обозначено на картах Муромского уезда 1890-х гг.12 Историк-любитель А.А. Епанчин дает подробное описание легендарного сюжета о прибывании Петра и Февронии на окских холмах. «На речке Муромке ныне стоит деревня Корниловка. Троице-Перемилова-Пустынь-погост также вполне исторический памятник. После того, как она пришла в запустение, на ее месте осталась приходская церковь. Память о пустыни сохранилась в названии местной пристани – „Монастырек”. После революции церковь была закрыта, сейчас погост носит название „Судострой”»13 . А.А. Епанчин отмечает две остановки Петра и Февронии на Перемиловых горах. Первая – около пристани Монастырек. Он уточняет, что на самом месте остановки святых стоял каменный Троицкий храм, разрушенный перед войной. Отмечает, что пенек от процветшего деревца находился против того места, где была колокольня, на самом западном краю погоста, и в 1987 г. был завален булыжниками. Вторая остановка Петра и Февронии была у села Жайское: «Здесь их и догнали муромляне»14 .





Любопытное дополнение о пребывании Петра и Февронии на окских холмах имеется у В. Ершова: «Село Юрьево, стоявшее на высоком берегу Оки, которым залюбовалась Феврония во время их с князем Петром уходом с Мурома, стало зваться Чудью»15 . Происхождение этих сведений неизвестно.

Гора Городина
На Перемиловых горах много оврагов и круч, овеянных легендами. Некоторые сюжеты этих былей пересказаны в работе Е. Добрынкиной, которая в течение нескольких лет записывала старинные муромские предания. Но самая загадочная на Перемиловых горах – гора Городина. Она выделяется от нагорного берегового хребта необычными очертаниями: с одной стороны напоминает усеченную пирамиду, с другой – церковную главку. Сказания секты хлыстов об этой горе повествуют, что сюда спускался сам Бог-Отец в образе человеческом под именем Данилы Филипповича16 . В горе есть таинственные пещеры, которые охраняют сектанты.






Спуск к реке Оке в Чулково
Тщательным изучением горы Городины занимался дьякон Липовецского погоста Иван Михайлович Ландышев. Он собственноручно составил карту местности около горы Городины. Ландышев пишет, что Городина – это не только отдельная гора, а целая цепь холмов: «Гора эта есть узкий горный хребет, отделившейся от общего горного кряжа, идущего по правой стороне Оки. В таком виде простирается она к деревне Чулково вверх по течению реки Оки на двух верст, местами расширяясь и суживаясь и все возвышаясь, так что у деревни Чулково вышина этой горы от уровня Оки 60 сажен. В Чулково Городина и кончает свое название, а далее называется Очный Горный хребет»17 . Ссылаясь на журнал «Православный собеседник» за1858 г., он приводит уже известную нам легенду: «В начале царствования Алексея Михайловича в 1645 г. во Владимирской губернии Муромского уезда в Стародубской волости на гору Городину близ деревни Бобынина и Михайлиц сошел с неба на огненных облаках в пламенной колеснице Бог-отец Саваоф, окруженный ангелами»18 . Далее он сообщает, что на горе есть колодец, почитаемый сектантами, а в деревни Михалицы, в полутора верстах от Городины, жил Иван Тимофеевич Суслов, который часто посещал Городину и проводил беседы у колодца. У него были приверженцы во многих городах России. Они приходили на Городину, а в колодец бросали серебро и золото.
Вверх по течению Оки выступает из берегового венца возвышение, называемое гора «Малая Городина». Здесь, по преданию, проживал разбойник Семен. Много кладов спрятано вокруг этой горы19 .

Стародубье
Есть в районе Перемиловых гор есть загадочная сторона под названием Стародубье. Вот как территорию Стародубья определяет И.М. Ландышев: «Стародубом или Стародубьем назваются конечности Муромского заречного (за рекой Окой) уезда, с точностью определить границы Стародубья невозможно, но приблизительно его составляют в настоящее время три народные волости: Варежская, Загаринская и Арефинская»20 . Е. Добрынкина сообщает, что «один из пунктов Перемиловских гор носит в Муромском уезде названия „Стародубья”, географическое положение которого предание очерчивает так: от берегового села Клин вниз по течению реки Оки до берегового села Варежа; ширина Стародубья прстирается от берегового гребня до Нижегородского почтового тракта с крайними селениями в нем: Глебовым и Зяблицким погостами с селом Арефиным»21 .


А вот нашел какую запись из далекого прошлого про Арефино
сергей волков
00:22
примечание
Въ 17 веке в Арефинѣ была деревянная церковь въ честь Входа Господня во Іерусалимъ съ двумя при-дѣлами въ честь св. муч. Бориса и Глѣба и преп. Никиты Исповѣдника. Эта церковь существовала до 1770 года; въ этомъ же году разрѣшено было за ветхостью деревянной церкви строить каменный храмъ съ главнымъ престоломъ въ честь того же праздника, придѣлы же предполагались- освятить въ честь Владимірской иконы Божіей Матери и св. Николая Чудотворца.
Постройка храма была окончена и престолы были освящены въ 1775 и 1776 г.г., деревянная же церковь была разобрана, но въ какомъ году, не извѣстно.
Въ настоящее время каменный храмъ, построенный въ 1775 г., совершенно измѣнилъ свой внѣшній видъ; въ 1846 - 51 годахъ перестроена была вновь его трапеза, а въ 1868 —
72 г.г. перестроенъ и главный храмъ

Место встречается в: (2)Место верхнего уровня: с. Арефино Муромского уезда Владимирской губернии (совр. Вачского района Нижегородской области)1878 Работа: Диакон Добровольский Стефан Алексеевич (1878 - )

Источник/Ссылка Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии

А может в то время с Озяблицкого погоста на погост Козмодемьяский на реке Оке и проходила дорога на Стародубский перевоз? И спуск отменный,и острова и мели ,да и на другой стороне погост в Ростригено не хилый был когда то.И князья,и приближенные царского двора не чурались его. И,подчеркиваю,этот Муромский анклав на другой стороне реки не малой- нуждался в путях через реку к своей прямой администрации,да и почтовая связь нужна была.Это потом будет относится к Горьковской обл с дорогой Нижний Новгород -Касимов ,проходящий через Арефино,верней Зяблицкий погост.
Арефино Середина прошлого века

Е. Добрынкина отмечает, что жители Стародубья «экономически очень развиты, способны к ремесленным и промышленным предприятиям; красивы, ловки, сметливы; одним словом „чистый народ”, по тамошнему выражению»22 . Похожее описание приводит И.М. Ландышев: «Народ живет без нужды, по миру не ходит, чисто одевается» 23 . По его мнению, отличительной особенностью стародубского населения является «говор или речь… чистая, без прицикивания. Нет в песнях у народа стародубского какой-то заунывности. Женщины поют тонкими голосами, а в Стародубье напротив»24 . И.М. Ландышев провел целое исследование о происхождении этого народа, о городе Стародубе Воцком, основание которого он приписывает князю Юрию Долгорукому25 . Е. Добрынкина, ссылаясь на местные предания, также, как и И.М. Ландышев, видит в «стародубах» пришлых людей, «пришедших из далека не то со своим вождем, не то князем, поселившихся первоначально на горе Городине, вблизи деревни Соловьевой»26Как видим еще одна версия,все еще покрытая мраком о месте древнего Стародуба -Воцкого Мне она нравится А то столько легенд ходит об этой Княжей горы? Может и привел один из князей старинного рода Стародубских пришлых людей из далека с собой с прежнего места,где ему было уже тесно и поселился с ними на горе Городине И вполне допустимо ,что нарек он свой городишко по подобию родового гнезда Стародуба,только не на Клязьме,Сиверского и в других краях..

Современные историки и археологи пытались обнаружить город Стародуб Вотский, который упоминается в Новгородской первой летописи, где он назван в «Списках русских городов дальних и ближних», в числе Залеских городов между Муромом на Оке и Стародубом на Клязьме. Раскопки, предпринятые И.А. Очеретиным в 1990 г. в Вачском районе, к успеху не привели27 . Историк Н.Н. Грибов сообщает, что после летописного известия в письменных памятниках XV- XVII столетий название данного поселения присутствует только в наименовании соответствующей административно-территориальной единицы. На основании актовых материалов Н.Н. Грибов делает вывод, что область Стародуба Вотского в XVII в., образующая одноименный стан, территориально занимала междуречье рек Оки, Большой Кутры и Кишмы28 . По мнению археолога В.Ф. Черникова, город Стародуб Воцкий находился в устье речки Вачки на месте деревни Городищи, ныне вошедшей в западную окраину поселка Вача. Однако завершить полевые изыскания ему не удалось. Археологическая локализация Стародуба Воцкого нуждается в дополнительном подтверждении29 .

По инициативе С.В. Сазонова в разные климатические сезоны 2009 и 2010 годов сотрудники Муромского музея совершали небольшие однодневные экспедиции на Перемиловы горы. Цель экспедиций – визуальное обследование и фотофиксация мест, связанных с легендами и сказаниями Муромской земли, и особенно с именами святых Петра и Февронии. Описание Перемиловых гор – это первый шаг к началу изучения достопримечательностей Муромского края.




Вача при фабрикантах Кондратовых
В настоящее время назрела необходимость инвентаризации культурно-исторического наследия Муромского региона, составления каталога современного состояния памятников истории, этнографии, археологии, культуры, природы. Локальная история в историческом пространстве требует исследовательских усилий, особенно при переходе от локальной истории ко всеобщей. Особого внимания заслуживает аспект, часто ускользающий из поля зрения современных исследователей. Речь идет об отношениях в системе «человек-природа». Для осуществления этой цели нужна продуманная четкая программа, рассчитанная на несколько лет.
И вновь ,в те далекие годы Ивана третьего проскакивает грамота с пустошью Пертовская и Стародубскими владениями не уточнеными…
В летописном известии о событиях осени 1445 г., связанных с возвращением из татарского плена в. кн. Василия II Василье­вича, упоминается село Ивана Киселева «межи Новагорода и Мурома»9. Напротив («против», «противу») этого села, назва­ние которого в летописях не приводится, останавливался на пути в Москву посланец великого князя Андрей Плещеев, спе­шивший в столицу с известием об освобождении государя. По­скольку Василий II отправил Плещеева в Москву «со сеунчем» через два дня после начала своего пути из Курмыша, можно предполагать, что Плещеев остановился на правом берегу Оки «против» села, расположенного на левом берегу.
Сохранился (в списке XVI в.) текст недатированной записи Ивана Гр. Киселева митрополиту Филиппу (1464-1473 гг.) о пожизненном держании «митропольской» пустоши Пертовской «в Муромском уезде на реце на Кутре»10. В 1491/92 гг. анало­гичную грамоту на ту же пустошь дал митрополиту Зосиме сын Ивана Григорьевича Гр. Ив. Киселев11. Известна позднейшая деревня Пертово при рч. Кутре (Бол. Кутре), правом притоке Оки, в 38 в. на северо-восток от Мурома, по левую сторону почтового тракта из г. Мурома в г. Нижний Новгород12. Перто­во находится на правом берегу Курты, в 2 км от ее устья.
В XV в. правобережье Оки было пустынным. Служилые люди опасались тут селиться, боясь татарских набегов. Абсо­лютное большинство актов второй половины XV в. свидетель­ствует о распространении феодального землевладения в левобережной части Муромского уезда. Чем же объясняется смелость И.Г. Каселева, взявшегося осваивать «митрополью» пустошь на правом берегу? Для начала допустим, что Иван Ки­селев летописей и Ив. Гр. Киселев записи на пуст. Пертовскую - одно и то же лицо. В этом случае интерес И.Г. Киселева к освоению пуст. Пертовской на правом берегу Оки можно свя­зать с фактом существования у него села на левом берегу. Ве­роятно, село располагалось недалеко от реки - иначе оно едва ли послужило бы ориентиром для указания в летописи места остановки Андрея Плещеева, Не исключено, что возле села имелась переправа через Оку, благодаря которой Иван Киселев был постоянно связан с правым берегом и стремился освоить там землю. Другими словами, село могло находиться напротив пуст. Пертовской. Пертовскую основал, скорее всего, сам Ки­селев, и только неблагоприятные условия владения ею, запус­тение земли вынудили его прибегнуть к патронату митрополичьего дома, признать собственность последнего на нее и получить ее обратно в качестве прекария. Кстати, пред­посылкой для заключения этой сделки мог быть победоносный поход русской рати на Казань весной 1469 г., после которого правобережье Оки стало на время более безопасным, чем в предшествующие годы.
В настоящее время на левом берегу Оки напротив Пертова находится селение Боровицыно в 30 (по прямой) - 35 км к се­веро-востоку от Мурома. Это известное в XIX в. владельческое село Боровицы (Фроловское) при оз. Краснове по левую сторо­ну Оки. Оно числилось тогда в 1-м ст. Гороховецкого уезда, находясь в 55 в. к юго-западу от Гороховца13, Село Боровичи «в Муромском уезде в Дубровском стану» было дано в 1564 г. в поместье «Богдану да Степану Матвеевым детем Опраксиным против их стародубского поместья»14.

23.11
23:05

Находки в паутине инета о Вачской округе

Все ,что попадется интересного в инете по округе ,добавлю сюда,чтоб не забыть……Еще бы эту книженку почитать,а может она уже в цифре…Как знать? Ау,продвинутые нижегородцы. Я далековато от Нижнего,.С флота по комсомольской путевке на Всесоюзную ударную стройку (АЗЛК) приехал,был лимитчиком .Это потом будет и автомеханический ,и партшкола при Бауманским райкоме и уже пенсионер…Это Брежнева спрашивает Кенеди или Никсон ,как у вас живут лимитчики в Москве ? А Брежнев отвечает -я же у вас не спрашиваю как живут негры в гетто! Но это давно в прошлом……


Владимирская духовная консистория.
Клировая ведомость
Благочинного 3-го округа Муромского уезда
за 1875 г.
(130 листов) Лист1
(написан рукой пра-прадеда Семена Ивановича Лаврова)
Муромского 3-го Благочинного округа,
Благочинного, погоста Липовицы
Священника Семеона Лаврова покорнейшее прошение.
Честь имею представить при сем Муромского 3-го Благочинного округа ведомость о Церквах, о Священно- и церковнослужащих с их семействами, с Заштатными и сиротствующими и церковных старостах с свидетельствами о по…. и поведении лиц, в оной значащихся, а равно и о прихожанах, с прилагаемой штрафной ведомостью за 1875 год.



Муромского 3-го Благочинного округа
Благочинный Священник погоста Липо-
вицы ( подпись Семеон Лавров
Генваря 27 дня 1876 года N23
2 Лист
Оглавление
1. Погост Липовицы 1 ( Лавровы)
2. Село Малое Загорино 13
3. Вачи 17
4. Большое Загорино 29
5. Красное 39
6. Яковцево 41
7. Жайское 47
8. Погост Космодемьнский 51
9. Село Клин 55
10. Голенищево 57
11. Кошелево 61
12. Новоселки 67
13 Вачи 77 (Иван Тихонравов)

15

14. Казаково 87 ( Авроровы)15. Дьково 97
16. Погост Зяблицкий 101
17. Село Арефино 111
18. Белавино 123
(Авроров Иосиф Алексеевич 1835-1839)
19.Штрафная ведомость 129



1-й Священник Семеон Iоанов Лавров, Диаконский сын, по окончании полного богословского курса во Владимирской Духовной Семинарии, уволен с аттестатом 1-го разряда с званием Студента, 1843 года Февраля 2-го дня. Посвящен к сей Крестовоздвиженской церкви во Священники Преосвященным Парфеном Архиепископом Владимирским и Суздальским, в 1846 году, обьявлена ему через местного Благочинного Архипастырская благодарность за ревностное преподание Слова Божия, с 1851 г. проходит должность Катехизатора, 1853 г. Января 20 дня. Советом Императорского Русского Географического общества, за доставленные в оное общество климатические сведения, изьявлена ему искренняя признательность, 1856 года Iюля 5 дня награжден Набедренником за честное поведение и исправное прохождение своей должности, на что от Его Преосвященства Iустина Епископа Владимирского и Суздальского и выдано ему свидетельство, 1859 год награжден бронзовым наперстным крестом, по представлению Святейшего Правительствующего Синода, за ревностное и усердное прохождение возложенных на него должностей, в 25-й день Апреля 1864 года Всемилостивейше пожалован бархатною фиолетовою Скуфьею, в удостоверение чего и выдано ему Свидетельство от Его Преосвященства Ософана Епископа Владимирского и Суздальского, и того же года 1864 Iюля 10 дня определен Депутатом, каковую должность проходил до определения в должность Благочинного 6,5 лет. По избранию Владимирским Духовным Попечительством 1865 г. Его Преосвященством Феофаном утвержден в звании сотрудника оного Попечительства, а также в 1865 г. единогласно всеми сословиями избран был в Гласные губернского и уездного Земских собраний, 1870 г. в Августе Высочайше награжден бархатной фиолетовой Камилавкою, 1871 г. был избран Муромским 3-м Благочинническим округом в должность Благочинного, утвержден в
таковой должности Указом из Владимирской Духовной Консистории от 17 Марта 1871 года за N2230, и сего же года по избранию Уполномоченным от Духовенства в члены Комитета уездной цензуры Проповедей, утвержден в таковой по Указу Вл. Дух. Конс. от 9 Апреля 1871 г. N2664. В 1874 г.
награжден Всемилостивым пожалованием наперсным Золотым крестом, препровожденным при указе В.Д.К. от 30 Мая 1874 г. за N3830, того же 1874 г. по указу Вл.Дух. Конс. от 31 Дек за N9541 обьявлена ему признательность Епархиального Начальства за усердную и полезную службу, Сего 1875 г. по Указу Вл. Дух. Конс. от Сентября за N утвержден в должности Благочинного на 2-е четырехлетие, грамоту имеет, вдов. 16 Февраля 1876 г. согласно прошения от должности Благочинного освобожден а на его место назначен Священник села Новоселок Гавриил..
Лет от рождения - 54.
В семействе у него сын - Александр Лавров, по окончании полного курса в IV классе Влад. Духовн. Семин. в 1871 г. проходит должность учителя и Законоучителя в народном училище.
Лет от рождения - 27.
Священник Iоанн Iоаннович Веселовский - 47 лет 1850 Вл.Дух. Сем.
Священник Iоанн Дмитриевич Чернобровцев - 29 Вдов 1868
Дьякон Алексей Федорович Благоволинский - 28 1866
Дьякон Иван Михайлович Ландышев - 39 1856
Дьячок Василий Иванович Беневоленский - 45 1853 Муром. Дух. Училище
Пономарь Тимофей Назарович Неополитанский -51
1836 Муром. Дух. Училище
Пономарь Владимир Дмитриевич Дианин -29
1866 Владим. Дух. Учил.
Староста Семен Николаевич Курсан. -49

Заштатные:
Соколовы - свящ. родств.
Дьяк Благоволин - 56 лет,
Вдовая дьконица - Анна Васильева Лаврова - 78 лет , в сем 1875 г. померла.

Примечание: Анна Васильева Лаврова (1797-1875)- моя пра-пра-прабабушка, жена Ивана Алексеевича Лаврова (1792-?) диакона села Фоминки Гороховецкой округи, семинария 1814 г. Писал стихи?




––––––––––
Ищу любую информацию о Тихонравове Василии[color="#FF0000"][/color],
место жительства в начале XX века - Нижний Новгород , рождение предположительно 1840-1850 гг . Место рождения предположительно- Владимирская губерния, Муромский, Гороховецкий уезды, Нижегородская губерния, жена Тихонравова (Авророва) Вера Иосифовна (1853 - после 1911)г. с Казаково, Муромского уезда - дочь священника. Вот еще уточнение; Причт храма погоста Липовицы Мурормского уезда Владимирской губернии в1856 году



Священник Семеон Лавров

Священник Аркадий Соколов

Диакон Федор Благоволин

Дьячок Василий Беневолинский

Пономарь Тимофей Неаполитанский

Пономарь Дмитрий Дианин

Семен Иванович Лавров (1820-?) - мой пра-прадед

В сентябре 2010 г ездил с двоюродными братьями Михаилом и Борисом Богомоловыми в село Липовицы - сейчас Павловский район Нижегородской области. Встречались с пра-правнучкой Неаполитанского.
Храм снесен в 30 е годы.




Ещё сохранилось красивое двухэтажное здание бывшей богадельни, но разрушается. В советское время в этом здании находилась школа. Сейчас принадлежит епархии. Сохранилась также липовая аллея на месте старого кладбища.
На месте храма в 2006 г установили памятную доску с репродукцией картины храма и крест выполненный из остатков конструкций снесенной церкви. Сделала это семья энтузиастов из числа выходцев из этого села на свои средства.
В дальнейшем выложу фото.
Казаковская церковь в далеком прошлом….

Тихонравов Александр Григорьевич Священник Казанской церкви с Казаково Вачского района уроженец с Лаптево Владимирской губернии 1887 В 1937 году приговорен к ВМН Расстрелянт03.01.1938 года Книга Памяти т 1 с 442
Вот вам добровольные помошники раскопали историю ,помогли распутать клубок.Да, многих с округи замочили в то время…А земляки и не ведают об этом - прошлое им в основном ,не интересно .В инете только друг другу комплименты одни.
Ну это когда кукушка хвалит петуха ,за то,что хвалит он кукушку… Брезгливостью попахивает,мне уже внучкам читать басни надоело…
Ух,как интересно : И Казаково Тут и Белавино..Выходит он был последний в Казаково.Потом найду фотку действующей Казаковской церкви в наше время,построенной по проекту Монферана..
Скань ,у современных Казаковцев получила большое признание у церкви и в миру. Казаковский подстаканник -одно из изделий на фоне действующей церкви.
А пока;СВЯЩЕННИКИ ИЛЬИНСКОЙ ЦЕРКВИ ГОРОДА СУЗДАЛЯ
………………
. Лебедев Василий Порфирьевич. Окончил ВДС в 1826 г. ( II, 52 ).
1829 г. - священник суздальской Ильинской церкви
1832 г. - священник с. Окулова Мур. уезда.

Авроров Иосиф Алексеевич. Окончил ВДС в 1830 г. ( I, 42 ).
1831 г. - священник с.Коваксы Арз.у. Нижегородск. губ.
1832 г.- священник Суздальской Ильинской церкви
1835 г. - священник с.Белавина Мур.у.
1839 г. - священник с. Казакова Мур. у.
1868 г. - за штат

8. Грацилевский Иван Петрович. Окончил ВДС в 1834 г. ( I, 9, П ).
1836 г. - священник Ильинской церкви г. Суздаля
1836 г - священник Суздальского собора
1844 г. - священник Смоленской церкви г. Суздаля


Вера Осиповна Авророва (Тихонравова) - его дочь.
В этом море информации выудил про Казаковскую церковь,про пристройки и каменную.Как дотошно велось делопроизводство т
фонд 556 дел 12911 1708-1919гг
(заказ 6.04.99г просмотрено 12.04.99-15.04.99г)

Опись 1 том1
1473 Клировая ведомость о церквах 1846г.
2552 Вед-ть о церквах за 1867г.
Опись 109
218 Клировая ведомость погоста Липовицы 1874г.
246 Клировая ведомость о церквах 3-го Благочин-
ного округаМуромского уезда. 1875г.
373 Клировая ведомость о церквах Владимирской
Епархии. 1879г.
924 Клировая ведомость о церквах Владимирской
Епархии. 1880г.
127 Клировая ведомость Муромского уезда. 1871г.

Опись 110
277 Клировая ведомость о церквах 3-го Благочин-
ного округаМуромского уезда. 1911г

Опись 111
791 Клировая ведомость Муромского уезда. 1870г.
884 Клировая ведомость о церквах 3-го Благочин-
ного округаМуромского уезда. 1911г

img.nnov.org/data/myupload/4/100/4100661/getimage--32-vacha1.jpgРазрушеная церковь села Вача. На этом месте сейчас Обелиск славы,а под ним древнее прицерковное кладбище….А Славы на костях предков не делают- это кощунственно!











Заказ 4 марта 1999 г. Просмотр 30 марта 1999 г.

фонд 556 Опись 1 том2
2886 О распространении трапезы Крестовоздвиженской церкви в погосте Липовицы и перекладке колокольни 1873 г
Опись 1 том1
1791 Сведения о состоянии приходов Муромского уезда за 1856 г.
408 Ведомости о церквах Владимирской Епархии 1773-1834 гг.фонд 556


Заказ 24 июня 1999 г. Просмотр 17 июля 1999 г.

фонд 556 Опись 108

406 Об освящении пог. Липовицы новоустроенной церкви 1812г ( Благочинный священник Алексей Стефанов, свящ Иван Соколов, документы подписал Андрей Лавров)
1031 Об освящении придела в пог. Липовицы 1823 г.
1434 Об освящении двух придельных новоустроенных храмов в с. Казаково. 1833 г.
1449 Об освящении в с Казаково каменного храма. 1833 г.
1740 По прошению Муромского уезда с. Казаково свящ. Никиты Загорского об освящении церкви 1841 г.

5 августа 1999 г

Заказ 8 февраля 2001 г. Просмотр 28 марта 2001 г.

Ф562 д.563 Муромское Духовное правление 1737-1864 гг
Ф 479 д.8 Муромское Духовное Училище 1818-1885гг



ого времени Вот кусочек;

07.11
19:45

За Веру и Отечество живот свой положившие.





Русское Воскресение : Православное воинство : Дух воинский : … И еже с ним за Веру и Отечество живот свой положившие
http://www.voskres.ru/army/spirit/podvig.htm
… И еже с ним за Веру и Отечество живот свой положившие
Соратники воина-мученика Евгения Родионова


Около трех лет назад стало известно о подвиге Евгения Родионова, оказавшегося в плену с тремя другими воинами-пограничниками в первую чеченскую кампанию. У молодых солдат был выбор: принять веру врага и сохранить себе жизнь, или мученически погибнуть. Они предпочли смерть предательству. Вместе встретили они самые страшные дни своей жизни, вместе сделали свой выбор — рядовой Евгений Родионов, младший сержант Андрей Трусов, рядовой Игорь Яковлев, рядовой Александр Железнов. О воине Евгении, не снявшем креста в чеченском плену, писалось неоднократно. Подробности жизни остальных пограничников стали известны только сейчас.

Андрей Николаевич Трусов родился 21 ноября 1976 года в сельском пригороде Орла в семье Николая Александровича и Нины Николаевны Трусовых. Крещен Андрей был в трехмесячном возрасте священником храме Иверской иконы Божьей Матери. Крестины проходили на дому, так как мальчик имел врожденную грыжу. Уже после крестин грыжу удалили, и мальчик больше ничем не болел. В детстве Андрея нянчила ныне здравствующая бабушка Татьяна Ивановна, которой в войну пришлось пройти немецкие концлагеря под Штутгартом. Через восемь лет в семье Трусовых родился младший брат — Евгений. С детства Андрей помогал родителям по хозяйству на приусадебном участке. До девятого класса учился в орловской школе N 30. После школы окончил ПТУ N2 22 по специальности пчеловод-водитель. Эту сугубо мирную профессию выбрал он сам. Наверное, за веселый нрав, басовитый голос, высокий рост (около 180 см) и щегольские усики он получил от товарищей прозвище «поручик». Оно сохранилось за ним и в армии. Склонность Андрея к шуткам вспоминает отец Николай Александрович, таких называют сейчас «прикольщиками». Нина Николаевна вспоминает его доброту и ласковость, стремление к чистоте и аккуратности. И еще помнит она о том, что у Андрея было много друзей. Перед армией пошутил в последний раз: «А может, «закосить» — посидеть в подвале лет до двадцати семи», — посмеялись с матерью. Чтобы призвали в погранвойска, сам сходил в военкомат. А когда пришла повестка, сразу же убыл в пункт сбора. Домашние даже котлет на дорогу пожарить не успели. Уже в поезде, обнимая младшего брата, сказал: «Я и за тебя отслужу, ты в армию не пойдешь». Что впоследствии и сбылось. Мать награжденного посмертно Орденом Мужества Андрея Трусова представители военкомата уведомили, что последнего сына в армию не призовут. Тело воина Андрея Трусова похоронено на погосте храма Святителя Николая рядом с деревней Лепешкино. На школе, где учился Андрей, установлена памятная доска.

Игорь Владимирович Яковлев родился 26 января 1977 года в деревне Петровское Тербунского района, Липецкой области в крестьянской семье Владимира Ивановича и Анны Васильевны Яковлевых. Игорь был младшим, поздним ребенком и имел двух старших сестер Галину и Наталью. Крещен был трех лет от роду в церкви Вознесения Господня в селе Бурдино. До третьего класса ходил в школу в Петровском. С четвертого по девятый — в соседние Тербуны. Ходить приходилось пешком в любую погоду по пять километров. С двенадцати лет Игорь помогал родителям в тяжелом деревенском труде: работал штурвальным на комбайне, пахал на тракторе, ухаживал за домашней скотиной. В детстве жизнь Игоря дважды подвергалась смертельной опасности. Один раз в пять лет провалился под лед, катаясь на санках, но был спасен соседкой. Анна Васильевна удивлялась, что он даже не заболел тогда. Другой раз, уже в юности, чуть не замерз в сильный мороз в дороге. Когда его отогрели, дома сказал: «Святитель Николай помог». Что стояло за этими словами, теперь не узнать. Роста Игорь был невысокого — в отца, физически крепок, вынослив. Отличался немногословностью, ровным спокойным характером. Из школы приносил только хорошие и отличные оценки. СПТУ окончил с отличием. Товарищей имел старше себя, жалоб от него никогда не слышали ни сестры, ни родители. К службе в армии готовился: помимо тяжелого деревенского физического труда, занимался гирями, бегом. Обрадовался, что попал в пограничные войска. Письма с его службы были лаконичными: «Все хорошо. Всем доволен». Когда сестра Наталья привезла тело Игоря из Ростова, на похороны пришло очень много народа из соседних деревень. Возможно, среди пришедших попрощаться с Игорем были двое юношей из соседних Тербунов, ставших впоследствии воинами Шестой роты Псковской воздушно-десантной дивизии. Учились они, по-видимому, в одной с Игорем школе и легли на соседнем погосте.

Александр Михайлович Железнов родился 10 августа 1976 года в районном центре — городе Вача Нижегородской области. Родители Александра Михаил Иванович и Нина Ивановна крестили сына в семилетнем возрасте вместе с родившейся в том же году сестренкой Катей. Крестины проходили в июле 1983 года в Храме Святой Живоначальной Троицы в селе Арефьево, который за время своего существования никогда не закрывался. В этом же году Александр пошел в Вачинскую школу, где проучился до восьмого класса. Когда мальчику было двенад­цать лет, произошла трагедия. Внезапно на глазах матери погиб отец Саши — Михаил Иванович. Нина Ивановна работала нянечкой в детском саду и все работы по дому и подсобному хозяйству легли на плечи Александра. Может быть, поэтому учеба в школе давалась ему с трудом. После восьмого класса пошел в вечернюю школу и ПТУ, где учился на слесаря. Мать вспоминала, что сын вообще не курил, и в общении был прост, не любил драться и ссориться. Телосложения был плотного, роста среднего (около 170 см). Александр был неприхотлив, заботился о матери и сестре. После смерти отца в семье стал ощущаться недостаток во всем, и покупки необходимых вещей делали по очереди! в этом месяце — Кате, в следующем — матери, в следующем — Саше. А он все отказывался в пользу сестры и Нины Ивановны: «Мне зачем — мне в армию». Когда мать хотела похлопотать в воен­комате, чтобы сына — последнюю опору семьи — послали служить поближе к дому, он категорически отказался. Хотел служить в Пограничных войсках, только все сокрушался: «Как же вы без меня будете?». В учебном центре ФПС в Багратионовске, что под Калининградом, сдружился с Андреем Трусовым. Не желая расставаться с това­рищем, с первой волной поехал служить на чечено-ингушскую границу. Хотя возможность остаться под Калинин­градом была: один из командиров — земляк — хотел оставить его, да и мать была категорически против. Письма со службы присылал шутливо-бодрые, начинавшиеся со слов: «Привет из санатория…» или «Привет из пионерлагеря…». Похоронили Александра на Вачинском кладбище на горе.





Разные были эти ребята. Они отличались не только характерами, но даже речь выдавала в них жителей разных областей. Но общего все же было больше. Это были крепкие ребята из крепких работящих семей. Формирование мужских качеств проходило у них в безвременье первой половины 90-х годов, когда многие семьи познали нужду и безработицу. Тогда никто из них не погрузился в отверзшийся вдруг мир губительных развлечений. Они честно подставили свои юношеские плечи и понесли тяготы вместе с отцами и матерями, став опорой и надеж­ной своих семей до армии. В пору, когда в стране господствовала идеология, пронизанная ненавистью к Родине, никто из них не подумал об уклонении от службы. Рожденные в безбожные времена, мальчики были крещены в Православии. Житель Подмосковья Евгений посещал до армии церковь, носил крестик, остальные ребята — нет. И церквей в их селах не было и нет до сих пор. Один крест был найден в могиле — воронке под Бамутом — нательный крестик Евгения. Но единый мученический крест выпал им всем четверым. Попав в плен, никто из ребят не написал домой писем с просьбой о выкупе и даже не дал своих адресов бандитам. В лютом чеченском плену это было сделать непросто. От момента, когда они опустили шлагбаум перед санитарной машиной, набитой боевиками, и до своего смертного часа — были вместе. Любовь Васильевна Родионова и Нина Ивановна Железнова видели камеру с отогнутой решеткой в Бамуте. В ней держали воинов. Это помещение было свидетелем последних дней пограничников. Как они укрепляли друг друга, как подбадривали — мы уже никогда не узнаем. Но выбор — стоял перед всеми четверыми.

Благой плод бывает от благого древа. У каждой семьи пограничников был свой подвиг. Все родители воинов прошли через страшный позор обвинения в дезертирстве — чтобы скрыть факт пленения солдат, командование заставы в каждую семью направило телеграммы о самовольном оставлении части. А за телеграммами — участковые с обыском и пересуды односельчан и соседей. Потом — мучительная неизвестность. Все матери молились о сыновьях, заказывали службы. Любовь Васильевна ходила по бандитским отрядам, искала сына. Под Бамутом искать тела погибших сыновей ходила вместе с Ниной Ивановной Железновой, выбирать ребят из наскоро засыпанной воронки пришлось по косточкам. Нину Николаевну Трусову и Наталью Владимировну Яковлеву вызвали телеграммами в Ростов. Собственноручно одевали дорогие косточки в новую форму. Учительница Наталья Яковлева — сестра Игоря, вспоминала: «Как все это увидела — поняла, если я этого не сделаю, никто не сделает. Родители наши ведь старенькие. Они не переживут».

Ранее отмечалась та необычайная для нашего времени почтительность и забота, с которыми отнеслась Любовь Васильевна Родионова к останкам своего сына. Теперь известно, что так же поступили близкие Андрея, Игоря и Александра. Никто не похоронил своих детей в казенном цинке. Тела были переложены в гробы и отпеты по православному обряду. Хотя родители воинов, по естественным причинам, не были знакомы со Священным Писанием, в этих совершенно разных семьях существовал особый климат моральной чистоты, присутствовало вполне определенное христианское понятие греха и определенное понятие праведности. Причем, к следованию этим принципам стремились вне зависимости от окружающей обстановки.

Когда-то довелось слышать проповедь архимандрита Петра из Боголюбова, где он говорил о том, что сатана за то ненавидит нашу землю и лютует против нее, что каждый русский — потенциальный православный, ибо сегодня еще лба не знает как перекрестить, а завтра он уже церкви строит. Так было попущено Богом, чтобы на рубеже третьего тысячелетия именно в России для солдат Евгения Родионова, Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова вопрос о верности Отечеству слился с вопросом о верности Православной вере. Отказ от Христа означал отказ и от Родины, и от матери. И все четверо ценой страданий и самой жизни дали единый ответ на этот главный для каждого человека вопрос. В одном из писем он сообщил родителям, что ему достали хорошие офицерские сапоги, и теперь ему на Кавказе никакая зима не страшна. По сапогам Андрея Трусова и опознали.



Саша Железнов из Нижегородской области, из райцентра Вача. Перед армией выучился на слесаря, рано остался без отца, был в семье за хозяина. Получил повестку — сразу в военкомат. Пограничные войска… Мать в слезы — могут услать, он у них один кормилец, как она без него обойдется? Собралась идти хлопотать за Сашу в военкомат, но сын запретил матери выпрашивать поблажки. Звали его "железякой" — рослый, красивый, сильный, не пил, не курил. Мама, Нина Ивановна, как и Любовь Васильевна Родионова, получила телеграмму, что ее сын самовольно оставил часть. И она тоже едет в Чечню искать сына. Воронку от авиабомбы, в которой были засыпаны землей их сыновья, матери нашли вместе.

Игорь Яковлев — из Липецкой области, из села Петровское. Отец, Владимир Иванович, знатный комбайнер, и сын выучился на комбайнера. В армию пошел по первой повестке. "У меня все нормально", — писал домой одно и то же. Когда родители получили телеграмму, что Игорь самовольно оставил часть, никто из односельчан этой клевете не поверил — не таков был сын Яковлевых.



Вот такие русские солдаты покоятся далеко друг от друга, на разных кладбищах земли Орловской, Липецкой, Новгородской, Подмосковной. И кто знает, может быть, четыре креста в небе над Жениной могилой — Божье благословение сделать известными их пока еще малоизвестные имена. Ведь зная их имена, мы можем молиться за упокой их души.

Им предлагали: "Напишите домой, вас выкупят", — но они не только не написали, но даже адресов своих не дали бандитам, а ведь лютый чеченский плен требовал от них каждодневного мужества. Они были вместе. С той минуты, как попали в плен — до последней минуты земной жизни. Мы никогда не узнаем, что говорили они друг другу в последнюю ночь перед казнью. Но Господь знает и последние слова, и последние воздыхания, и последние мысли.



Четыре креста в небе России… Четыре тоненьких деревца, посаженные матерями на месте казни их сыновей. Кроме Жени, никто из ребят не носил нательный крестик, но веры своей, как и он, не предали. Давайте будем поминать их в своих молитвах, подавать записочки за них, просить Господа о упокоении душ усопших рабов Его — Евгения, Андрея, Александра, Игоря. Русские судьбы. Русские характеры. Русские имена. Вечная им память.




28.10
16:50

Мордва Вацкая -административное образование

Мордва Вацкая-административное образование Закудемского стана
Проведенный анализ материалов писцового делопроизводства, касающихся Закудемского стана Нижегородского уезда[2], позволяет говорить о том, что на структуру служилого землевладения и, в частности, на землевладение «служилого города» в Нижегородском уезде (в целом) в конце 1620-х – 1640-х годах огромное влияние оказал активный процесс раздачи дворцовых земель. В Нижегородском уезде он начался несколько запаздывая по сравнению с другими районами Российского государства. Дворцовые земли, заселенные в основном финно-угорским населением, располагались к югу и юго-востоку от Нижнего Новгорода и центрального Березопольского стана за рекой Кудьмой. До 1620-х годов эти территории отличались чрезвычайно высокой степенью концентрации дворцовых бортных и мордовских сел и деревень, составлявших отдельные административные образования в составе Нижегородского уезда, такие как, например, ««Мордва Тепелевская», «Мордва Вацкая»[3]. Поместные и вотчинные села и деревни на этой территории административно входили в состав Закудемского стана.
Начальный период процесса раздачи дворцовых земель в вотчины и поместья отразила Писцовая книга Дм. Лодыгина 1621/22 – 1623/24 годов в части, касающейся землевладений Закудемского стана[4], а также Платежная книга 1629 года, составленная на ее основе[5]. В указанной писцовой книге при описании Закудемского стана даже выделен отдельный раздел, обозначенный как: «из государевых царевых и великого князя Михаила Федоровича всея Руси Нижегородских посопных дворцовых и бортных сел и из мордовских земель за вотчинники и за помещики»[6]. Как показывает дальнейший анализ источников, большинство этих земель с селами и деревнями, пашней, обширными лесными, в том числе бортными угодьями отошли в вотчины не нижегородцам, а представителям знатнейших фамилий Московского государства того времени – князю Ивану Михайловичу Воротынскому, боярину Михаилу Борисовичу Шеину, боярам Семену Васильевичу и Петру Петровичу Головину, стольнику Борису Ивановичу Морозову, боярину князю Борису Михайловичу Лыкову, окльничьему Артемию Васильевичу Измайлову и др Развитие служилого землевладения на территории Нижегородского уезда пошло настолько быстро, что к 1646 году подавляющее большинство населенных пунктов дворцовых волостей (Лысковской, Княгининской) и административных образований мордвы и бортников (таких как, например, «Мордва Вацкая», «Мордва Запьянская» - всего 7 мордовских территориальных образований), превратились во владения феодалов и перешли в Закудемский стан. Например, административное образование «Ватской мордвы» в 1629 году ещё оставалось в казне, но в 1645 году по указу царя было пожаловано боярину Борису Ивановичу Морозову[11].
Если в Березопольском стане преобладало, согласно писцовой книге Дм. Лодыгина 1621/22 – 16223/24 годов поместное землевладение, то главной особенностью структуры служилого землевладения в Закудемском стане следует считать господство вотчин представителей знатнейших родов Московского государства. И так ,обратим внимание,что мордва Вацкая была по указу царя пожалована боярину Б.И.Морозову из казны….С чем и поздравляю!Это было в те времена,когда Черниговские князья наделяли своих детей княжествами,самое далекое и непрестижное Муромское княжество доставалось младшим детям в том числе и удельное Стародубовоцкое по подобию Стародуба Черниговского,но здесь им нужно было подружится с местным населением,привлечь на свою сторону с помощью развитых територий Киевских князей.


4 марта 1103 года, мордовское войско наголову разбило войско Ярослава Святославовича Муромского. "…Того же лета бися Ярослав с мордвою месяца марта в 4 день, и побеждён бысть Ярослав…".Как видим из описаний не хилое образование Мордвы было в древние времена и "мочили в своих территориях (и не только в своих),древние поселения вокруг Мурома и Нижнего Новгорода,чтоб не повадно было заселять чужую территорию. И это продолжалось в течении 4 столетий.Да и потом было много волнений,типа Пугачевского восстания и виселицы по населенным местам….
(см. карты, скопированные из альбома «История России в портретах по столетиям», Циркуляром №12829 от21.04.1904г. Министерства Народного Просвещения допущен в бесплатные народные читальни и библиотеки).





Поглощение Эрзянь Мастор – Страны Эрзян, историография империи называет сначала «приобретением» и «освоением земель». На самом деле это была настоящая агрессия, экспансия. Советская и нынешняя российская историография стыдливо лжёт о «добровольном вхождении» эрзи под псевдоэтнонимом «мордва» в состав Русского государства.
Наличие эрзянского населения в Нижегородской губернии которое сохраняло свою эрзянскую самобытность на 1859 г.



Сведения взяты из списков «НАСЕЛЕННЫХ МЕСТ» НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

По сведениям 1859 года изданного Центральным статистическим комитетом Министерства Внутренних дел. САНКТПЕТЕРБУРГ. 1863г.

Эрзянских населенных пунктов 166 в них дворов 15.501. человек-112. 192. не считая стариков и детей.

Эрзяне сохранившие свой язык живут; в Ардатовском, Арзамасском, Княгининском, Лукояновском, Сергачском уездах.

Сохранялось наследие эрзянского народа, но потерян язык в Горбатовском и Балахнинском уездах, там сохранялись старинные святые урочища эрзян, например как древнее городище Олениха.

Примечательно обстоятельство что многие эрзянские села называются русскими названиями, а те которые селения уже потеряли свой язык имеют эрзянские названия.

Реки же по большей части сохранили эрзянские названия.
В этом уезде Эрзянские селения представляют собой многолюдные селения, по рекам; Сереже, Вадке, Арати, Сумарке, Теше и расположены на древнейших эрзянских становищах. Эрзямаз как известно был центром эрзянской земли в междуречье Оки и Волги.




Чтобы умолчать агрессию против Эрзянь Мастор и назвать её «приобретением» и «освоением земель» на всех русских картах на территории Эрзянь Мастор не нанесено название ни одного эрзянского города или селения, словно это была пустыня или пустой лес. Как правило, нанесены границы русских княжеств, Волжской Булгарии, а между ними на значительной, якобы пустой территории, пишется слово «Мордва». Русская историография войну против Эрзянь Мастор практически замалчивает.



Умалчивается также существовавшее государство эрзян Эрзянь Мастор, либо оно называется «иносказательно» - «Пургасова волость», «Пургасова Русь», по имени последнего Инязора эрзянского народа – великого правителя Эрзянь Мастор Пургаза, героически сложившего голову в борьбе за независимость своей страны и народа.
…..Взгляд на карту поможет определить: отмеченное летописцем сражение произошло в четырёхугольнике Саров - Муром - Нижний Новгород - Эрзямас (Арзамас).
История эрзян уходит в глубокую древность и ее можно проследить по городецкой, поздняковской, волосовской, фатьяновской, верхневолжской и бутовской культурам, а также ямочно-гребенчатой керамике. Географические границы распространения перечисленных культур фактически совпадают, почти в центральной части, а именно недалеко от города Владимир, на левом берегу р. Клязьма обнаружена сунгирьская стоянка, стоянка современного (европеоидного), человека эпохи позднего палеолита. Исследования находок, в том числе и радиоуглеродный анализ, проводились лабораториями Геологического института РАН, университетов Гроннингена, Оксфорда, Аризоны. Результаты свидетельствуют, что поселение Сунгирь возникло от 20 тыс. до 29 тыс. лет назад. Стоянка существовала или регулярно посещалась людьми на протяжении 2 – 3 тысяч лет.
Есть основания считать, что Эрзяне являются наследниками загадочной гипербореи, которая обозначена на одной из древних карт на месте страны эрзян - Эрзянь Мастор.
В 8-13 веках Эрзя с родственными ей по происхождению и языку народами была расселена на Волге по верхнему и среднему её течению, по Оке, Цне, Суре, Мокше, озеру Илмеру (Ильменю), занимала территории, где возникли Ярославское, Владимиро-Суздальское, Рязанское, Московское, Тверское, Нижегородское княжества, Булгарское и Казанское царства. В 8-9 веках значительная часть эрзян проживала в составе Новгородского княжества, в лице Чуди и Мери приняла участие в призвании варягов, в создании Древнерусского государства и русской азбуки, на которой написаны некоторые берестяные грамоты.
Чудь и Меря (Эрзя) приняли участие в походе Олега на Киев и таким образом стали в числе других русских народов создателями Киевской Руси. В процессе формирования Древнерусской государственности, а затем Московской Руси Эрзя приняла прямое участие в этногенезе древнерусской народности. Об интегрированности Эрзи в Русь и о её роли в формировании Руси свидетельствует русский былинный эпос: глава русских богатырей Илья Муромец из эрзянского села Карачарово из-под эрзянского города Мурома, Добрыня Никитич из эрзянского города Рязани, Алеша Попович из меряно-эрзянского города Ростова.
С эрзянской реки Сура прибывает в Великий Новгород самый поэтичный персонаж русского эпоса Садко.
Все это указывает на то, что эрзяне были народом воинственным, героическим, свободолюбивым, ни в чем не уступавшим славянам. Именно эрзяне и другие «робкие» финны, основатели Руси, были и являются самыми надежными и сильными её защитниками, той опорой, на которой она возвышалась и завоёвывала славу великого государства.
Сознательное исключение русской историографией Эрзи, Мери, Муромы, Мещёры и других из русской истории не только является её фальсификацией, но и величайшей исторической ошибкой, ибо заставляют русских мыслить себя не теми, кем они являются.
«Славяне» на рязанских и московских землях – собственно русские мерянского, муромского, мещерского, эрзянского происхождения. Никакие восточные славяне в пределы современной центральной России в масштабах этнического значения не переселялись. Русские здесь не пришельцы, а коренные жители. На эрзянской земле возникло в середине 12 века Московское княжество, собравшее вокруг себя все русские земли. В 1147 г. Москва носила эрзянское имя Москов.
В конце 16-начале 17 века, когда поляки пришли завоевывать Москву и Россию, эрзяне выдвинули из своей среды Козьму Минина и освободили их от интервентов. В 17 веке эрзянин патриарх Никон духовно оздоровил Россию, укрепил её государственность.

В I тысячелетии н. э. всю территорию междуречья Оки, Волги, Суры и Мокши заселяли эрзяне. О древнем заселении эрзянским народом нашего района свидетельствует местная топонимики и гидронимика. Даже в тех местах где сейчас нет эрзянских поселений, многие реки, ручьи, овраги и урочища носят эрзянские названия: Каламалейка, Пиченея, Веселей, Пекшать, Поя(осина), Салдо(соль) Майдан и другие.

Есть и другие следы расселения эрзян в нашем крае. В1926 году у села Перемчалки был обнаружен древнеэрзянский могильник, датированный IX-X веками н. э. При раскопках могильника были найдены бронзовые браслеты, перстни, пряслица, железные орудия труда, посуда и другие предметы, свидетельствующие о хозяйственной деятельности эрзян ее обычиях. обнаружены и другие памятники древней старины.

В 1975 году на территори соседнего шатковского района было открыто Федоровское городище. Это одно из видов укрепленных эрзянских поселений - "твердь". Материалы раскопок с этого городища ныне находятся в Лукояновском краеведческом музее.

До второй половины XVI века территория нашего района была заселена очень слабо. Это объясняется тем, что Нижегородское Поволжье с XII века в течении более 400 лет являлась пограничной областью сначала русских княжеств, а затем централизованного Русского государства. Оно было ареной многочисленных кровопролитных войн.

В результате этих войн местное эрзянское население оказалось в достаточно сложном положении. Войны разгоняли или истребляли местное население, и оно было вынуждено уходить в более безопасные места - лесные дебри.

"Эрзянские селения того времени состояли обычно из 7-10 дворов расположенных примерно в глубинах лесных массивов; в дальних районах лесных прогалин сооружались временные жилища - "зимницы". Открытые пространства были почти безлюдны и начали заселяться после прекращения набегов казанских татар и ногайских кочевников" ( Веселовский С. Б. Арзамасские поместные акты. 1918. С. 82 ).

Это произошло после взятия Казани войсками Ивана Грозноро в 1552 году. В результате этого похода юго-восточная граница на реку Алатырь.

Царское правительство было заинтересовано в охране и хозяйственном освоении опустошенной войнами и прежде нейтральной территории, расположенной между старыми засечными полосами по рекам Пъяне и Сереже и новыми засечными полосами по Алатырю. Ныне это весь юг Нижегородской области, в том числе и территория Лукояновского района.

Сюда различными льготами привлекались служилые люди; сюда также, спасаясь от помещичьего гнета, самостоятельно переселялись беглые крестьяне. Одновременно с этим царское правительство приступило к широкой раздаче местных земель и угодий Русской, татарской и мокшанской знати, участвовавшей в казанских походах Ивана Грозного. Началась колонизация края русскими поселенцами.

Среди новых землевладельцев было много феодалов-вотчиников, владевших крестьянами и землями в центральных русских областях. Они стали насильно переселять крестьян на новые места. На лесных расчищенных пустошах заново ставились сотни русских и эрзянских поселений.

Интересна история отдельных поселений и происхождения их названий. Главным источником изучения истории заселения Лукояновского района является «Писцовая книга бортничьих и эрзянских деревень Арзамасского уезда, составленная писцами В. Ф. Киреевым и Григорием Молчановым в 1677 году». Установить происхождение названий населенных пунктов можно и по арзамасским поместным актам. В основном эти названия связаны с именами новых землевладельцев. Так, в грамоте о размежевании поместий Лопатиных и Варвары Микулиной, датируемой 14 февраля 1595 года, упоминается деревня Курово. В грамоте говорится, что эта деревня числилась за Иваном Гавриловым, сыном Микулина, как старое поместье на реке Ошнаре. Деревня Курово в документах XVII века упоминается уже как Гаврилово, по имени своего помещика. Возникновение сел Лопатина и Никулина устанавливается по этим же документам. Весной 1595 года по царскому приказу поместья Третьяка и Федора Лопатиных были отмежеваны от поместий Ивановских, жены Микулина. По левую сторону реки Ошнары земли отошли к Лопатиным, где возникло село Лопатино, а по правую - к Микулиным, где появилось с. Никулино. При разделе земли присутствовали чуфаровский поп и сыны боярские Саврасовы. Последние прибыли в Залесный стан с разрешения боярина И. С. Ржевского и положили начало деревни Саврасовой. В 1610 году она была пожалована стряпчему Ивану Кирееву.

В межевых книгах поместий Алексея Теплова (1598) впервые упоминается помещик Богдан Сонин, который приехал в Залесный стан в пустошь Суворовское усадище на реке Ошнаре. Эта пустошь находилась по соседству с поместьем Ивана Гаврилова и принадлежала помещику Ульянину. В пустоши, где не было ни построек, ни людей, Богдан основал деревню Сонино.

А на место теперешней Мерлиновки приехал помещик Плакида Мерлин, с тем чтобы присоединить пожалованную ему территорию в Залесном стане к своей вотчине, и было вполне естественно, что деревня получила имя своего вотчинника.

В межевых книгах Ивана и Тимофея Есиновых и Степана Сафронова от 1598 года упоминается деревня Ульянове Она была основана выпущенными из Нижнего Новгорода на волю пленными литовскими пушкарями, которые помогли нижегородцам отбить наступление татарского войска в 1550 году. Литовцы во главе с паном Ульяном были поселены на землях будущего Лукояновского уезда. Здесь и возникла деревня Ульяново. Названия сел Большое Мамлеево и Большие Ари своим происхождением также связаны с именами первых землевладельцев, которыми стали татарские мурзы Мамлейка и Арька, перешедшие на сторону Ивана Грозного и пожалованные за это землями.

Что касается происхождения названий эрзянских поселений, то они имеют очень древнее происхождение. В документах XVI века есть упоминание о Семене Атингееве, проживавшем в Залесье на речке Пойка. Он явился основателем д. Атингеево.

В арзамасских поместных актах за 1587 год впервые упоминается эрзянская деревня Ермензенки . В 1675 году д. Ермензенки была отдана гостю Семену Сверчкову на будные станы. Эрзя из этих мест ушла, а на месте бывшей эрзянской деревни возникло русское поселение, которое на карте XVIII века уже обозначается как Тольский Майдан. В названии села отразилась особенность его хозяйственной жизни - производство поташа.

Другая группа эрзянских сел носила названия урочищ, где находились эти поселения: Чиргуши (косая поляна), Пичингуши (сосновая поляна), Березовка. Эта деревня возникла вновь начале XVII века. Первыми поселениями здесь были три эрзянских двора с шестью душами мужского пола и таким же количеством женского пола, выселившимися из с. Нового Иванцева.

Село это впервые упоминается в актах о землепользовании, относящихся к 1595 году, под названием Иванцево Аржеманово в связи со спором о его границе с селом Ульяновом. Жители Иванцева жаловались на соседних помещиков «пана Ульяна и Косогривовых: которые нарушили межу и их землю перепахивают и называют своею». В писцовых книгах, относящихся к XVI веку, говорится о каком-то Ивашке Лукоянове, который поселился в верховьях Теши и поставил мельницу, «колесо русское». Он и положил начало деревушке Лукояновой.

Так, в платежной книге начала XVII века есть упоминание о сборах оброка с мужика Олешки Лукоянова: «У Олешки Лукоянова с кузницы, что пригорожена к Панориловке кузнице оброку гривна, и те деньги на нынешний (1629 г. - Ред.) взяты сполна» (Нижнего Новгорода книга платежная всяким денежным пошлинами оброчным сборам и доимкам). В середине XVII века в записной книге о сборе за проданное казенное вино указывается, что «июня с 1-го числа июля по первое число Федору Лукоянову продано 10 ведер». Раньше Федора в 1657 году продажей вина в кабаках занимался Семен Лукоянов (Смирнов М. Нижегородскиеказенные кабаки и кружечные дворы XVII столетия. 1913).

Сначала деревушка Лукоянова входила в вотчину Бутурлина, затем переходила из рук в руки от одного помещика к другому, а в XVIII веке село Лукояново находилось уже в составе экономических сел.

Правительство первых царей династии Романовых в XVII веке продолжало раздачу земли помещикам. Так, крупному помещику Морозову царь Алексей Михайлович пожаловал несколько тысяч десятин в будущем Лукояновском уезде, на которых была поселена «литва». Русское население «окрестило» новых поселенцев «будаками». Долгое время происхождение лукояновских «будаков», отличавшихся не только наречием, но и костюмом, составляло для многих загадку. Ответ на нее был найден только в 1835 году В. И. Далем и П. И. Мельниковым. По особенности выговора Даль узнал в них мензелинскую «шляхту». Он попросил Мельникова порыться в архивах. «Архивы,- пишет П. И. Мельников,- были тогда во многих руках». Но все же подтверждение предположению В. И. Даля он нашел. В XVII веке при царе Алексее Михайловиче в Лукояновский уезд, равно как и в Мензелинск (Татария), была поселена «литва», то есть собственно белорусы (Мельников А.П. Нижний Новгород и Нижегородская губерния. 1896. С. 86). Позднее эти земли находились в руках крупных землевладельцев уезда: Разумовского, Кочубея и Лубяновского. Сейчас на территории нашего района осталось три населенных пункта с потомками белорусов: Елфимово, Красная Поляна и пос. Белецкий.

Заселение территории района шло неравномерно. Его центральная часть (лесостепная) была заселена раньше, в XVI—XVIII веках, а что касается лесных дебрей алатырской зоны (южная часть района), то она была заселена только во второй половине XIX века. Тогда и появились здесь такие поселения, как Орловка, Буцкое, Пандас, Николай Дар, Волчиха, Скопинка и другие. Они заселялись выходцами из разных сел Орловской, Тамбовской, Пензенской, Новгородской, Рязанской и других губерний. На самом юге, за Алатырем, издавна существовало единственное мокшанское село Печи. В 1915 году от него отделилось село Санки (сана - река), мокшане в этих селах были мусульманами..
Особенности заселения территории района отразились не только на национальном составе населения, но и на пестроте говоров и наречий, обычаях, привычках и даже характерах жителей разных сел. Взять хотя бы разнообразие говоров, из которых очень редко совпадут принадлежащие населению двух рядом расположенных сел. Есть несколько сел, жители которых по-нижегородски сильно «окают». Это Нехорошево, Крюковка, Малая Поляна. У жителей Волчихи «акающий» (московский) говор; твердое «ч» у лопатинцев; распевная речь у жителей Гаврилова. Правильная литературная речь у перемчалковцев; мягкое окончание глаголов у жителей Скопинки. В речи жителей Никулина и Кудеярова отмечается замена «г» на «ц». Много белорусских слов и особенностей произношения сохранилось в речи жителей Елфимова и Красной Поляны. В ведомостях о поставлении в Нижегородской губернии «колесах и глагольях» (виселиц), на которые отправлялись крестьяне, принимавшие участие в народном движении под руководством Емельяна Пугачева, русские и эрзянские села назывались рядом:

При каких селениях поставлены глаголи::

Макуловской дворцовой волости: в с.Атингееве, с.Салдаманове, в с.Шандрове, с.Иванцеве.


За преклонность к злодейской шайке, за поимку, отвоз и отдачу в злодейские руки пойманного с бикету (пикету) унтер-офицера


За преклонность крестьян к злодейской шайке и за намерение злодеев встретить хлебом и солью.

Русско-эрзянские отношения в регионе на разных социальных уровнях складывались по-разному. Чтобы ускорить христианизацию эрзян, православная церковь пыталась противопоставить людей разных наций друг другу. Церковь запрещала русским общаться с эрзянскими «нехристями». Но простым людям нечего было делить. Позиция разных групп населения в национальном вопросе нашла яркое отражение в народной пословице, записанной молодым Н. А. Добролюбовым в Нижегородской губернии: «С боярами знаться честно, с попами свято, а с мордвой хоть и грех, а лучше всех». «Грех» — это позиция церкви, а «лучше всех» - это позиция простых людей. Но попытка помешать сближению двух народов была безуспешной. Как доносил Святейшему Правительствующему Синоду епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий 16 мая 1743 года, «неученые христиане [крестьяне] при их [эрзя] бесовских игралищах приходят обществом и скверным их жертвам приобщаются, пьют и едят с ними заедино» (Веселовский С. Б. Арзамасские поместные акты. 1918. С.323).Территория инязора Пургаза— это правобережье Оки и Волги вплоть до падения в неё Суры, исключая земли, прилегающие к крепости Нижний Новгород ( заметьте крепость с небольшими землями а не Нижегородская губерния). Далее междуречье Суры и Мокши в среднем течении. На юге опускалась по правобережью Алатыря. Политическим центром всей территории была крепость Эрзямас (Арзамас). Огромный город Саров (Сараклыч) к этому времени уже не существовал, (Обратите внимание на Саров-это же совсем рядом от Вачи. Так пешочком на Венец,Мухтолово и вот тебе Саров.Да и все поселения того времени по реке Сережа были старше Вачи Петров мост,Салавырь Румасово от Березовки ,Чеванино-рукой подать), город-крепость Буртас, по-видимому, был в подчинении Пургаза. Пуреш и его наследники постоянно примыкали к более сильным соседям, к 1232 году были на стороне Владимиро-Суздальских князей, которые воспользовались отсутствием Пургаза, который в это время сражался с монголо-татарами под столицей булгар город Биляр. Владимиро-суздальские дружины жгли эрзянские селения и воевали со стариками и женщинами; «и пожгоша села их, а мордвы избиша много».

Война монголо-татар с Булгарией весной 1237 году, несмотря на героическое сопротивление, закончилась полным разгромом цветущего царства. Столица Биляр—стерта с лица земли, но сопротивление булгар полностью не было сломлено. Они отошли в эрзянские леса, в частности к крепости Буртас. Второй удар орды Батыя летом 1237 года пришелся по южным территориям федерации финских племён, а также половцев, кипчаков, мокшан. Историк монголов Рашид Ад Дин писал: «В год курицы, соответствующей 634 году по мусульманскому календарю, сыновья Джучи-Бату, Орда и Берке, сын Угетей-каана-Кадан, внук Чагатая-Бури, сын Чингизхана Кулькан занялись войной с мокшей, буртасами и арджанами (эрзей) и в короткое время завладели ими». Ход событий по словам венгерского монаха Юлиана, проезжавшего по этой территории вскоре после описываемых событий, был несколько иным. Мокшанский князь Пуреш покорился монголам, предал буртасов и воевал на стороне Батыя. Эрзянский инязор Пургаз с немногими людьми направился в укрепленные места (кородомы), чтобы защищаться сколь сил хватит. Участие войска Пургаза в сражении за Буртас очевидно. Он имел огромный опыт войны с монголами. Еще в 1223 году, будучи на стороне булгар, они полностью истребили непобедимое войско Чингизхана, предводимой легендарным полководцем Субедеем.В 1222 году отстаивал столицу булгар Биляр. В 1229 году он на стороне булгар применял испытанную веками тактику лесного боя. В 1237 году воевал методом партизанской войны, засад и ночных набегов, чем и сохранил свой народ. Сражение за город-крепость Буртас начался в летний поход монголов. Пришелся на неблагоприятное для степной конницы время. Упорные, ожесточенные бои больших количеств конницы с обоих сторон, привели к огромным людским потерям. Бой за крепость, внутри крепости, где каждый метр несет следы жестокого противоборства.

Лесные засады и ночные вылазки защитников остановили подвижку врага в глубь страны. С осени на зиму по замерзшим рекам орда предприняла поход на северо-восточные земли. Были сожжены города Муром, Гороховец и селища вдоль Волго-Камья. В 1240 годы монголы огнем прошлись по южно-русским землям. На штурм стен городов направляли в первую очередь своих союзников. На земле Германии и Венгрии орда встретила сильное сопротивление укрепленных городов и замков, а также столкнулась с тяжеловооруженной рыцарской кавалерией. Монголы повернули в причерноморские степи.

Помешала удаче похода на Запад героическая борьба с завоевателями народов Поволжья и, в первую очередь, эрзи, под опытным руководством Пургаза. Только в 1242 году по возращении основных сел Батыя удалось им подавить национально-освободительное движение. Успех монголов определяло строго организованное войско. Разноплеменное, разноязыкое по природе, оно делилось на десятки, сотни, тысячи всадников. Их вела жажда наживы, круговая порука и жестокая организация: если с поля сражения бежал один воин, рубили головы десяти, если десять, то сотне и так далее. Десять тысяч конников составляли тумен, во главе стоял темник, как правило из рода чингизидов. Армия монголов восприняла многие технические достижения завоеванных стран, имела тяжелую конницу, использовали порох. Были в ней метательные и стенобитные машины, были и инженерные подразделения. Во время набегов конница одолевала за сутки до 200 км, это был страшный, безжалостный враг.

По количеству и по качеству вооружения эрзянское войско не уступало никому из своих соседей. Распространенными видами оружия того времени были рогатина, тяжелое копье, боевой топор и большой лук. Использовались в бою дротики, сулицы, булавы, ножи, кинжалы. Для защиты применялись панцири из толстой бычьей кожи нашитыми металлическими пластинами, кожаные шлемы, были и стальные шлемы, кольчуги и мечи. По качеству металл, шедшей на изготовление оружия был выше, чем у славян. Хорошие физические данные бойцов, отработанная тактика ведения боя делали войско опасным противником для любого врага.Следует добавить ,что Мордва и Эрзянь -Мастор -это не одно и тоже,а противоборствующие територии в войнах, Это заметно:….Находившаяся у границ Эрзянь Мастор орда, состояла из мордовско-мокшанских народов, они были готовы грабить и убивать богатых соседей.

Эрзяне обладали технологиями производства цветных и черных металлов, а так же изготовлением ювелирных изделий. Все эрзянские захоронения наглядно подтверждают высокий уровень жизни и экономическую мощь Эрзянь Мастор. Источник: С.М.Соловьев. «История России с древнейших времен»
Давыдова А.А. Особенности структуры служилого землевладения в Закудемском стане Нижегородского уезда по Писцовой книге 1621 – 1623 гг.
С созданием Русского централизованного государства система обороны Нижегородского Поволжья становится составным звеном общегосударственной системы обороны южных и юго-восточных границ страны. Основой этой обороны была Ока, вдоль которой в первой половине XVI века создается цепь мощных крепостей — Окская оборонительная линия. Ее крайним восточным звеном была Нижегородская крепость.
Интенсивное строительство крепостей Окской оборонительной линии шло на протяжении нескольких десятилетий. Первым был начат строительством Нижегородский кремль (1500—1511 гг.). Вслед за ним были построены кремли в Туле (1514—1525 гг.), Коломне (1525 г.). Одновременно сооружались и ремонтировались укрепления Зарайска, Серпухова, Каширы и Мурома.
Конец XV и начало XVI веков характеризуются ростом активности военных нападений казанских ханов на русские территории. В это время система обороны Нижегородского Поволжья приобретает первостепенное значение для страны. Главными опорными пунктами этой системы являются Нижний Новгород и Муром.
В Горьковском историко-архитектурном музее-заповеднике хранится рукописная книга «Хто где служет» (список XVIII в. с документа конца XVI в.). В книге содержится перечень воевод, назначавшихся в разные города и на командные должности в русском войске. Под 1549 годом она содержит запись: «Того же лета были воеводы от Казанские украины в Муроме по полкам…» По данным летописей, войска из Мурома неоднократно выступали на поддержку нижегородцев во время боевых действий на территории края.
Политика казанских ханов и боровшихся за власть феодальных группировок в Казани постоянно находилась под влиянием Москвы или Крыма и была, по существу, чужда национальным интересам народов Поволжья. Но во время русско-казанских войн антимосковские группировки использовали в своих интересах борьбу народов Поволжья за независимость. Это придало русско-казанским войнам истребительный характер, вело к огромным людским и материальным потерям.
Составитель Казанского летописца — участник этих войн, побывавший в плену у казанских ханов,— характеризует этот период времени следующим образом: «И всем тогда беда и тоска велика в украине живущим варвар тех, у всех русских людей слезы текуще аки реки, крыющеся в пустынях, в лесах и горах, в теснотах горьких (в тайных землянках.—И. К.) живяху с женами и детьми… покидающе род и племя отечества своя бежаху во глубину Русь. Мнози грады рустии раскопаша и травою былием заросташа, села и деревни многие орастеша былием»7.
Огромные потери понесло население Нижегородского Поволжья в ходе русско-казанских войн. По отдельным сохранившимся документам XVI века, многие населенные пункты «лежат диким полем от большие войны». Писцовая Книга Балахнинского уезда 1591 года рассказывает о том, что слобода напротив Нижнего Новгорода (нынешний город Бор) была сожжена и её жители убиты или уведены в плен. На 180 населенных пунктов Балахнинского уезда в 1591 году было 120 «пустошей, что были деревни и починки».
[1..25] [26..37]

Волков Сергей x1



Основная часть позади -пенсионер



Друзья


Найти друзей